Свидание в камере. От и до бесконечности

Я отдаю Ей всего себя. Я хочу, что бы у Неё были те условия, какие Она сама себе выбирает. Я хочу, что бы Она чувствовала себя как в раю. Она не работает, то есть Ей не приходится отдавать себя той ненавистной рутине, в которую засасывает нас жизнь. Она творит, потому что Она художник, и я не могу допустить, что бы Она сковывала свои порывы. Она — это я. Я растворился в Ней, я счастлив только тогда, когда счастлива Она. По натуре я творец, но с Ней я себя ощущаю Творцом с большой буквы, потому что я как искусный мастер, тку полотно нашего счастья, и полностью реализую себя в этом.
А сейчас Она идёт готовить завтрак. Она часто приносит завтрак в постель потому, что она любит меня, любит моё счастье. Мы так дополняем, друг друга, что у нас не бывает ссор. Я не шучу — если мы бываем чем-то недовольны, мы сразу же начинаем валять дурака. Она показывает мне язык и отворачивается, скрестив на груди руки и топая ножкой. Я громоподобно ору: «Ух, какой я сейчас скандал устрою! Ишь, ты! Будешь знать, как на мужа голос повышать- сымай портки, как отхожу тебя сейчас ремнём по заднице!» Как правило, “портки” тотчас летят в угол, ремень тоже – я не люблю пустословить…
Мы ждём ребёнка. Не хватает слов передать, что значит для нас этот ребёнок. Он — еще одна связь между нашими сердцами. Я не могу поверить, что обладаю таким счастьем, но я знаю, что заслужил его у Господа. Потому что моя жизнь была очень сложной. Меня всегда переполняли душевные переживания, и долго так продолжаться не могло — я бы сошел с ума. Я то плакал без причины, то радость заполняла моё сердце. Внешние события моей жизни были лишь пищей для тех переживаний, которые ежеминутно бурлили и клокотали внутри меня. Они были моей единственной реальностью. Я часто думал, что я сумасшедший, а потом вслух смеялся над собой. С детства я мечтал о Фее. Её образ кружился вокруг меня, я искал его отражения в людях, стихии, творчестве. Разрозненные части чего-то целого и великого всегда заставляли трепетать моё сердце. В конце концов, мои переживания сменились спокойствием, настоящим душевным спокойствием, которое я сохранил вплоть до этого утра. Я стал счастлив еще до того, как познакомился с Ней, потому что в один прекрасный момент понял — всё будет так, как должно быть!
За завтраком мы стараемся выговориться, потому что сегодня мне идти на работу.
-Что мы будем делать вечером? — дожевывая вкусный бутерброд, спрашиваю я.
-Вечером мы будем счастливы, так же как и сейчас, так же как и через минуту, и через два часа, когда ты будешь на работе.
-Я знаю. Мы до того будем счастливы друг с другом, что перестанем что-либо делать и будем вести существование наших далёких предков- обезьян.
-Шути дальше. Всё будет замечательно. Сегодня вечером мы идём в Филармонию на концерт блюза. Там будут те самые лучшие музыканты, которыми ты восхищаешься. Я давно купила билеты и сегодня я дарю тебе этот подарок, — с этими словами она чмокнула меня в щеку.
-Ты меня опять заставляешь говорить, что я люблю тебя! Это возмутительно, что каждую минуту ты вынуждаешь меня это делать.- В свою очередь я награждаю Её поцелуем в губы, который, впрочем, длится несколько дольше, чем я предполагал.
-Сегодня днём я пойду к врачу, узнать как там наш малыш.
-Сходи, я буду рад услышать вечером от тебя, что он здоров и ждёт своего звёздного часа появиться на свет.
-До вечера, моя любимая, — даже уже за порогом я тянусь к ней, чтобы ещё хоть миг ощущать, чувствовать её, запомнить весь наш Мир.
— Концерт в семь. Постарайся не задержаться, – меня награждают таким чувственным поцелуем, что я всё усёк — никакие там работы не могут заставить меня опоздать

Глава 4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)