Свидание в камере. От и до бесконечности

Глава 1
Наконец-то это свидание состоится. Охранник отпер для меня дверь, и я вошел. Я был уверен, что должен быть здесь, но я абсолютно не знал – зачем.
Она сидела на кровати. Слишком ярко- и это сразу подействовало на меня удручающе. Здесь всё было некрасиво, всё ужасно. Обстановка соответствовала моему внутреннему миру и… я понял, что чувствую себя спокойно в этой треклятой камере.
Я не отметил свое присутствие ни единой фразой, потому что пришёл сюда, лишь повинуясь зову сердца, которому, правда, не всегда доверяю. Всё будет так, как должно быть, но мне оттого не легче.
Она обратила ко мне взгляд, но тотчас же отвернулась и закрыла глаза. Я заметил лишь, что губы её сжались и наморщились брови. Кроме этого я не отметил для себя ни единой черты её лица, не знал, красива она или нет, я смотрел на неё и не видел.
Молчание длилось долго и ничего не менялось — я стоял и смотрел на неё- она сидела, закрыв глаза.
-Вы никогда мне не простите, — наконец заговорила она, не глядя на меня, — а я никогда не смогу ничего изменить, и простить себя я не смогу. Больше всего мне, конечно, хочется, что бы Вы сейчас ушли, но я не смею Вас ни о чём просить. Я не могу передать свои чувства, не могу дать вам понять словами как я сочувствую Вам – но это не важно и не нужно.
Я ничего не ответил. Я слушал и не слышал — мне было всё равно.
-Если бы Вы знали, как мучаете меня присутствием и молчанием. Я всё заслужила и всё стерплю. Я не буду просить Вас сжалиться надо мной и простить меня — я заслужила. Мне нет ни прощения, ни шанса на продолжение жизни. Всё будет так, как должно быть…
Постепенно я начал приходить в себя. Я стал опять мыслить, и сразу же ощутил ту невероятную боль, которую не ощущал, лишь забываясь. Но мною завладело ещё одно, не менее объемное, чувство. Я почувствовал страдание этой женщины и моё сострадание к ней. Я почувствовал близость наших состояний. Меня начали переполнять эмоции — я понял, что сейчас заплачу. Ком подкатил к горлу, и зрение затуманилось от слёз. Я прислонился щекой к стене и беззвучно зарыдал.
Я с ужасом понял, какую боль я ей причиняю своими слезами. В моем положении я мог позволить себе всё, но я слишком переживаю за других и ненавижу приносить страдания. Эта черта моего характера всю жизнь не давала мне ненавидеть. Хорошо, что я часто не понимаю, когда причиняю боль, а когда — нет. Иначе мне просто напросто невозможно было бы существовать.
-Простите меня, — я повернулся опять к ней и утёр слёзы на лице — Простите.
-Вы?!- она впилась зубами в кулак, чтобы сдержать рыдания, — Вы…Вы не можете так говорить, я не достойна того, что бы Вы извинялись! Вы играете со мной! Господи, уйдите, я прошу Вас, не издевайтесь надо мной! Я ужасна, я получила свое, прощу Вас, уйдите!
-Не плачьте, прошу Вас. Мы оба страдаем, я вижу, как мучаетесь Вы, я не хочу этого — мы должны жить дальше!
-Мы??? — её голос начал срываться, она почти кричала, — Я хочу только одного, лишь одна мысль у меня на уме — что бы жили Вы! Чтобы Вы жили дальше, что бы Вы были счастливы. О! Какие ужасные вещи я говорю… Простите меня, я говорю “счастье”- я отняла его у Вас и я же смею говорить Вам такое! Я видела Ваше лицо на суде… — её лицо выразило страх, она резко вцепилась в меня глазами, полными ужаса и тотчас отвернулась,- Я сломала Вашу жизнь! Убейте меня, делайте, что хотите со мной, мне станет легче, только не мучайте меня так, прошу!
С этими словами она упала передо мной на колени и, вцепившись длинными пальцами в свои волосы, зарыдала. Каталась по каменному полу, сжималась в комок, как при сильных болях в животе, беззвучно открывала и закрывала исказившийся от страданий рот, как рыба. Во мне что-то дрогнуло в один миг! Я сел на колени перед ней и чуть было не обнял её! Это было немыслимо, ужасно, я осознавал это и поэтому не обнял. Всё-таки я был не настолько свободен, чтобы во всем отдаваться своим чувствам. Я слишком многое пережил из-за мимолетных эмоций, я стал их опасаться, видя в них свою психологическую слабость.
Всё происходящее всё меньше и меньше походило на реальность. Такие чувства с моей стороны были безумием. У меня закружилась голова.
-Я зайду к Вам потом и… я… правда прошу у Вас прощения,- с этими словами я вышел вон, не в силах переносить больше этот калейдоскоп чувств, которые меня вдруг переполнили и грозились вылиться в очередной приступ сумасшествия.
Глава 2
Я иду домой впервые за месяц. Я не знаю, что и как теперь будет. Я чувствую себя совершенно подавленным. Хоть я и пообещал себе бороться в любых обстоятельствах, но моё состояние сейчас ужасное. Конечно, как же иначе… Не знаю уж, могу ли я теперь считать это помещение своим домом, когда мне предстоит жить там одному, ополовиненному. Но я вхожу…Запах Её тела, Её духов. Всё в квартире словно слилось с образом моей Феи, я не чувствую себя пока одиноким. Ведь я вижу Её зонт, брошенный перед выходом за ненадобностью, вижу туфли, разбросанные по прихожей, вижу уйму разных женских принадлежностей, при помощи которых Она наводила на себя красоту перед выходом и, по Её милой привычке, лежащие на столике в страшном беспорядке. Я обхожу все комнаты, кухню, ванную – я любуюсь всем, что имеет к Ней отношение.
Вот уже два дня как я никуда не выхожу из дому, я просматриваю фотографии с Ней, я читаю её записки, заметки, я восхищаюсь её творчеством, я погружаюсь в Её стихи… Она со мной, Она успела выразить всё, за это я Ей тысячу раз благодарен — ведь если бы осталась какая-то недосказанность, мне было бы намного хуже. Жизнь продолжается и вновь вместе с Ней, просто на другом уровне. Я знаю, что Она жива, Она жива и во мне и во Вселенной, в которой, конечно же, нет места смерти!

Глава 3
Я открываю глаза, сразу вспоминаю, кто я и улыбаюсь. Вот уже два года я просыпаюсь с улыбкой на лице, ведь я так счастлив! У меня замирает сердце от радости — я ощущаю тепло Её тела, я знаю, что она еще спит — Она любит поспать, а я очень люблю видеть её спящей. У Нее прекрасные черты лица, Она самая красивая и женственная девушка на земле. Я Её люблю. Я обнимаю Её и легко прикасаюсь ладонью к её щеке. О, она улыбнулась! Она еще не проснулась до конца, но Она уже счастлива. Счастлива лишь от одного прикосновения моей руки! И я рад, что доставил Ей удовольствие. Я не в силах больше себя сдерживать и в порыве чувств осыпаю всё Её тело поцелуями, прижимая Её к себе. Мне не приходит в голову мысль, что я могу Её когда-то потерять, это совершенно невозможно.
Вот Она проснулась и говорит, что любит меня. Боже, ты видишь, как мы счастливы! Боже, я благодарю тебя за всё.
Я, кажется, никогда не устану дарить Ей комплименты, я никогда не устану говорить Ей, что люблю Её, и это не будет пустословием. Каждое мое слово- это чувства, которые я стремлюсь выражать каждый день, каждое утро, когда я, проснувшись, вспоминаю кто я. Я- Волшебник, а Она- моя Фея.
Я отдаю Ей всего себя. Я хочу, что бы у Неё были те условия, какие Она сама себе выбирает. Я хочу, что бы Она чувствовала себя как в раю. Она не работает, то есть Ей не приходится отдавать себя той ненавистной рутине, в которую засасывает нас жизнь. Она творит, потому что Она художник, и я не могу допустить, что бы Она сковывала свои порывы. Она — это я. Я растворился в Ней, я счастлив только тогда, когда счастлива Она. По натуре я творец, но с Ней я себя ощущаю Творцом с большой буквы, потому что я как искусный мастер, тку полотно нашего счастья, и полностью реализую себя в этом.
А сейчас Она идёт готовить завтрак. Она часто приносит завтрак в постель потому, что она любит меня, любит моё счастье. Мы так дополняем, друг друга, что у нас не бывает ссор. Я не шучу — если мы бываем чем-то недовольны, мы сразу же начинаем валять дурака. Она показывает мне язык и отворачивается, скрестив на груди руки и топая ножкой. Я громоподобно ору: «Ух, какой я сейчас скандал устрою! Ишь, ты! Будешь знать, как на мужа голос повышать- сымай портки, как отхожу тебя сейчас ремнём по заднице!» Как правило, “портки” тотчас летят в угол, ремень тоже – я не люблю пустословить…
Мы ждём ребёнка. Не хватает слов передать, что значит для нас этот ребёнок. Он — еще одна связь между нашими сердцами. Я не могу поверить, что обладаю таким счастьем, но я знаю, что заслужил его у Господа. Потому что моя жизнь была очень сложной. Меня всегда переполняли душевные переживания, и долго так продолжаться не могло — я бы сошел с ума. Я то плакал без причины, то радость заполняла моё сердце. Внешние события моей жизни были лишь пищей для тех переживаний, которые ежеминутно бурлили и клокотали внутри меня. Они были моей единственной реальностью. Я часто думал, что я сумасшедший, а потом вслух смеялся над собой. С детства я мечтал о Фее. Её образ кружился вокруг меня, я искал его отражения в людях, стихии, творчестве. Разрозненные части чего-то целого и великого всегда заставляли трепетать моё сердце. В конце концов, мои переживания сменились спокойствием, настоящим душевным спокойствием, которое я сохранил вплоть до этого утра. Я стал счастлив еще до того, как познакомился с Ней, потому что в один прекрасный момент понял — всё будет так, как должно быть!
За завтраком мы стараемся выговориться, потому что сегодня мне идти на работу.
-Что мы будем делать вечером? — дожевывая вкусный бутерброд, спрашиваю я.
-Вечером мы будем счастливы, так же как и сейчас, так же как и через минуту, и через два часа, когда ты будешь на работе.
-Я знаю. Мы до того будем счастливы друг с другом, что перестанем что-либо делать и будем вести существование наших далёких предков- обезьян.
-Шути дальше. Всё будет замечательно. Сегодня вечером мы идём в Филармонию на концерт блюза. Там будут те самые лучшие музыканты, которыми ты восхищаешься. Я давно купила билеты и сегодня я дарю тебе этот подарок, — с этими словами она чмокнула меня в щеку.
-Ты меня опять заставляешь говорить, что я люблю тебя! Это возмутительно, что каждую минуту ты вынуждаешь меня это делать.- В свою очередь я награждаю Её поцелуем в губы, который, впрочем, длится несколько дольше, чем я предполагал.
-Сегодня днём я пойду к врачу, узнать как там наш малыш.
-Сходи, я буду рад услышать вечером от тебя, что он здоров и ждёт своего звёздного часа появиться на свет.
-До вечера, моя любимая, — даже уже за порогом я тянусь к ней, чтобы ещё хоть миг ощущать, чувствовать её, запомнить весь наш Мир.
— Концерт в семь. Постарайся не задержаться, – меня награждают таким чувственным поцелуем, что я всё усёк — никакие там работы не могут заставить меня опоздать

Глава 4
Я работаю фотографом. Окунувшись однажды в мир фотоискусства, я уверился, что иначе работать и не хочу. Однако по прошествии лет я понял, что работать фотографом и заниматься фотографией — совершенно разные вещи. Интересные заказы случаются редко, и как назло, они — самые низкооплачиваемые.  Свадьбы мне приелись, фразы глупеньких фотомоделей “поснимайте меня!” тоже. Но что делать — мне хорошо платят. Чаще всего творчество начинается лишь когда я выхожу из фотостудии или одного из этих противных ресторанов, где отмечаются нелепые бракосочетания. Мне иногда доводилось общаться по прошествии какого-то времени со своими клиентами и узнавать, что их счастливая семейная жизнь закончилась разводом. Зато какие свадьбы! Сколько высокопарных слов, сколько приторных улыбок, смеха! Танцы, конкурсы, увеселительная программа как минимум на три дня! Кажется, что щелкая затвором фотоаппарата, я ловлю те самые прекрасные моменты, которые бывают только раз в жизни человека! Да уж… И два, и три, и четыре раза бывают. Ну чему в этом мире людей остается верить, если опошляются такие события? Одна шелуха…
Наверное, и так уже понятно, что у нас с Ней всё по-другому. На свадьбе не было приоритета по родству, “по блату”. Были самые-самые… Те, кто знали, что для нас это единственный и неповторимый момент в жизни. Те, кто были неподдельно рады за нас, как мы сами.
Сегодня у меня не самый приятный заказ — съёмка похорон какого-то шумного человека. Поскорее бы рабочий день подошёл к концу.
Я давно на месте. Снимаю уже пять часов – отпевание, процессия, погребение… Мне безразличен усопший – умер, и умер. Я лишь стремлюсь запечатлеть событие, то есть передать чувства людей и общее настроение происходящего. Из практики знаю, что подобные “фотосессии” выбивают из колеи, аура подобных мест сказывается на душевном состоянии. Особенно сложно просматривать дома рабочий материал, проводить обработку… Я понимаю, что похороны затягиваются, мне нужно найти способ слинять отсюда, чтобы не опоздать на концерт. Звоню друзьям-фотографам с просьбой подменить меня. Все, конечно, заняты. Уйти просто так не могу. Набираю номер жены, хочу сказать ей, чтобы она меня дожидалась не дома, а у здания филармонии. Гудок, второй, третий…низкий мужской голос…

Чёртовы пробки! Я бросил машину, добираюсь в метро… Моё поведение два раза привлекло внимание милиции. К чёрту ваших сержантов Петровых и “ваши документы!”… Белое здание клинической больницы…
-Что с ней?! – я не в силах что-то объяснить внятно.
-Фамилия, имя…
-Пол часа назад!
-Ааа…Второй этаж, хирургия, только не врывайтесь, идёт операция.
Врываюсь. Меня вышвыривают за дверь. Сползаю по стенке, ничего не понимаю. В ушах звенит, пол движется подо мной, в глазах темнеет…
Приятной внешности медсестра. А вот нашатырь не очень приятен. Что-то случилось. Нет…Этого не может быть.
-Что с ней?
-Прошу Вас, выпейте это.
-Что с ней?! – я отклонил её предложение и поданный стакан разбился вдребезги.
-Мне очень жаль.
-Что Вам жаль? Стакан?! – я не понимаю, почему она такая глупая. – Где хирург?
-Он скоро будет тут. Прошу Вас, успокойтесь.
Я так ничего не добьюсь. Мне нужно и правда успокоится. Я стараюсь ни о чем не думать… Солнце, облака проплывают надо мной, мне тепло и очень приятно. Я мысленно перевожу взгляд ниже — чудесная картина! Вокруг меня цветы, деревья. На горизонте- горы. Всё пёстро и ярко. Я вдыхаю аромат луга, кто-то жужжит, не раздражая слух, птички поют. К холму, на котором я стою, ведёт тропинка. Конечно, по тропинке идёт ко мне Она — такая легкая, в летнем белом платье, она улыбается мне, я поднимаю руки, что бы обнять Её…
-Вы ее муж? – странно, почему меня об этом спрашивают. Разве не понятно? Интересно так же, кто спрашивает.
-Конечно муж. А что?
-Мне очень жаль. Она умерла.
Умерла. Она? Как же она могла умереть, ведь скоро концерт. Блюз… Я не понимаю. “У неё было удивительно много жизненной энергии. Она боролась, как могла. Но… повреждения, не совместимые с жизнью. Мне очень жаль”- слышалось мне как во сне. Не понимаю. Родная моя, где ты? Что с тобой?
-Простите меня. Я ничего не могу понять. Вы, наверное, что-то долго говорили — я отвлекся. Если вам не трудно, повторите, где Она и как мне её увидеть?
Доктор и медсестра переглянулись.
-Молодой человек. Поверьте мне — будет лучше, если вы поспите. Пойдёмте за мной.
Какой хороший доктор. Он очень фотогеничен, в чертах его лица видна сила, столь необходимая для его профессии, надо срочно это выразить на снимках…”Доктор, я фотограф – приходите ко мне в студию, прошу Вас, я хочу сделать несколько ваших портретов, разумеется, бесплатно”- я слышу свой голос где-то вдалеке. Мне и правда нужно поспать. Я чувствую, что теряю способность мыслить. Я пытаюсь что-то сопоставить в уме, но ничего не клеится. Мне очень некомфортно, я злюсь на себя за то, что не в состоянии что-то понять. Какие-то обрывки мыслей. Чёрт возьми! Мне это надоело…
Наконец-то я на кровати… Дверь кто-то закрыл и стало абсолютно тихо…Какая чарующая тишина… Потолок белый и лампы надо мной гудят монотонно-приятно… Как прекрасно… Я улыбаюсь… Я люблю тебя… я люблю тебя… Как я счастлив с тобой, моя прекрасная Фея!.. Опоздали на концерт… Неловко, чёртова работа. А всё эти похороны… Мрачно-то как было…Смерть…Смерть…

Глава 5
Я чувствую, что просыпаюсь. Сон уступает свои владения реальности. В такие моменты полусна мир как бы собирается в единое целое, но обрывчатость мыслей делает процесс волшебным и очень интересным. Так… Есть два варианта. Я сейчас лежу дома в постели и мне всё приснилось, или…Нет, конечно же приснилось. Я боюсь открыть глаза, боюсь пошевелиться. Мне приснилось сегодня, что потолок надо мной белый и лампа на нём такая, как в больницах. Вдруг я её сейчас увижу. Я не смею открыть глаза, моё сердце бешено стучит. Все мои чувства и мысли обострились и зациклились на одном — что надо мной. Я безумно хочу открыть глаза и не увидеть эту проклятую лампу… А если я её всё-таки увижу? Нет. Нет! Мой слух, как и мысли, только позже, начинает действовать. Я всё чётче и чётче различаю монотонный звук. В школе учителя говорили, что в классе должна стоять тишина такая, что можно было бы услышать, как гудят лампы. Может я в школе, заснул на уроке, и мне приснилось всё? Что ж, не исключаю. Всё! Хватит, так можно долго гадать. Открываю глаза…
В один миг стало всё пусто. Кажется, что внутри меня что-то оборвалось. Сердце ёкнуло и понеслось всё глубже и глубже, будто стремясь спрятаться. Я всё понял, всё встало на свои места. Я не в школе и даже не дома…Я в больнице, а Она мертва. Вчера я обезумел, а сегодня всё в порядке. В порядке…Эмоции сейчас убьют меня, я знаю что не переживу, если начну думать о случившимся. Что-то рвётся наружу, наверное вопль, но я сильнее своих эмоций. Сейчас встану и всё узнаю.
Я выхожу из палаты, навстречу идёт какая-то медсестра.
-Помогите мне – я не знаю, что еще сказать, я хочу, чтобы мне помогли.
-Идёмте за мной, — иду за ней. – Я вам сочувствую, вы должны успокоится.
-Я спокоен
Мы дошли до кабинета глав.врача. Вхожу. Я начинаю разговор первым:
-Который час, доктор?
-Десять утра. Вы спали?
-Да, доктор. Когда она умерла?
-Вчера, в семь часов вечера, на операционном столе…
В семь часов…
-Ровно в семь?
-Боже мой, почему Вы спрашиваете… Я могу узнать точно, но ведь Вам оттого легче не станет. Вы уверены, что выспались?
-Доктор, со мной всё нормально. Я не сумасшедший. Вернее сейчас уже – нет…Мне важно знать, хотя не знаю, зачем. Это глупо.
Он нашел в истории болезни точное время смерти:
-Смерть наступила в 19.01.
“Значит в это время мы бы уже сидели в клубе и ждали, что с минуты на минуту концерт начнётся. “
-Я ничего не знаю о том, что произошло. Она мертва — это всё, что мне известно. Я Вас слушаю.
-Её привезли в ужасном состоянии. Её сбила машина, и удар был страшный. При подобных повреждениях смерть происходит на месте. Но ваша жена…
“Моя Фея…”
…Ваша жена долго держалась. Два часа она боролась за жизнь, мы делали все, что было в наших силах. Но, увы…
-Она любила меня — вот и боролась…
-Да, так могут бороться только те, кому есть за что бороться. Вы не должны отчаиваться. Я могу Вам помочь? Профессия не позволяет мне давать волю чувствам, но я очень переживаю за Вас, я вижу, как Вы её любили…
-Люблю… и сейчас. Да, вы можете мне помочь. Отведите меня к Ней.
-Пойдемте
Мы спускаемся в морг. Я смотрю на неё, мне тяжело дышать. Я опять перестаю верить в реальность происходящего. Волосы острижены в области виска и это место уродует большой шов. Я не хочу его видеть! Ведь она словно живая, только нет больше румянца на щеках. Она очень красивая, я люблю её. Я столько раз видел её спящей, что на миг мне стало спокойно на душе и дурацкая улыбка застыла на моих губах. Она так прекрасна, когда спит. Я не в состоянии передать, как сильно я люблю каждый изгиб, каждую линию её лица и тела. Она — самая неотъемлемая часть моей жизни и я не в силах с ней расстаться. Я касаюсь её лица, я целую её губы, совсем как вчера утром! Холод. Её больше нет со мной, от меня оторвали часть меня и можно хоронить вместе с ней. Зачем мне теперь жить? Опять влюбляться, опять любить всем сердцем? Но как?… Ведь от сердца теперь мало что осталось, она забрала его с собой. А что может быть важнее любви?
-Доктор, оставьте меня здесь…
-Хорошо. Я приду через час.
-Вы не поняли. Оставьте меня здесь навсегда.
-Послушайте. Жизнь не дается просто так. Вы должны жить, поймите. Всё не просто так на этом свете. Простите мне мои слова, но и её смерть что-то да значит.
-Тогда вернитесь за мной через час…
Господи ,я совсем забыл!!!
— Ребёнок тоже мёртв?!
-Да.
Не хочу думать. Не хочу мыслить. Ребёнок… Всё моё счастье разрушено…Зачем ты так, Господи? Я фаталист, но когда сталкиваешься на деле с такими ударами Судьбы – от признания Пути совсем не легче!
Я знаю, что не пойду не похороны. Я хочу попрощаться сейчас. Я могу смотреть на неё вечно, но это глупо… Что бы ни случилось, во мне хватит сил жить дальше! Прощай, моя любимая! Я люблю тебя. Прощай, моя Фея, вернее, до свидания, мы с тобой, конечно, будем вместе.
-Доктор, постойте! Я иду с вами!

Глава последняя
Я пришёл к ней опять на следующий день. Она ждала меня. Чувствовала, что что-то произойдёт и что-то уже произошло. Ей сложно было сопоставить чувства, которые я выразил с теми, что должны были мною править – это я прочитал в её глазах. Она поняла, что я ни в коей мере не издевался над ней. Вообще она заметно успокоилась в сравнении с вчерашним свиданием.
-Вы выглядите совсем иначе, — я отметил для себя не только её психологическое состояние, но и её красоту. Она была очень красива…

Весна. Всё только начинается…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)