Лесные химеры. гл.5 и 6

                                                          5

 

До самого декабря Лиза писала письма отцу, а Галина Васильевна – своей свахе с красивым именем Ванда. Одно из недописанных Лизкиных писем Аня обнаружила все под той же подушкой. Прочитала и была уязвлена. Ей все не понравилось: тон письма, тема, ласковые слова, которые дочка не жалела для почти чужого человека, но обделяла родную маму.

 

« Дорогой мой папочка! – писала Лиза – Я так соскучилась по тебе, что плачу ночью! И бабушке скажи, что я ее люблю! Папочка! Мне очень обидно, что у меня чужое отчество! Ведь я не Алексеевна, правда? Я ведь Александровна! И фамилия у меня не твоя! Можно, я к тебе перееду? В деревне ведь тоже есть школа? Ты меня перепишешь на свою фамилию. Как поживает тот ежик, что с поломанной лапкой? Или он сейчас спит? А твой лось? У него срослась нога? Ты его отпустил? Папочка, а почему в твоем лесу не водятся олени? Они ведь красивее лосей и не такие страшные, правда? Я бы могла к ним подойти поближе. Знаешь песенку по лесного оленя? Это из старого кинофильма, но ее крутят по радио все равно, и мне нравится. Я почему-то вспоминаю тебя, когда представляю оленя. Мне кажется, что ты в прошлой жизни был все-таки не лосем, а оленем. Ты знаешь, что все мы когда-то жили еще раз? Кто-то был травкой, кто-то зайцем, это я в одной книге прочитала. Интересно, кем была я? Лягушкой? Меня так дразнили за зеленые глаза. Или русалкой? У них тоже глаза зеленые? Как ты думаешь?»

 

Ане не хотелось признаваться дочке, что она роется под чужой подушкой, а потому пришлось молча проглотить обиду – правда, не без некоторых намеков, которые Лиза простодушно не связывала с  притворством матери. Пару раз Аня проехалась по поводу реинкарнации, сообщив дочке, что этот бред пришел из буддийской религии. Не может человек в прошлом быть жучком или паучком! Один раз напомнила неблагодарной Лизе, что Алеша спас ее от сплетен, когда женился на ней, бессовестно брошенной жертве мужского коварства, и надо сказать папе Алеше «спасибо».

– Так он же меня тоже бросил.

– Это я его бросила, – уточнила Аня.

 

Все было глупо – весь этот разговор. И Лиза вела себя странно – почти не отвечая, как бы рассеянно, что тоже задевало Аню.

А через месяц после последнего письма отцу, на которое он почему-то не ответил, стали происходить странные вещи: отец не отвечал дочке, бабушка Ванда – Галине Васильевне. Именно та стала бить тревогу: звонила Ане через день, выпытывая, есть ли письма из Белоруссии. Может, распад Союза так повлиял на работу почты? Мы теперь стали заграницей для них? Может, письма не пропускают? Может, у них там цензура работает?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)