Я.Н.

***

Третья мировая война принесла человечеству столько бед, что Земля стала похожа на голый шар, лишь кое-где мелькали голубые пятна, но они почти неразличимы на чёрном цвете некогда зелёной планеты. Людей осталось очень мало. Маленькими группами они пытались выживать в новых условиях, но опасности подстерегали их на каждом шагу.

В 2112 году, во время пика экономического кризиса, две мировые державы затеяли смертный бой за мировой рынок сбыта. Дело дошло до войны. Америка и Россия… Повторялись события Карибского кризиса времён Хрущёва. Но на этот раз всё было иначе. Американские разведчики засекли в Венисуэлле российские ядерные боеголовки и без предупреждения нанесли ракетный удар, но не по России, а по странам третьего мира, некоторые из которых стали российскими колониями. Африка горела в огне, но Америка и не думала останавливаться, в ход пошли нейтронные бомбы. Все люди населявшие жаркий континент были уничтожены. В конце концов, сильные мира сего решили подписать временный мирный договор, но тут в конфликт вмешалась третья сторона – Алькаида. После первого термоядерного взрыва в небе появилось ещё два солнца. Через месяц был нанесён ещё один удар, небо скрылось под серо-чёрным слоем пыли, который в несколько слоёв окутал землю. На Земле воцарился хаос. Наступила ядерная зима. Почва покрылась метровым слоем льда. Оставшиеся в живых укрылись в бомбоубежищах. Только через пятнадцать лет на поверхность вышли первые люди. Применение химического оружия привело к появлению нового, ранее не известного человечеству вируса. Это был модифицированный и прогрессировавший рак кожи, но человек после заражения не умирал, а превращался в нечто страшное. Представьте себе силуэт человека, с которого клоками свисала обгоревшая кожа, глаза вытекали, мозг атрофировался, конечности постоянно бились в конвульсиях. Так вот такими стала большая часть человечества, которая пережила второй взрыв. Другие, относительно нормальные продолжали вести непрерывные бои за источник жизни – воду. Вместо некогда прекрасных лесов и полей остались безлюдные пустыни и радиоактивные леса. Почти всё живое погибло, остались уродливые монстры, пережитки ядерной войны. В некогда густых лесах появились такие твари, что просто ужас. К примеру чего стоят обычные паучки, только теперь они метра 2 ростом. А дождевые черви размером с товарный поезд.

Однажды я столкнулся с таким, после похода в Руины (так называли остатки городов, там можно было найти медикаменты, еду и оружие). Как обычно я возвращался со своим рюкзаком, «калашом» в руках и думал как классно отдохну в Crazy Town, небольшом поселении к северу от Нефтяного моря (раньше озеро Байкал). Как вдруг подо мной затряслась земля, да так, что я потерял равновесие. Я не удивился. Землетрясения бывают в этих краях часто. Но это было не землетрясение. Передо мной метрах в ста из под земли вынырнул тот самый червячок, которых я обычно брал с собой на рыбалку. Но этот был раз в двести, а то и триста больше. Я не на шутку испугался и начал удирать, но эта тварь оказалась ещё и очень быстрой. Впереди было поле, слева вход в пещеру, где находился проход к поселению, но до него мне никак не успеть. От бывалых путешественников я слышал, что у этих монстров плохой нюх и если лечь на землю и затаиться то может повезёт. Мне почти повезло. Я лежал затаившись, но в нос забились крупицы ядовитого песка, который губителен для слизистой. Мне ничего не оставалось делать как чихнуть. Звук привлёк монстра, я побежал что есть мочи, но он ныряя вглубь земли зацепил меня так, что моя рука поехала вместе с ним разведывать тайны недр земли. Теряя сознание я услышал чьи-то голоса…

***

Сейчас 2127 год. Война, окончившаяся несколько лет назад, оставила после себя ужас и хаос. Люди до сих пор воевали между собой за остатки пресной воды и пытались защититься от нападений зомби.

Меня зовут Ник. Это сокращённое от Никита, но после войны, люди забыли свои имена, исчезли расовые и религиозные предрассудки. Выжившие начали придумывать сокращения от имён, фамилий, чтобы по рации было легче передавать позывные. Занимаюсь я тем же что и все – пытаюсь выжить. Иногда хожу в Руины, добываю необходимые вещи для себя и своих друзей. Последний поход чуть было не окончился для меня плачевно. Но медики в нашем посёлке знают свою работу. Мне сделали стальной протез. Знаете, не так уж плохо, единственный недостаток – неудобно чесаться. Но вернёмся немного в прошлое…

Я родился за пять лет до начала войны. Когда началась война и первые ядерные ракеты были запущены, мой отец, физик – ядерщик испытательного института технической физики имени Забабахина, получил место в бункере и всё своё детство я провёл под землёй. Так, что нам почти повезло. Потом отец ушёл с первыми добровольцами на поверхность и больше я его не видел. Мать заболела лучевой болезнью и вскоре, я остался совершенно один. В Убежище, я не нашёл себе близких друзей и всем вокруг на меня было попросту наплевать, кроме старого Мико. Никто не знал, кем он был до войны, но знали одно, что Мико не было в списках жителей убежища. Кто он и откуда, никто не знал. Но он здорово помог всем выжившим. Во – первых своими советами, во – вторых он помогал раненым. А в – третьих, мы с ним подружились. Часами сидели и болтали. Мико был весёлым стариком с седой ухоженной бородкой и маленькими очками в круглой оправе на глазах. Он неизменно носил твидовый пиджак, под которым был серый полосатый свитер, чёрные штаны и коричневые ботинки. Старик рассказывал очень занимательные истории из прошлого. Наверное поэтому в тот вечер он сказал мне, когда мы сидели у входа в 4 блок:

— Ник, тебе надо уходить из убежища. Здесь нет будущего. Рано или поздно вода и пища закончатся и ты сам знаешь что будет потом. – хрипловатым голосом произнёс Мико, облокотившись на стальной поручень.

— Знаю, Мико. Знаю. Но что я буду делать там на поверхности? Я погибну там. – ответил я.

— Мы все рано или поздно погибнем. Но на твоём месте я бы предпочёл ещё раз взглянуть на небо, даже если оно ещё затянуто свинцовыми тучами, прежде чем отойти в мир иной. – сказал он.

— Наверное ты прав. – ответил я.

— Сегодня к поверхности будут поднимать зонд. Ты должен спрятаться внутри. Каракас зонда полый, ты должен в нём уместиться. Охрана на верху доставит зонд на поверхность, а там все остатки мира в твоём распоряжении. Но перед этим зайди ко мне. Я соберу для тебя несколько полезных вещей и провизии, которые здорово пригодятся тебе там. – сказал Мико указав пальцем на потолок.

Попрощавшись со стариком Мико, я побрёл в свой блок. Расскажу немного о нашем бункере. Вход в бункер был сделан в подвале старой больницы, которая находилась в центре города. Вниз опускался громадных размеров лифт и вы попадали в карантинное помещение. Здесь вас переодевали в антирадиационный костюм, давали какие-то пилюли и вы шли дальше. Коридоры были как в больницах, по бокам круглосуточно горели аварийные лампочки, ярко оранжевого цвета. Когда были живы мои родители, у нас был трёхкомнатный отсек. Когда их не стало, меня переселили в малюсенькую комнатку рядом с водонагревателем, который постоянно гудел. Я ненавидел это место. В Убежище было всё предусмотрено. Системы жизнеобеспечения и водоснабжения работали безупречно. Был генератор энергии, водонагреватель, места для приёма пищи, попросту столовые, спортивный зал, библиотека, видиотека, зал для прослушивания музыкальных копакт-дисков. Была у нас даже собственная больница. Всего было 7 блоков. Четыре из них предназначались для проживания, в остальных расположились склады и всё вышеперечисленное. Жить было можно. Первым делом после ядерного удара, начали спасать учёных, военных, врачей и только потом обычных граждан. Всего убежище было предусмотрено на пятнадцать тысяч человек, число тех, кто успел добраться до убежища, оказалось не больше пяти тысяч.

В своей маленькой комнатушке, в которой большую часть пространства занимала кровать, я начал взвешивать плюсы своего пребывания в Убежище и минусы побега на поверхность. В Убежище я мог жить ещё лет пять, ни о чём не задумываясь. Заниматься в спортзале, брать фильмы в видиотеке, ходить в библиотеку. Скучновато, не правда ли? На поверхности меня ждала постядерная неизвестность и монстры, о которых рассказывали вернувшиеся назад «искатели». Подумав, поразмыслив, я выбрал второе, то есть побег на поверхность. Во-первых меня с детства привлекала неизвестность, помню ещё юнцом родители бегали с фонарями и искали меня по Убежищу и когда они в конец выматывались, я как ни в чём не бывало вылезал, весь чумазый из вентиляционной шахты. Во-вторых, весть о пропаже отца принёс его спятивший друг, но никаких доказательств его гибели не было. Так что на поверхности мне может повезти и я найду своего отца, или хотя бы то, что от него осталось. Да и надоела мне эта размеренная жизнь. К тому же, что я теряю в Убежище, только безопасность. Но безопасность от кого, от монстров, но сам – то я себя чувствую здесь неуютно, быть может на поверхности будет лучше. Единственный шанс это проверить — сегодняшний подъём зонда.

Из под кровати я достал запылившийся от времени, но не утративший своей функциональности походный рюкзак своего отца. Его принёс единственный выживший в той экспедиции друг моего отца. Но он не говорил ни слова с тех пор как вернулся, к тому же весь поседел и по ночам истошно кричал, да так ужасно, что от его криков всё внутри съёживалось. Я решил взять с собой только всё необходимое: фонарик, радиометр СПР-04, блокнот с ручкой, пару бутылок профильтрованной воды и упакованное в вакуум вяленое мясо. Дождавшись, времени назначенного для встречи с Мико, я пошёл к нему. В голове возникали разные вопросы. Правильно ли я поступаю? Как бы поступил мой отец?

Мико встретил меня радостно, но было заметно некоторое волнение. Отсек Мико представлял собой подобие склада, на котором не было кладовщика. Вещи были разбросаны по полу, на стеллажах под годовым слоем пыли стояли различные коробочки и колбочки. Мико, был не очень большого роста, но немного полноватый и среди этого бедлама смотрелся он довольно забавно.

— Вот, он тебе точно пригодится, — сходу сказал он и всунул в мою влажную от волнения ладонь плазменный дезинтегратор модели Tesla800. Довольно мощная штука, стреляющая плазмоидами. Если из такого попасть в человека то от него останется лишь пара молекул и то, малая вероятность. – И ещё вот, две обоймы к этой игрушке.

— Спасибо, — ответил я. – Но откуда он у тебя?

— Остатки прошлого. Но это ещё не всё. Это изолирующий противогаз наденешь его при подъёме на поверхность.

— Большое спасибо. Даже не знаю как тебя благодарить Мико. Ты очень помог мне. Но у меня есть вопрос. Почему ты помогаешь мне и хочешь чтобы я так скоро покинул Убежище?

— Маленький Ники, не на все вопросы ты сейчас найдёшь ответ, ты всё поймёшь позже. Единственное о чём я попрошу тебя это… — Мико замялся. – Выживи, постарайся…

— Я обещаю Мико. Я обязательно выживу.

— Это «десантный восстановитель». Если пострадаешь в бою выпей пару капсул и на утро будешь как огурчик. И вот ещё что чуть не забыл. Это рация. Она очень мощная, заряд быстро садится, поэтому ты сможешь связаться со мной всего пару раз. Если вдруг ты окажешься в беде, то немедленно набирай либо мой позывной, либо позывной нашего убежища. Ты всё понял Ник? Одень ещё вот этот костюм химической и радиационной защиты. Это модернизированная модель. Костюм плотно облегает тело, не пропуская заражённый воздух, и не отдаёт тепло. Да, и ещё на левом запястье есть встроенный радиопередатчик, который автоматически измеряет уровень радиации вокруг костюма, это на случай если ты вдруг захочешь снять противогаз.

— Хорошо, Мико! Спасибо тебе за всё! – сказал я еле сдерживая волнение.

— Надо торопиться, скоро начнётся подъём. Тебе нужно успеть занять место первого класса. – пытался пошутить старик.

Кое-как пробравшись через кордон охраны. Я забрался в зонд. Как же здесь душно. Я попытался занять положение поудобнее, но видимо подъём начался раньше и потеряв равновесие я перевернулся вверх тормашками. Я очень сильно волновался, но со стороны, уверен, это было забавно. Представьте человека, лежащего на рюкзаке, пытающегося поменять свое положение на более удобное, и в это же время, достать из рюкзака противогаз. Довольно нелепо, неправда ли? Наконец я его надел. Через несколько минут, я услышал открытие аварийных дверей, затем щелчок отключения блокировки выхода из убежища. Потом тишина… Интересно я уже на поверхности? Я старался не шевелиться, но все конечности затекли до онемения. Наконец я снова услышал щелчок блокировки. Всё я на поверхности. Теперь надо набраться смелости открыть зонд и выйти наружу.

***

Я пытался сконцентрироваться. Что-то внутри препятствовало тому, чтобы я повернул задвижной механизм. Я начал представлять картинки увиденные мною в фильмах, которые смотрел днями напролёт. Яркое солнце, голубое небо по которому летит маленький, кажущийся в синеве почти игрушечным, спортивный самолёт. Зелёные деревья, в ветвях которых щебечут птицы. Немного успокоившись, затаив в душе надежду, что именно сейчас я это увижу, начал поворачивать ручку задвижного механизма. Раздался щелчок. Я зажмурился, как при ярком свете ламп, которые круглосуточно светили в убежище. Но ничего не происходило. Открыв глаза, я ужаснулся.

Первое что я увидел это небо. Но не то безоблачное небо, которое, я видел в фильмах сидя в удобном кресле в своём отсеке. Нет, это была налитая свинцом туча, края которой не было видно до самого горизонта. Немного приподнявшись в зонде, я потерял равновесие и упал на землю, точенее то, что от неё осталось. Посмотрев на радиопередатчик, я понял, что уровень радиации очень мал, так что мне ничего не угрожает, значит можно снять противогаз. Сняв его и встав в полный рост, я увидел всю постапокалипсическую картину. Вокруг меня была пустыня, ничего, голый песок, грязно-жёлтого цвета. В воздухе пахло гарью и чем-то кисловатым. Слева, там, где была линия горизонта, чернели обугленные верхушки леса. Настроение сразу стало каким-то унылым и меланхоличным. Какая-то зловещая тишина нагнетала окружающую обстановку. Ни звука, ни шороха. Честно сказать меня это очень настораживало. Осмотревшись по сторонам, вдалеке я заметил указатель и побрёл к нему. На указателе было указано, сколько километров осталось до ближайшего населённого пункта. Название прочитать было невозможно, указатель сильно повреждён, голубая краска слезла, кое-как просматривалась стрелка поворота и число 78. Узнать точно, была ли перед этим числом ещё какая-либо цифра, не представлялось возможным. Метрах в десяти справа от указателя была дорога. Настоящая асфальтированная дорога, конечно, вся в рытвинах и колдобинах, но эта серая лента узкой полоской тянулся далеко вперёд. Немного подумав, я решил пойти по дороге. Потому что дороги строились всегда вблизи населённых пунктов или не очень далеко от них. У меня появился шанс найти кого-либо ещё из выживших.

Прошло уже часа три, как я отправился в путь от указателя. В местах, где дорога сравнялась с землёй, он служил мне ориентиром. Но видимо я прошёл уже порядочное расстояние, потому что указатель скрылся из виду. Хмурое небо над головой не внушало оптимизма. Но, собравшись, я двинулся вперёд. Весь путь мне думалось только об одном: что я найду других людей, и они мне подскажут, где мне искать отца, а может я найду его среди них. Сколько времени я был в пути, не знаю, но моё левое запястье неприятно пощипывало. Это датчик сработал на повышение уровня радиации. Я прекратил движение, снял с пояса противогаз и только начал его одевать, как вдруг послышался отвратительный звук, похожий на ультра. Моё ухо отказывалось его воспринимать, но звук был настолько сильным и неприятным, что слуховой орган работал на полную катушку. Самое странное то, что я не мог определить местоположение, я не понимал, откуда, с какой стороны слышится звук. В панике я начал озираться по сторонам, и увидел, как на меня двигается стая птиц, но каких то не понятных. Присмотревшись, я заметил, что это вовсе не птицы, а комары, только размером с голубя. Они кружили вокруг меня, словно принюхивались к добыче, мне казалось, что я могу рассмотреть их волосатые лапы и жало величиной с ладонь. Паника. Приготовив дезинтегратор, я решил обороняться. Ультразвук давил на уши, сосредоточиться было очень сложно. Начала кружиться голова, трудно устоять на ногах… Перед глазами всё плывёт… Кажется я начинаю терять сознание. Вижу комара, эта тварь идёт прямо на меня. Выстрел. Его звук отозвался дикой болью в барабанной перепонке. От кровососа ничего не осталось, Tesla разорвал его на молекулы. Второй совсем рядом, я его чувствую, но не могу сосредоточиться и выстрелить. Промахнулся, но шум выстрела или гибель сородича, похоже, отпугнули их. Да, так и есть, они улетели. Обессиленный я упал, потеряв сознание.

Очнулся, по своим внутренним часам я довольно быстро. Прошло быть может чуть меньше десяти минут. Небо поменяло свой унылый серый цвет на ещё более угнетающий чёрный. Вокруг темно, хоть глаз выколи. Смысла идти дальше никакого. Придя в себя окончательно, я всё-таки решил поесть.

Открыл глаза. Чёрт, уже утро. Даже не помню, как отрубился. Да, видно я сильно перенервничал, увидя чудо радиационной природы. Надо продолжать путь. Если мои подсчёты верны, то к вечеру, а то и раньше я смогу достигнуть посёлка, точнее того, что от него осталось. Описание пейзажа не имеет смысла. Он не менялся всю дорогу. Тоже свинцовое небо над головой, обугленные верхушки деревьев вдалеке, выжженная земля и этот проклятый песок, который забивался постоянно в ботинки. Решив хоть чем-то занять свою голову, что отвлечься от окружающей обстановки я начал вспоминать фильмы, которые смотрел в Убежище. После фильмов мне вдруг вспомнилось моё детство. То, ещё до войны. Мне было лет пять, и у нас во дворе перед домом была детская площадка. Обычная детская площадка, которая была, наверное, во всех городах и все дети обожали проводить на ней время в играх. Мне тоже нравилось, но больше всего мне нравилось кататься на качелях. Помню, когда сильно раскачивался, ветер шумел в ушах, и в мыслях чувство свободы. Да, детство… А потом эта проклятая война, которая сломала и погубила не одну детскую жизнь.

Я добрался до перелеска. Обожжённые стволы деревьев. Как они только устояли? Под ногами зола, вперемешку с песком. Кое – где попадалась чёрная, как сажа земля. Выйдя из этого «леса» я попал на некоторую возвышенность. Решив оглядеться, вдали, примерно часах в трёх быстрым шагом, я заметил руины посёлка, в некоторых местах дома были почти целые. Ободрённый тем, что почти достиг своей цели, я поспешил вперёд. Но что-то внутри как — будто останавливало меня. Я не обратил на это никакого внимания. Оказалось зря. Как только я ступил на проклятую землю посёлка, тут же раздался писк, из — под развалин выскочила крыса. Я не очень то удивился. Крысы во все времена находили такие места, для того чтобы выжить, что нам и ни снилось. Они адаптировались к любым условиям. Тут где-то справа от меня выскочила ещё пара крыс. Самое странное то, что они с виду были вполне нормальные, то есть радиация не зацепила их и они не мутировали. Как я жестоко ошибался. Прошло секунд тридцать, а меня уже окружала целая сотня здоровенных крыс. Я начал пятится назад, и тут я увидел, чем их порадовала лучевая болезнь. Одна из мутантов приготовилась к атаке на меня и открыла пасть, а там ряда три зубов, величиной с палец. Их остроту я опробовать не решился, я ломанулся вперёд, давя мутантов ногами. Я слышал отвратительный хруст их хребтов под подошвами моих тяжёлых армейских ботинок. Не помня себя от страха, я бежал и молил только об одном, только не сейчас. Ведь я только начал свой путь. Только не здесь.

Очнулся я на остатках печной трубы, на самой верхушке. Внизу меня ждали крысы. Они пытались забраться по кирпичной кладке вверх, но у них ничего не получалось. От этого они злобно пищали и открывали свои ужасные пасти, показывая мне свой жуткий оскал. Мне оставалось надеяться только на чудо. Я не мог спуститься, крысы сожрали бы меня заживо. Меня не очень то радовала такая перспектива. Попробовать перестрелять этих чудищ? Тоже мало вероятно. Скорее всего они разбегутся при первом выстреле. Точно! Я выстрелю, крысы побегут от страха, а я сумею слезть с трубы и попробовать убежать.

— Вот невезёт! – воскликнул я, увидев, как мёртвая крыса повалилась на землю, а её сородичи даже ухом не повели.

— Чёрт! Какая гадость! – бывшие родственники крысы которую я завалил, набросились на неё и с какой-то дикой жадностью разорвали её на куски и сожрали. Да, не везёт. А что, они сделают со мной, если я случайно упаду, заснув например? Даже страшно представить. Судорожно я пытался вспомнить чем избавляются от крыс. Первое, что пришло на ум – крысиный яд.

-Ну где я вам его тут достану? – в отчаянии бормотал я — С неба он что ли посыплется.

Как только я это произнёс это, небо озарила вспышка. Похоже на молнию. Датчик на руке начал очень сильно покалывать, поэтому я поспешил надеть противогаз, а сверху ещё и капюшон своего костюма. Точно, пошёл радиоактивный дождь. Крыс как ветром сдуло. Которые, не успели попрятаться лежали прямо подо мной, корчась в судорогах. Да, природа не щадила ни кого, в отместку, за то, что сделали с ней люди.

Быстренько спустившись, я пошёл шарить по посёлку. На дождь мне абсолютно плевать. Костюм очень хорошо защищает. Побродив с полчаса, не найдя ничего, кроме двух лопат, я решил продолжать свой путь. Но, мой взгляд, остановился на старом платяном шкафу, сделанном, видно ещё в советское время. Вот, тогда делали на совесть. Представляете, шкаф пережил ядерную войну, ничего ему ни сталось, обуглился только с одного бока. Открыв его, я обнаружил старые журналы, вырезки газет. И бутылку водки. Представляете, даже этикетка сохранилась – «Столичная». Да, не богатый улов. Ну, хоть что-то. Эх, сейчас бы сюда старика Мико, он бы мигом определил бутылку по назначению. Помню, как-то гуляя по Убежищу, мы с ним наткнулись на склад алкогольной продукции. Ох и напились мы тогда. Но после этого, я туда больше не ходил, а Мико, наоборот, как на работу.

— А чего добро пропадает? – помню говорил он. Что-то я отвлёкся надо продолжать путь, скоро начнёт темнеть. И неизвестно, что там впереди ещё приготовила мне судьба…

Честно признаться меня начал раздражать окружающий меня пейзаж. Одно и то же на протяжении всего моего пути. Я решил перекусить, но к моему разочарованию мясо успело необыкновенным образом закончиться, осталась только бутылка воды. Надо что-то делать. Так я долго протянуть не смогу. Нужно срочно найти воду и пищу, иначе, я загнусь в радиоактивной пустыне. Вечерело. В принципе вечер я отличал только потому, что небо ближе к горизонту окрашивалось в лилово-синий цвет, который потом превращался в ночную черноту. Вдруг на меня что-то капнуло! Датчик радиации упорно молчал, но опасаясь, я всё же натянул капюшон. Но похоже моей безопасности ничего не угрожало. Сняв капюшон, я понял, что это обыкновенный дождь. Меня переполняло чувство безмерной радости. Большие холодные капли падали на землю, разбиваясь мелкими капельками, и разлетаясь вокруг. Земля будто плавилась вокруг. Прекрасное зрелище! Настоящий дождь! Широко расставив руки, я засмеялся. Счастье наполняло меня от головы до ног. Сердце бешено колотилось в груди, как вдруг вдалеке я увидел фигуру. Вроде бы человек. Но я мог ошибаться, сквозь пелену дождя мог, не до конца разглядеть, что находится впереди. Я остановился, пытаясь получше вглядеться сквозь слёзы природы, падавшие с небес. Сомнений не было это существо живое. Человек это или нет я не понял. Но наученный горьким опытом, я всё же приготовил дезинтегратор. Существо приближалось всё ближе. Оно шло уверенным шагом, метрах в пятидесяти от меня, так что я мог разглядеть его получше. Оно очень напоминало человека, но всё же откуда ему здесь взяться. Насколько я знаю Убежищ, подобного нашему, вблизи не было. Так что же там впереди?

Надеясь на чудо и на то, что впереди homosapiens, я решил подать голос.

— Эй, кто идёт! – выкрикнул я. Мой голос дрожал от волнения. Ответа не последовало.

— Стойте на месте! Я буду стрелять, если вы не отзовётесь! – в моём голосе слышалось безумное волнение. Ответа вновь не было. Делать было не чего, я решил сделать предупредительный выстрел в воздух.

— Стойте, повторяю в последний раз! Если сделаете хоть шаг, стреляю на поражение! – ливень заставил перейти меня на крик. Похоже, существо услышало меня. Оно остановилось в десяти метрах от меня. Дождь начал прекращаться и я смог полностью разглядеть, то, что было впереди. Несомненно, это было человеком. По крайней мере конечности как у людей. Одето в чёрный, по всей видимости, кожаный плащ, который скрывал телосложение существа. На голове был ЗШР. Защитный шлем от радиации. Классная штука. В нашем убежище их носили охранники. ЗШР включал в себя рацию, защитные очки и портативный компьютер, который передавал информацию об окружающей среде прямо на встроенные дисплеи очков. Да, он неплохо экипирован, наверняка у него есть оружие. И тут я заметил, что существо держит в руках квантовый фазер. Вот чёрт, он направляет его на меня. Если эта штука выстрелит от меня ничего не останется.

Фазерами стали пользоваться в начале двадцать второго века. Вначале их использовали как вооружение элитных военных отрядов. Но потом технологию производства украли террористы, и фазеры появились везде. Они классифицировались, в основном на два типа. Ф1, который предназначался для обезвреживания пехоты и мелкой бронетехники. Включал в себя также сварку и электронный резак. А вот второй тип ФР1, была мощной штукой. Усовершенствованной версией своего предшественника. Включала в себя ракетный заряд, а также многие режимы стрельбы: оглушить, убить, обезвредить, разогреть, заварить, дематериализовать. А у моего нового знакомого был как раз такой. Не повезло.

«Да, последнее время, я не в ладах с госпожой Удачей» — с грустью подумал я про себя.

Только я успел об этом подумать, раздался сухой щелчок, доли секунды хватило мне, для того чтобы отскочить в сторону и сделать ответный выстрел. Мой оппонент оказался не промах. Я только и успевал отскакивать в разные стороны, а он стоял на месте, как ни в чём не бывало. Но, похоже, что его заряды закончились быстрее моих. Что произошло далее, меня просто потрясло, до глубины души. Бросив фазер на землю, противник сгруппировался и стал похож на тигра, готовящегося к прыжку. Не успев сосредоточиться, как я уже лежал на земле, сверху сидел мой враг и приготовился к решающему смертельному удару, но не зря я посещал спортзал. Обладая недюжинной силой, я с трудом поменялся с ним местами. Теперь я мог очень внимательно разглядеть того, кто напал на меня. Бесспорно, это был человек, очки были спрятаны под защиту шлема и мне были видны его синие, похожие на океанскую волну, которую я видел на картине в Убежище, глаза. Что-то остановило меня, когда я хотел нанести последний удар, который бы решил исход боя.

— Кто ты? – спросил я запыхавшимся голосом. – Ты из Убежища?

— Нет. – ответил незнакомец.

— Слушай, мне не очень уютно сидеть на тебе. Давай договоримся, я с тебя слезу, и ты расскажешь мне, кто ты и почему напал на меня. Договорились? – я старался говорить как можно убедительнее, но вряд ли у меня это получилось.

— Хорошо. – сухо произнёс он. Для подстраховки я подтянул к себе его фазер, хотя не имел не малейшего понятия как с ним обращаться.

***

Моего нового знакомого звали Макс. Сразу скажу, что он немногословен. Единственное, что я смог из него выбить, так это, то, что он бывший спецназовец, особого военного подразделения «альфа омега». Но как он здесь оказался, и чем занималось его подразделение, я узнать не смог.

— Отдай ствол.- сказал Макс. – Я рассказал тебе, то что ты хотел знать.

— Не всё. Ты те ответил, как ты здесь оказался? – спросил я.

— Это секретная информация. Гражданским знать её нельзя. – произнёс он.

— Да какие гражданские! На тысячу миль вокруг, может нет ни одной души. Ничего не осталось! Твой отряд сгинул в пустыне!!! Надо пытаться выжить, а для этого мы должны делиться друг с другом информацией. А ты несёшь какую-то чушь про гражданских. – нервы не выдержали и я начал кричать, но заметил, как переменилось лицо Макса, когда я упомянул о его отряде. На лице, не дрогнул ни один мускул, но глаза… Они наполнились такой тоской и грустью, что захотелось плакать. Но уже через секунду он пришёл в себя:

— Ты не понимаешь. У меня приказ. И мне во что бы то ни стало надо его выполнить.

— Почему ты хотел убить меня?

— Кто, я? Не хотел!

— А зачем же ты тогда стрелял в меня? – спросил я.

— Я хотел тебя обезвредить. – ответил Макс.

— Зачем?

— Ты задаёшь слишком много вопросов. Ты ещё очень молод и ни чего не знаешь о том, куда ты попал. Сидел бы себе в убежище, смотрел бы кино. Спал бы и жрал на халяву! Нет, на приключения потянуло! – похоже Макс разнервничался. — Ладно. Ты вроде нормальный. Да и сила у тебя присутствует. Поможешь мне, и я тебе дам любую информацию, какую только пожелаешь.

— Согласен! – не раздумывая, воскликнул я.

— Дурак! Зелёный совсем! Даже не знаешь, о чём я тебя попрошу и уже согласен. – сказал Макс. – Ну, да ладно, опыт это наживное. Еды, как я понял, у тебя нет. Значит первым делом надо найти еду, воду и ночлег. Вот в этом ты мне и поможешь. Потом, я так понял ты не прогуляться вышел. Значит тебе нужно то, что и мне – посёлок с живыми людьми. Так?

— Да, — ответил я. – Кстати у меня есть немного воды. – про водку я решил, пока ничего не говорить.

— Не густо, вряд ли нам хватит. – сказал спецназовец, смотря на баклажку, которую я достал из рюкзака.

Теперь уже в вдвоем, мы двинулись в путь, который обещал быть не из лёгких. Еды не было совсем, моих скудных запасов воды могло хватить разве, что до завтрашнего утра. Кстати, я обратил внимание на то, что небо немного посветлело у нас над головой, но у горизонта оно оставалось таким же тёмным. Интересно, когда же рассеются эти облака? Хотя, если атмосфера планеты не уцелела, то нам конец. Солнечные лучи, едва пробившись сквозь пыльные тучи, изжарят нас заживо. Всю дорогу мы шли молча. О чём думал этот вояка? И до сих пор меня мучил вопрос, о том, откуда он взялся? Вокруг стояла гробовая тишина. Ни звука, ни шороха. Тут я вспомнил как Мико, иногда говорил: «Послушай тишину, она поможет отыскать тебе ответы на твои вопросы». Вдруг Макс резко, полушёпотом, своим чуть сипловатым голосом произнёс:

— Тихо! – я обернулся и уставился на него в оба глаза. – Ложись, только тихо. – уже шёпотом произнёс Макс. Я тихонько опустился на землю. Под нами была выжженная земля вперемешку с песком. И откуда он только взялся? Я с интересом посмотрел на Макса. Он был похож на мангуста, увидевшего добычу. Спецназовец обернулся и прижав указательный палец к губам, другой рукой указал вперёд. Я начал всматриваться вдаль, но так как уже начинало смеркаться, ничего не заметил. Макс, повернул мою голову в нужном направлении. Тут я заметил два горящих зелёно-золотистым светом огонька.

— Это ящерка. – шёпотом произнёс Макс. — Выходит только ночью, питается крысами. Не ядовита, но чертовски хитра и проворна. Её мясо ужасно вкусное, прямо пальчики оближешь.

— Я встречал крыс, видел их зубы. Тогда какие же челюсти у этой твари? – спросил я.

— У неё их нет. Зато у неё крепкий, как стальной канат язык. Если захватит, то всё, пиши, пропало, – продолжил Макс. – Вот посмотри на неё, – он протянул мне бинокль.

Странное существо представилось моему взору. Представьте себе полу-змею, полу ящерицу. Так вот у этого чуда, была голова кобры, с точно таким же капюшоном, змеиная шея плавно переходила в туловище. Далее следовал торс ящерицы, заканчивающийся хвостом, сверху покрытый хитиновыми наростами, словно титановыми пластинами, пробить которые сверху, не представлялось возможным. Заканчивался хвост роговидным ответвлением, как у мокриц. Кстати Макс, меня просветил, что съедобная часть находится под панцирем, всё остальное можно не жалея выбросить.

— Главное её не спугнуть. Ведём себя как можно тише. Если она нас учует или увидит, то не видать нам еды как своих ушей, а если у неё и настроение плохое, то лучше… — Макс замялся, — короче ведём себя чрезвычайно осторожно. Понял? – спросил он.

— Да, — ответил я.

— Значит нам надо вывести её на открытую поверхность, если нет, то она может спрятаться за теми деревьями, — говорил спецназовец, указывая на них ладонью. – Это очень хитрая тварь, она помимо своего мощного языка имеет способность менять цвет.

— Типа хамелеон? – спросил я

— Ну да, если спрячется то всё. Искать её нет смысла, – говорил Макс. – Значит сейчас ты стреляешь в сторону деревьев, вспышка отпугнёт её, и она начнёт ломиться на ту поляну, мне предстоит попасть ей в глаз, так как это самое уязвимое место на её теле.

Договорились на счёт три. Мысленно я начал отсчёт. Далее последовал выстрел, яркая вспышка, затем произошло то, на что мы ни как не рассчитывали. Плазмоид попал в дерево, и нижняя его часть дематериализовалась, а верхняя начало падать прямо на ящерицу, а она глупое чудовище, вместо того чтобы бежать на поляну, помчалась прямо противоположно, то есть прямо на нас.

— Макс стреляй! – не на шутку перепугавшись, заорал я. Как назло фазер заклинило, пока Макс пытался выстрелить я истошно орал. Представьте этого монстра. В нём около трёхсот килограмм, если не побольше.

— Ма-а-кс! – я был на грани срыва. Но мне стрелять было никак нельзя. Выстрели я, то мы останемся без еды. Tesla сотрёт с лица земли наш ужин. Наконец Макс справился с фазером. Последовал сухой щелчок и один из огоньков мчавшихся на нас с безумной скоростью резко погас, туша ящера грузно упала на землю.

— Вставай. – сказал Макс. – Надо успеть добраться до её хвоста, пока она не начала разлагаться.

Мы начали продвигаться вперёд, озираясь по сторонам, как дикие гиены, осторожно продвигаясь к своей добыче. С трудом мы перевернули тяжеленную тушу убитого ящера, которая уже начала издавать неприятный запах. В пустошах всё разлагалось очень быстро, через несколько часов, от неё останется только белоснежный скелет, ещё более угнетающий итак безжизненную обстановку постядерной пустыни. Макс достал свой острый как бритва армейский нож. Полоснув вдоль длинного хвоста пресмыкающегося, он принялся с какой-то садистской радостью кромсать его на филе. Через несколько минут у меня в руках оказался здоровенный кусок филе, которое недавно бегало по пустыне.

— Пойдём к тем деревьям, там безопаснее.- сказал Макс.

Мы заняли довольно удобную позицию. Сзади от опасности, подстерегающей нас каждую минуту, мы были защищены огромным дубом, внутри которого образовалось большое дупло. Найдя несколько пригодных для костра веток, мы принялись разводить огонь. В этот момент я понял, что для более близкого знакомства нужно воспользоваться водкой.

— Макс, — привлёк его внимание я, — Смотри. – в руках у меня была бутылка водки, та самая которую я нашёл в вымершем посёлке. Я крутил её в руках, как заправский бармен.

— А что ж ты раньше молчал. Это же меняет дело. Можно немного отдохнуть по – человечески. – сказал заметно повеселевший Макс.

Мясо ящерицы оказалось на удивление вкусным. Оно было похоже на крольчатину, только пожёстче. Ели молча, каждый из нас был занят своими мыслями.

Уговорив полбутылки водки, Макс сказал:

— Всё, заканчивай. Надо оставить на всякий случай, может пригодиться раны обработать или ещё зачем. Сейчас спать. Завтра пойдём искать воду.

Я закрутил пробку и убрал обратно бутылку в рюкзак. Осматривая содержимое своего рюкзака, я заметил журналы, которые вытащил из шкафа, вместе с водкой. Спать категорически не хотелось. Мне нравилось сидеть у костра, смотреть на огонь, в этом было что-то первобытное, чувство уюта и безмятежности окутало меня. Водка начала действовать. Пока окончательно не разомлел, я решил почитать те самые журналы. Первый был глянцевый, цветной, в нём говорилось о жизни «звёзд», богачах, знаменитостях кино и прочей ерунде. Второй была газета, сильно потрепанная временем, датированная 6 октября 2112 года. Это же дата начала войны. Посмотрим.

«Две мировые державы решили подписать мирный договор, тем самым, разделив мировой рынок сбыта на две части. Главным экспортёром нефти становилась Россия, а экспортёром техники и владельцем 40% акций Мирового Экономического Банка становились Соединённые штаты Америки. Дата подписания мирового договора назначена на 8 октября 2112 года. Все военные действия прекращаются…» далее страницу невозможно было прочитать. Что же произошло? Что заставило страны обратиться к ядерному оружию? С этим вопросом в голове я лёг спать.

Проснулся я рано, от какого-то непонятного шума.

— А проснулся, завтрак скоро будет готов. Доставай остатки воды. – это был Макс, занимающийся разведением костра, ломал ветки, хруст которых меня и разбудил. Протерев глаза, я вылез из нашего убежища. Может, спросонья мне показалось, но небо будто стало ещё светлее. Было такое ощущение, что пыльные облака вот-вот развеются и из-за них появится чистое голубое небо, полное красоты и безмятежности.

— Где ты собираешься искать воду? – спросил я у Макса.

— Судя по моим подсчётам, где-то в радиусе десяти километров должен быть город.

— Есть посёлок, возле которого мы встретились, — улыбнувшись сказал я, — Но он полностью разрушен и мёртв.

— Я знаю… — сказал Макс.

— Многозначительно… — подытожил я.

— Дело в том, что у меня была карта, но, я её потерял. По памяти, как я помню, если идти на северо-восток, куда мы собственно и направились вчера вечером, то можно выйти на город, забыл название. – сказал спецназовец.

Завтракали мы в полной тишине. Наверное, Макс придерживался поговорки «когда я ем, я глух и нем». Покончив с остатками хвоста, допив последнюю воду, мы отправились в путь.

— Классная у тебя пушка, — решил хоть как-то скрасить наше и без того унылое путешествие я.

— Угу… — пробормотал Макс. Разговор не клеился. Шли уже часов семь, никакого намёка на город не было. Вдруг небо у горизонта неестественно порозовело, затем покраснело.

— Макс! Смотри! – закричал я от радости. Из-за небес, сияя своей красотой, не спеша, показался красный солнечный диск. Закатные лучи солнца осветили прекрасным светом пустыню. Казалось, что всё постядерное пространство наполнилось жизнью, вроде, как и войны не было. Единственным напоминанием о ней была выжженная земля и показавшиеся черные, словно монолиты, остатки домов. Как великаны они возвышались над пустошами, смотря на нас своими пустыми глазами-окнами, как будто предупреждая, что впереди огромная опасность.

— Вот он, — прошептал Макс. – Раньше это был крупный мегаполис. Там должна быть вода и много полезных вещей, которые нам пригодятся…

***

Три года прошло с тех пор как Макс погиб. Как только мы вошли в город, на нас со всех сторон начали нападать зомби. Мы отбивались, как могли, положение только-только начало улучшаться, как вдруг этих уродов стало ещё больше. Патроны кончились. Вход пошли подручные средства. Мы укрылись на восьмом этаже небоскрёба, забаррикадировав вход.

— Ник, возьми это, — Макс передал мне пакет. – Когда найдёшь людей, передай это им. Это поможет вам выжить.

Я не стал расспрашивать, что находилось в этом пакете, потому что проклятые твари вырвали дверь и двинулись на нас. Они были мерзкие. Нет, очень, чрезвычайно, мерзкие и от них, жутко воняло.

— Беги. – сказал Макс. – Спускайся вниз по трубе. Она крепко держится. Я их задержу.

— Макс. – начал, было, я.

— Беги, солдат! – Макс, последнее время звал меня солдатом. – Беги! Приказ выполнить ценою собственной жизни! Ясно?

— Есть! – в последний раз я взглянул в его глаза, которые были всё время какими-то печальными, но сейчас в них вспыхнул зловещий огонёк. Я собственными глазами видел, как эти монстры растерзали Макса. Я заревел от жуткой боли. Я потерял единственного друга. И в тот самый момент я поклялся за него отомстить.

Я бежал, не помня себя от ярости и дикой боли в груди. Только что, на моих глазах убили моего единственного и лучшего друга. Его просто растерзали бездушные звери. Я буду мстить. Но до того как я начну свою сладкую месть, мне нужно самому постараться не сдохнуть здесь. Наконец, я немного пришёл в себя, начал осматриваться. Кругом тишина, ни души, ни звука, казалось, что даже запахи отсутствовали. Но нет, мое обоняние что-то уловило, да это какой-то запах. Не могу разобрать… И тут я увидел. Среди чёрных, полуразрушенных многоэтажек, пыльных улиц, заваленных всяким хламом, на втором этаже разрушенного дома, который вот-вот рухнет, стоял синий, немного треснутый горшочек, а в нём боролся со смертью, которой наполнился весь воздух вокруг, необычайной красоты алый цветок. Это была роза. Я стоял, как вкопанный, любуясь её красотой. Как вдруг всё вокруг зашумело, земля затряслась под ногами, потеряв равновесие, я упал. Землетрясение продолжалось всего секунды три, но их хватило, чтобы до конца разрушить опорные конструкции без того ветхого дома. Спустя пять секунд, чудесный цветок был заживо погребён под грудой бетонных плит, кирпичей и цемента. Подойдя поближе, я увидел, что один лепесток всё же уцелел. Кроваво-красный лепесток одиноко лежал на чёрном обугленном кирпиче. Подул ветер, и лепесток понесло к недавно пробившейся из-под туч пыли, небесной синеве…

В Руинах мне удалось отыскать старую двустволку, с коробкой патронов. Перед тем как покинуть город, надо отыскать воду и еду. Я побрёл «гулять» по Руинам. Всюду валялись холодильники, части мебельных и кухонных гарнитуров, телевизоры, оконные рамы, стекло и много другого хлама. Мне показалось, что я услышал чьё-то фыркающее дыхание, резко обернувшись, я обомлел. Передо мной, лицом к лицу стоял зомби. Обезумевшие глаза, выкатывающиеся из орбит, обгорелая кожа, кровавая пена изо рта. Не растерявшись и отпрыгнув назад, точным хуком я снёс ему нижнюю челюсть. С хрустом отскочив, она застучала по остаткам асфальта. До этого я понял, что убить их можно только одним способом – нужно уничтожить воспалённый радиацией мозг. Зомби заставлял меня отступать назад, рукой я опёрся на что-то. Не оборачиваясь, мне удалось вынуть из развалин металлическую арматуру. Несколько точных и крепких ударов и черепная коробка хрустнула, мне на руки брызнула отвратительного серо-красного цвета слизь, ранее представлявшая собой мозг. Он был мёртв, теперь уже окончательно. Не понимал я лишь одного, как бывшие люди, получив огромную дозу радиации, превратившись в чудовищ, живых мертвецов, не излучали ни грамма радиации? Феномен, однако!

— Ого, вот так повезло! – не удержался я от восклицания. Передо мной был настоящий продуктовый магазин, точнее его остатки. То, что это был когда-то магазин, я понял по вывеске, валявшейся неподалёку. Ассортимент был прямо под ногами. Руки плохо слушались, консервные банки с тушёнкой падали из рук. Кое – как набив рюкзак провиантом до верху, я решил уйти из города, как вдруг рядом заметил магазин одежды и промтоваров, который, кстати, почти уцелел. В нём я нашёл себе кожаную куртку, более менее сносные штаны (всё это я надел, разумеется, поверх защитного костюма), запасной блок питания для фонаря, зажигалки, и самое главное рацию на солнечных батареях (ту которую дал мне Мико, я где-то потерял), с которой у меня будет больше шансов найти выживших.

После этого я три года скитался по пустыне, встретил много монстров, но, как назло, ни одного зомби. Иногда набредал на брошенные посёлки и разрушенные деревни, в которых мне удавалось найти живительной влаги и, если повезёт что-нибудь поесть. В основном я пытался охотиться на ящериц. Иногда удачно, иногда нет. Моё тело иссохло, я ужасно похудел, но мой характер приобрёл необычайный закал, он стал словно глина, обожжённая в печи. Затем волей судьбы наткнулся на поселение Crazy Town. Я передал пакет старейшине. В пакете оказались важные сведения о том, как выжить в пустыне. В частности, там описывался аппарат перегонки человеческих выделений в чистейшую воду. Собрали его практически из подручных материалов, за некоторыми пришлось идти в Руины. Потом я стал частенько туда наведываться. В последний раз мне не повезло, но меня живо поставили на ноги. Сейчас я отлёживаюсь в медпункте, кручу роман с медсестричкой. Через пару дней окончательно приду в норму. Здесь ужасно скучно, поэтому я решил поворошить прошлое. Слышу шаги снаружи, это Кент.

— Здорово, Кент! Ты вернулся? – спросил я.

— Привет Ник. Да. – ответил Кент. – Есть новости.

Кента нашли в пустыне жители Crazy Town. Его безжизненное тело принесли в посёлок и вдохнули новую жизнь. Он был родом из места под названием Хабаровск. Единственное, что он помнил, так это то, что его забрали «неизвестные». Так, в его краях называли мутантов. Он был высокого роста с белокурыми курчавыми волосами. Прямой нос и величественные черты лица говорили о том, что он мог бы происходить из какого-нибудь древнего знатного рода.

Монстры пустошей сильно отличались друг от друга, при других обстоятельствах, это был бы бесценный материал для изучения. Расскажу немного о зомби и их производных. Зомби – это бывшие люди, вида homosapiens, ранее проживающих на процветающей планете Земля, а ныне рыскающие по пустыне, в поисках пищи, бесформенные, обгорелые туши. Одного крепкого удара достаточно чтобы свалить с ног монстра. Но есть ещё один вид – это мутанты, внешне, ни чем не отличающиеся от зомбарей, единственным отличием было наличие интеллекта. Они разрабатывали планы нападения на предполагаемых жертв, жили стаями, во главе с вожаком и были чрезвычайно хитрей и намного сильнее своих «родственников». Вот они то и напали на нас в Руинах с Максом. И именно им я объявил вендетту.

— Встретимся завтра, в баре. – сказал я, заинтересованный.

— Тебе надо отлежаться, — ответил Кент. – А мне нужно уладить кое-какие дела, так что через два дня в «Грязном Пеликане».

— Хорошо. – ответил я.

Больница представляла собой деревянный барак с наполовину прогнившей крышей, осыпающейся побелкой и множеством мелких насекомых, типа тараканов. Лечиться в данном помещении представлялось мало возможным, но хоть что-то.

Прошло два дня, уже с утра я сидел в «Грязном Пеликане», поджидал Кента. Его ещё не было, и я решил перекусить. Заказав жаркое из хвоста ящерицы, суп из концентратов и бутылку водки. Спирт, расслаблял изнурённое тело и придавал в тоже время заряд бодрости. Через несколько минут в бар вошёл Кент.

— Здорово, рад, что ты на ногах.

— Привет, — ответил я, запихивая в рот кусок хвоста.

Кент поставил на стол второй стакан и налил водки. Мы чокнулись и залпом выпили.

— Разговор у тебя ко мне, вроде был. – начал я.

— Да. Ник, мы нашли логово мутантов, там голов сто, если не больше.

— Как далеко отсюда? – спросил я, доедая мясо и наливая второй стакан.

— Дня два пути. Ты хочешь туда отправиться? – задал вопрос Кент.

— Да, очень хочу. Хочу пострелять тех тварей. – ответил ему я и в мыслях возник образ Макса, — Я должен отомстить. Я поклялся и клятва будет выполнена, когда я переубиваю этих монстров.

— Я пойду с тобой. Ещё один ствол тебе не помешает. – сказал Кент. Подозвав официантку, он заказал ещё одну бутылку водки, улыбнувшись ей остатками зубов.

— Согласен. Надо основательно подготовиться. Напиваться сегодня нельзя, допьём эту, отдохнём и начнём сборы. Нужно взять много патронов. – говорил я.

Уже вечером мы были полностью экипированы и готовы хоть сейчас двинуться в путь. К нам присоединился Влад. Охотник на ящериц. Ходили слухи, будто его мать сожрали мутанты, когда он был совсем маленький, прямо у него на глазах. Влад был небольшого роста, но плотного телосложения. Отличительной особенностью его были глаза. Они были разного цвета. Левый был зелёный, а правый синеватый, цвета морской волны. Одет он был в кожаную куртку и в штаны защитного цвета, какие раньше носили военные. Впрочем, я был одет точно также, вообще многие, кто ходил в руины были похожи друг на друга в плане одежды. Ещё в левом ухе у него блестела серебреная серьга с крестом. Опять же слухи разнесли, будто это крест его покойной матушки.

***

Отступаем!

— Я ничего не вижу!

— Ни-и-к! Ни-и-ик!

— К Болотам! Там они нас не достанут!

— Бежим! Где Ник?!

— Ни-ик!

Голоса становились всё дальше и дальше, наконец, исчезли совсем. Я плохо помню, что произошло. Единственное – толпа мутантов взяла нас в плотное кольцо. Злобное рычание.

— Прорываемся боем! – закричал Кент и пустился бежать, стреляя из дробовика прямо в центр кольца. Затем что-то тяжёлое ударило меня по голове, и я потерял сознание.

— Твою мать! – выругался я, — Чёрт вас всех подери! – мои руки оказались связанными, а сам я лежал на столе, чем-то похожим на операционный. Помещение было плохо освещено, но даже при тусклом освещении я понял, что нахожусь в бункере. Такие же стены, сквозь щель в двери, оранжевая лампа. Я в Убежище? Но как? Сон? Может, я перебрал с Мико, и мне всё приснилось? Придя, наконец, в себя, я почувствовал холодок на запястье левой руки. Вывернув шею, я понял, что не сплю. Вместо руки был железный имплантат. Значит всё наяву. Что же тогда произошло?

Я.Н.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)