Испытание

     Как-то мгновенно в руках у него оказался обрез, и я даже не заметил, когда он его выхватил, и откуда. То ли он у него был в скатке, то ли в рюкзаке. Как фокусник, который вытаскивает зайца за уши из пустого цилиндра, так и он выхватил его из пустоты.          Челюсть у меня отвалилась, когда я увидел, как на солнце матово блеснул вороненый ствол обреза, и вспыхнул свежий лак на прикладе, как смола на стволе вишни под солнечными лучами.

– Ух йо! – только и выдохнул я.

– Да-а, с-сила, –  расплылся он в довольной ухмылке.

– Слушай, давай пальнем разок, а? – предложил я, чувствуя, что все больше начинаю волноваться.

– Тихо! К-кажется кто-то идет.

Мы замерли, но кроме жужжания мух, и стука с судоремонтного завода не доносилось не звука, легкий ветерок едва колыхал кусты бузины за кучей мусора. Он посмотрел по сторонам, потом, схватившись за ствол и приклад обреза, он резко переломил его, и, держа левой рукой ствол, быстро вогнал в отверстия два патрона, которые вытащил из кармана шорт, в стволе жарко блеснули капсюли, еще мгновение и раздался звонкий щелчок складываемого обреза. Осмотревшись, он стал целиться в железную бочку, которая стояла недалеко от входа в дом; он целился очень долго, хотя расстояние до нее было всего несколько метров, я не выдержал, и уже хотел зажать уши руками, но в этот момент раздался вдруг звонкий звук – «клац», будто кто-то ударил камешком о стекло. Потом еще раз: «Клац!»

– Б-бляха муха, что за фигня!? – возмутился он с недоумением, вертя обрез в руках.

И в это мгновение я подскочил к нему, и, страшно потея, стал упрашивать:

– Дай я, дай я, ну разок, ну?

– Ну на, – нехотя протянул он мне обрез.

И я вдруг почувствовал, как внутри все задрожало, когда обрез оказался у меня в руках. Секунду я зачарованно смотрел на него, потом поднял двумя руками, прицелившись в корыто, которое было привалено к стене дома, и нажал на курок.

«Б-а-бах!!» – гулко рванул обрез у меня прямо под сердцем, приклад больно резанул меня в плечо, руки подскочили, и пуля с визгом прошила кусок оконного стекла, торчавший из рамы, разбрызгала со звоном осколки, и, сухо шлепнув, застряла где-то в стене внутри дома; корыто стояло не шелохнувшись.

Ошалев, я открыл рот, в правом ухе пульсировал горячий звон.

– Вот это да! Вот это да! – заорал он и отчего-то шлепнул себя по щекам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)