Пираты Индийского океана.

Сначала у самолёта отвалилось одно крыло. Самолёт обиженно завалился на бок, немножко побарахтался, но это ему не помогло. Разваливаясь в воздухе, самолёт падал в океан. Хвост планировал, пытаясь догнать обломки. В хвосте мирно спала девочка Таня. Надо сказать, она трусила лететь так далеко, в дружественную Камбоджу. И не предполагала, насколько далеко залетит. Внизу, в водах Индийского океана ждали её приветливые акулы. Ядовитые морские змеи грациозно кивали головками: упадёт, так и быть, укусим. А строгая, но справедливая медуза крестовик скромно добавляла: но не раньше, чем я её потрогаю щупальцами. Я так давно не трогала щупальцами туристов из Санкт-Петербурга.

С кораллового острова, с его песчаного пляжа, глядел задумчиво турист-одиночка. – Сколько сейчас в августе метеоритов. И какой большой. И, кажется, прямо мне на голову падает. ПЛЮХ!!! Где-то над океаном взвился столб воды. Хвост упал, так и не догнав остальные, более счастливые обломки. Они упали в других, наверняка более интересных местах. В мире ведь столько интересного. Поэтому, надо обязательно путешествовать. Обязательно летать самолётами. Интересно, успела ли проснуться Таня? Ведь под водой столько интересного.

И Таня проснулась. Чихнула. Воздуха явно не хватало. Почему-то темно. Хотя сверху в иллюминатор пробивается слабый свет. Самолёт упал на отмель. Тёмная масса воды у самых Таниных ног успокоилась. – Никуда от нас не денешься. – Подумал краб, проползая мимо. – Я первым тебя съем. Ну, может быть с кем и поделюсь. Вон ты какая, большая и вкусная. На всех хватит. Таня заплакала. Таня поняла, что она уже приехала. Что встречи со школьниками Камбоджи не будет. Не будет весёлого лагеря на берегу залива. – Меконг тебе, дуре, захотелось посмотреть. Мало тебе Невы было. У нас то там хоть корюшка водится. А тут?!

В тёмной воде булькало и плескалось что-то страшное. Воздуха оставалось только на два глотка. И тогда Таня совершила подвиг. Она разом заглотнула в себя оба эти глотка и нырнула в воду. Пару раз она ударилась обо что-то твёрдое, поцарапалась. Но, наконец, выбралась и увидела поверхность моря над головой. Уже задыхаясь, она вынырнула. Глаза щипало от солёной воды. И она не сразу увидела необъятный простор океана. Одна! Посреди океана! Никого рядом! Таня пошла было ко дну, но повернула голову и увидела сзади песчаный берег, зелёные пальмы. Недалеко! Я доплыву. Таня прекрасно плавала. Добрая Валя Матвиенко не успела построить для Тани плавательный бассейн, и Таня плавала, где придётся. Нужда научит. Хорошо, что не было волн. Платье мешало, она стянула его через голову. Берег приближался слишком медленно. Что-то холодное тронуло её сзади. Осьминог!!! Таня поплыла очень быстро. Потом ещё быстрее. Потом так быстро, что задохнулась. Осьминог отстал. Может быть, это был не осьминог. Может быть, это была акула. На мелководье акулы тоже нападают. Откусывают ноги, руки, а потом всё остальное. Голодная и опытная акула Таню бы непременно съела. Но не судьба. Шлёпая босыми ногами в тёплой воде, Таня выбралась на берег. Какая жарища! Всю географию Таня проспала и теперь даже не знала, в какую часть Индийского океана шлёпнулась. Её сверстники и сверстницы из группы питерских школьников наверняка это знали и сейчас рассказывали любознательным осьминогам и каракатицам. Мелкий белый песочек обжигал ноги. Солнце пекло как горчичник. Мучимая жаждой, Таня добралась до пальм. Вот они, кокосовые орехи. Там, наверху, а Таня тут, внизу. И если бы её не спасло что-то такое непонятное, то Таня сейчас бы умерла от жажды и огорчения. Но орех сорвался с дерева и раскололся у её ног. Это что-то такое, кокосовый краб, хотел закусить, но явно не ожидал встретить Таню. – Ну, конечно, ты большая. – Плакал он, глядя, как Таня пожирает куски ореха. – Я трудился, стебелёк перекусывал. Сожрала. Ничего не оставила. Дуракам счастье. Пальмовая роща давала тень. Необитаемый остров заманивал. Заходи Таня. Ознакомься с моими достопримечательностями. Поглубже, поглубже заходи. Подальше от берега. На берегу ещё искать могут. А в глубине острова тебя никто не найдёт. И Таня пошла. Всё равно ведь куда-то идти надо. Не сидеть же на берегу. Ждать, когда тебе ещё один орех на голову спустят. Где-то в океане плакали акулы, рыдал осьминог, краб подводный перестал ждать Таню и уже поймал маленькую рыбку. Погибший самолёт конечно уже начали искать. И, конечно же, искали не там, где надо и будут искать ещё очень долго. Плачут в холодном сыром Петербурге папа и мама, радуются мальчики и девочки. Теперь наша очередь, теперь мы полетим. А тропический лес всё гуще. А кто тут интересно водится?

Страшный вопль за деревьями. Кого-то, непременно, едят. Когда съедят, поймают Таню и тоже слопают. Спасайся Таня! Тут водятся людоеды. Ещё один вопль. И громкий плач. И Таня сдуру побежала… Куда? Ну чем ты там поможешь. Вот ведь молодежь в Петербурге. Везде сунется. На поляне большой толстый удав обвил кольцами маленького черненького мальчика. Сейчас задушу, думал, а потом съем. Он уже начал заглатывать малыша. Но Таня схватила его за хвост и изо всех сил потянула. Удав рассердился. Ты кто такая, чтоб меня за хвост таскать?! А Таня привязала его за хвост к дереву. Мальчик вырвался и убежал. И спасибо Тане не сказал. И вы на юг поедете, тоже не надейтесь, никто вам спасибо не скажет. Нужны вы нашим удавам. Таня пошла дальше. Она искала бананы. Бананы здесь непременно должны расти. Чтобы Таня подкрепилась и с голоду не умерла. Но где же? Где?! Ни одного банана. А паутина, какая страшная! Кто-то плачет. Тоненьким жалобным голоском. Таня, не наученная горьким опытом, сунулась вперёд. И увидела большого жирного паука. Он полз по паутине к маленькой девочке. Дурочка запуталась в паутину и плакала. Паук высосет из неё кровь. И она будет висеть в паутине, сушеная и некрасивая. Паук непременно ядовитый. Таня об этом догадалась и не сунулась. Она взяла камень, что лежал под ногами, и запустила в паука. Да так удачно. И где только научилась. Бедный паук. Ему не удалось пообедать. Таня освободила девочку из паутины. Та показала ей язык, укусила и убежала. Не любят нас здесь, догадалась Таня. Что делать. Надо идти дальше. Джунгли всё гуще. Где-то журчит вода. Наверное, река. Таня вышла на тропинку. А по тропинке шла старушка. Тоже чёрненькая, дряхленькая, с палочкой. А за старушкой крался тигр. Он присел, чтобы прыгнуть и съесть старушку. И Таня мяукнула. Громко так, очень похоже. В джунглях кошек не водится. И тигр смутился и прыгнул в другую сторону. Старушка оглянулась, закричала, увидев Таню и тигра, ничего не поняла, стукнула Таню палкой и убежала. Такая старенькая, а так быстро бегает, заплакала Таня. Конечно, ей было обидно. Но её мучения уже кончались. В джунглях забили барабаны. Из за деревьев выскочили туземцы. С луками и стрелами. Наверняка у них сегодня была охота. И я даже знаю на кого. Бедная Таня. Её связали, привязали за руки и за ноги к длинной палке. И понесли. В детской книжке она видела такую картинку. Но там дяденьки охотники несли привязанную к палке дикую свинью. Кабана. Но меня то зачем? – Не догадывалась Таня. На поляне стояли хижины туземцев. На костре в котле весело булькала вода. Женщины собирались варить суп. Догадались бы меня угостить. – Подумала было Таня. А вождь племени уже подходил к ней, весело улыбаясь и почему-то вынимая из-за пояса острый ножик. Чего это он, не поняла Таня.

Таня!!! Сейчас тебя будет есть. Но сначала сварят из тебя суп. Ох. А ведь ты так не любила суп. Что бы мама сказала?

Снова забили барабаны. Другие охотники принесли из джунглей замечательную добычу. Большую и вкусную ящерицу, игуану. Все о чём-то заговорили. Наверное, решали, кого сначала съесть: вкусную игуану или эту девчонку. Белую, наверняка больную. И невкусную. Нас не только не любят, Таня. Мы Ещё И Невкусные. Как это обидно. Ели игуану. Пили пальмовое вино. Закусывали бананами. Таня торчала кверх ногами и очень устала. Совершенно пьяный вождь наконец решил не есть Таню. Он решил на ней жениться. Вот счастье-то. – Ты будешь моей любимой женой, говорил вождь. Восьмой. Восьмёрка это счастливое число у нас в джунглях. Восьмая жена вождя. Я попрошу старших жен, чтобы они тебя первое время не очень били. Не заставляли первое время очень много работать. А когда ты состаришься, не бойся, ты быстро состаришься. Я велю, чтоб тебя не привязывали к дереву, на съедение муравьям. Нет, любимая. Я своими руками отнесу тебя высоко в горы. Таня не говорила по-местному. Но всё, всё понимала. У нас в горах, говорил вождь, замечательный действующий вулкан. Наша национальная гордость. Я сброшу тебя в жерло вулкана.

Свадьбу решили сыграть тут же. Пальмовое вино ещё оставалось. Таню развязали, посадили на землю. Стали петь красивые туземные песни. Плясать красивые местные танцы. Угостили Таню бананом. В джунглях ревел тигр, наверное, тоже хотел на свадьбу. Лучше бы тигру досталась, думала Таня. Он моложе. У вождя выпали от старости все зубы. Зато он был ужасно толстый и совершенно лысый. А я то думала, что они все курчавые. Век живи, век учись. Но умирать не хочется. Вождь напился пьяным и на Таню не смотрел. Маленький черный мальчик, маленькая чёрная девочка и противная дряхлая старушка с палкой в руке подобрались к Тане. – Сейчас опять будут бить палкой и кусать. – Догадалась Таня. Пойдём. – Шепнул ей мальчик. – Куда? – Шепнула Таня. – Туда. – Сказала девочка и показала Тане кулак. А старуха замахнулась палкой. Хорошие люди. – Поняла Таня и пошла, тихонько выбралась из за стола. Хотя не за столом они сидели, а на земле. Хотя непонятно на каком языке туземцы говорили.

Отошли они потихоньку подальше. Тане показали тропинку в джунглях. Беги Таня! Сзади уже кричал вождь. Он обнаружил пропажу.

Таня побежала. Быстро наступила ночь. А ночь в джунглях, это ужасно. Там все охотятся друг на друга. Все хорошо видят в темноте. Кроме Тани. Она ничего не видела. Она чувствовала, что сейчас её кто-нибудь съест. Может быть крокодил. Возможно, удав. Не исключено, что тигр. Лучше переждать до рассвета вот под этим деревом. Таня присела под толстенным фикусом. Конечно, её могла укусить кобра. Но пока кобра собиралась, Таня немного передохнула. Немного поплакала. Громко плакать нельзя. Услышат.

– Ах, Таня. Как трудно одному в лесу. – Да уж. – Вздохнула Таня. – Не с кем поговорить. Никто тебя не любит. Вокруг одни враги. – И не говори. – Вздохнула Таня. – И, главное, все такие тупые. Им бы только жрать. А уж музыка у них. – Да, музыка у них, согласилась Таня. А ты кто такой? В темноте не видно. По голосу мальчик. Ты не из Питера? – Из Питера. – А что ты здесь делаешь? Ты, случайно, не с нашего самолета? – Нет. Я с другого самолёта. – А как тебя зовут? – Джек. – Джек! Давай дружить! – Давай! – Ну, где же ты? Выходи!

В темноте летали светляки. Они освещали Таню. А Джека не было видно. Он стоял за деревом и не торопился показаться. – Джек! Я уже боюсь. Покажись. – Нет, Таня. Я стесняюсь. Я очень страшный. Обещаешь, что не будешь меня бояться? – ОБЕЩАЮ!!!

ИИИИИ!!!!

Ну вот. А ведь обещала. – Ты тигр! – Да, я тигр. – А почему ты говоришь? – Что ж мне, рычать что ли? Действительно. Но это был тот самый тигр, что днём едва не съел старушку. Он стоял в темноте. Такой полосатый. Усатый и зубастый. И мог, если захочет, проглотить Таню. Разорвать Таню в клочья. И утащить её глубоко глубоко в джунгли. Чтобы поужинать спокойно и без свидетелей. И всётаки интересно. Как же ты, тигр, а говоришь. И не поанглийски, порусски говоришь. Я слышала, один тигр в Стамбуле умеет говорить Аллах Акбар. А наш питерский тигр оказывается ещё лучше умеет. Я всегда думала, что наши питерские ещё лучше. Но чтобы тигр! Да, я такой, вздохнул тигр. Мне это нравится. Я работал в цирке, у укротителя Куклачёва — Сиамского. И незаметно научился. Укротителю не говорил, чтобы его не огорчать. А сам, иногда, по ночам, когда не спалось. Медведь, в соседней клетке, тоже научился. Мы летели на гастроли одним самолётом. Медведь, я, дрессировщика не взяли. Он опоздал, полетел другим самолётом. И вот над океаном такое безобразие. Разбились все, один я спасся и теперь вот странствую в джунглях. КАК СКУЧНО, ТАНЯ! Ни тебе поговорить, ни узнать, как ЗЕНИТ сыграл. – Зато, здесь можно встретить тигрицу. – Сказала Таня. – Они такие дикие. Только рычат и кусаются. Интеллигентному тигру с ними скучно. Нет, пора домой, в Петербург. – Сядем на ближайший самолёт. – Съехидствовала Таня. И полетим. Я полечу в бизнесклассе, ты в багажном отделении. – Не стыдно? – Спросил тигр. – Стыдно, согласилась Таня. А что делать? Кстати, зачем ты крался за старушкой? Может ты всё-таки тигр людоед? Спросила и самой стало страшно. А ВДРУГ И ПРАВДА? А ВДРУГ ДЖЕК ПРИТВОРЯЕТСЯ? – Дура ты Таня. Я играл, я шутил. Мне скучно в джунглях. – Тоже мне, Евгений Онегин с хвостом. Лишний тигр в джунглях. Таня здорово рисковала. Если бы Джек не был таким добрым, таким воспитанным. Проще говоря, если бы он не был ПИТЕРСКИМ ТИГРОМ, а был бы каким — нибудь московским там львом или скажем киевским леопардом. ТО ТАНЯ БЫЛА БЫ СЪЕДЕНА. Я бы сам её съел. Не груби мужчинам. Мы народ хрупкий, нервный. Случае чего, зарычим и разорвём в клочья. Но Джек, но Джек простил Таню. ОНА ЕМУ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ. – Подождём до рассвета, Таня. А там поищем дороги к берегу моря. Может быть, мы встретим какой-нибудь корабль. Тебя они возьмут, возможно. Меня застрелят и сдерут шкуру. Но для тебя я готов на всё! – Не надо, тигр! Не говори таких слов! Ты занесён в Красную книгу. Тебя не посмеют тронуть. Я скажу им на своём почти отличном английском языке. РУКИ ПРОЧЬ ОТ МОЕГО ТИГРА, hands off!!! Мы уедем вместе в Петербург и там всё скажем твоему укротителю. Он нас поймёт. Мы будем счастливы тигр!!! Джунгли никогда не слышали таких речей. Заслушались кобры и передумали кусать Таню. Удав своими тупыми мозгами всё-таки понял, есть на свете настоящая любовь, надо будет и мне помягче со своей удавицей. Быстро наступил тропический рассвет. И хорошо, что быстро. Ведь любовь тигра и ученицы 9-го А класса школы с углублённым изучением английского языка обречена, никто их не поймёт.

Они пошли по утреннему лесу. Тигр хотел было поймать антилопу, но передумал. Не хотелось выглядеть перед Таней слишком кровожадным. Потерплю. В джунглях гудели барабаны. Вождь туземцев не оставлял своих планов. Или женюсь на ней, или, на худой конец, съем. Чтоб не бегала. Такую честь ей оказал, а она в бега ударилась. Но Таня с тигром ушли уже далеко. Море звало их. Там акулы, дельфины и осьминоги. Там летают чайки над морской волной. Там можно встретить пиратов.

Таня возлагала на возможную встречу большие надежды. Захвачу вместе с тигром пиратский корабль и стану грабить корабли в водах Индийского океана. Мало вам не покажется. Мы еще поживём с тигром, мы ещё повоюем. А цирк и 10-й класс оставим на потом. Когда-нибудь, в старости, я так и быть пойду в школу, все равно делать нечего. А сейчас…

А как же друзья и одноклассники Тани? Сейчас, самое время рассказать, что происходит на дне океана. На дне Индийского океана совсем не глубоко, всего 4 километра. Не то, что в Тихом, там целых 11. И куда столько? Устанешь, пока до дна доплывёшь. А Танины друзья и одноклассники, наверняка, очень интересно проводят время. Жаль, что не скажут. Я всё-таки загляну на дно. Ау. Скажите хоть буль-буль. Ничего не скажут. И темно там, на дне, ничего не видать. Может, их там и нет?

Это большая трагедия, говорил президент по телевидению. То, что самолёт разбился, трагедия. И то, что школьники утопли, трагедия. Но это ещё не беда. Беда что мы так и не знаем, чего это самолёты бьются. Но мы это обязательно выясним. ТАНЯ ПОГИБЛА НЕ ЗРЯ! Мы узнаем, почему самолёт грохнулся. И ПРИМЕМ МЕРЫ!!!

Таня с тигром шли по джунглям. Тигр собирал и дарил Тане цветы-орхидеи. Тигр отгонял от Тани комаров, мух. И один раз даже отогнал от неё муху ЦЕЦЕ. Если бы муха Таню укусила, то Таня заболела бы ужасной сонной болезнью. Сонливость, апатия, можно в школу не ходить. А потом помрёшь, и захочешь пойти в школу, но мертвецов туда не пускают. И папа с мамой будут приносить тебе на могилку цветы, а ты их даже и не понюхаешь. Как приятно пахли орхидеи. На мой так вкус ландыши лучше. Но дарят орхидеи, нюхай орхидеи. А ещё лучше позавтракать. Где-то орали обезьяны, их жрали удавы. Плакала птичка, попав в паутину уже нам знакомого паука. Все что-нибудь да ели, никто не голодал. Тигр сорвал Тане гроздь бананов. Что ж, лучше, чем ничего, думала Таня. Хорошо бы сейчас пойти в ресторан. С тигррром! – Джек. А ты хочешь есть? – Хочу, Таня. Признался тигр. – Что же ты стесняешься?! Поймай себе какую-нибудь антилопу. Я не буду глядеть. Я отвернусь. И Джек моментально поймал себе антилопу. Небольшую, чтобы Таня не стеснялась. Но Таня всё равно обмерла. Джек – хищник. Свирепый и беспощадный хищник. Печально, но факт. Как хрустели косточки бедной антилопы. Ей было, наверно, очень больно. Она, наверное, была очень вкусная. Жаль, что он питается сырым мясом, а я только жареным. Ресторан отпадает, не пойдём. Невежественная Таня не знала, что некоторые в ресторане и сырым мясом питаются. И ничем мы не хуже тигров.

После завтрака они пошли дальше. И, наверное, далеко бы зашли. До моря оставались сущие пустяки. Но вдруг тигр насторожился. Таня закричала от ужаса. Возле высокого тропического муравейника к дереву привязан скелет человека. Муравьи обглодали его. Череп улыбался таинственной улыбкой. А в зубах мертвец держал какую-то бумажку. Всякий, кто интересуется пиратами, поймёт. И Таня поняла. – Джек. Попробуй достать эту записку. – Шепнула она. – Попробую. Не нравится мне этот скелет. Чего он улыбается? Хотел бы я знать, кто его привязал к дереву? Это не местные. Местные не стали бы портить такой вкусный кусок мяса. Сами бы съели. Загадка. Но раз ты хочешь, Таня. Попробую. Тигр протянул лапу. И случилось необычайное. Скелет лязгнул зубами и попытался укусить тигра. – Ай!! Скелет лягнул ногой тигра. Тот с визгом отступил. – Ему есть, что охранять. – Прохрипел он. – Уйдём, Джек. Ну его. Не связывайся. – Нет, теперь не уйдём. – Взревел самолюбивый тигр. Возьми палку. Бей его по рукам. А я займусь им вплотную. Что это значит, Таня не поняла. Она схватила сухую ветку и ткнула её в зубы озверелого покойника. Скелет начал было грызть палку, не выпуская из зубов записку. А Джек подкрался сбоку и ударом лапы сшиб у скелета череп. Череп мячиком покатился по траве, попытался укусить Таню за ногу. Он хлопнула его и раз и два, и не расколется, такой твёрдый, как кокосовый орех. Тигр воевал с безголовым скелетом. Без головы скелет потерял ориентацию и скоро прекратил сопротивление. Записку удалось таки выбить из зубов чудовища. Тигр лапой отшвырнул череп, Таня подхватила записку. – Бежим! Они бросились бежать по тропе. Скелет рвался за ними. Но был прочно привязан к дереву. Победа. Но нужна ли нам эта победа? Теперь за нами не только живые туземцы, но и мертвый покойник будут охотиться. Ночью мертвецы особенно опасны. Но дело сделано, прочтём, что там написано. В записке значилось следующее: Прямо по тропе, в пещере на берегу моря, в час отлива, когда заснут морские змеи. Берегись осьминога.

Таня смутилась. Осьминог! Морские змеи. Но с другой стороны. А вдруг, клад! – А вдруг, змея укусит? – Сказал Джек. Морская змея, самая страшная в мире. От её яда нет спасения. – А я так больше осьминога боюсь. Джек не ответил. Тигр решал, хорошее доброе тигриное чувство боролось с естественной осторожностью. – Хорошо, Таня. Если ты хочешь, будем искать клад. Осьминога я возьму на себя. Морских змей остерегайся. Тут уж я ничем не смогу помочь. – Ах, думала Таня, разбогатею. Куплю Джеку бриллиантовый ошейник. И всё-таки пойдём в ресторан. Миллиардера пустят даже вместе с тигром. – А где пещера-то? – Вдруг одновременно подумали оба. Не видел тут Джек пещеры? Нет. Будем искать. С Джеком я не пропаду, думала Таня. Он шёл рядом, такой красивый. Чёрная и жёлтая полоска. Шикарные усы. А походка! Ни у кого нет такой вкрадчивой, кошачьей походки. НАСТОЯЩИЙ ТИГР!

Не стоит думать, что туземцы забыли о Тане. Такая вкусная! Не каждый день поймаешь игуану. А тут девчонка в лесу бродит, совсем без толку болтается. Может быть, даже уже похудела. Надо её отловить. Спорили только: съесть или выдать замуж за вождя? Наконец предложили: сначала выдадим замуж, а потом съедим. На этом и порешили.

К вечеру Таня с тигром выбрались на берег океана. Поужинали кокосовыми орехами, а тигр ещё сбегал, поймал черепаху. Таня сидела, боялась, потом было жалко черепаху, потом сердилась на тигра: какой зверь! Потом помирились. Скелет ещё не показывался. Видимо, без головы ему было трудно найти дорогу. Остался в лесу.

В джунглях кричали всякие звери и птицы, жалели, что Таня ушла. Надеялись, что вернётся. Как трудно жить в тропиках, думала Таня. Недаром они ездят учиться к нам, в Россию. После их удавов, наши стинхеды совсем не страшные.

— Таня! Отдай мою голову! – Начинается. А почему ты по-русски говоришь? – А я был пират из России. Свой своего грабит, да?! Таня на минуту вздремнула, голос ей, наверное, прислышался.

Солнце поднималось над океаном. Ещё не спешили спасательные корабли спасать Таню. Ещё не летел самолёт, сбросить Тане всякие вкусные и полезные грузы. Потом вернуться и спасти её окончательно. Они с тигром шли по пляжу. Вот и скалы на берегу. Если где есть пещера, то, наверное, здесь. – Раз в месяц бывает самый большой отлив. И как раз сегодня. Врал ли образованный тигр или действительно что-то читал? Но море и вправду далеко отступило от берега. На песке сохли медузы, всякие ракушки, удивительно красивые. Но жадной Тане хотелось клада и ракушки её не интересовали. – Смотри, Таня. Морской гребешок. Он очень вкусный. А вот каури, денежная ракушка. А вот, вот, смотри. САМАЯ ДОРОГАЯ, САМАЯ КРАСИВАЯ РАКОВИНА. СЛАВА ИНДИИ. Не трогай её, она ядовитая. А вот и пещера. Тигр был очень огорчён. Но в скале действительно чернела дыра, вход в пещеру. Надо туда лезть. Там темно, у нас нет света. Если стукнуться лбом об стену, из глаз искры посыплются и можно получить свет. У Тани, конечно, была зажигалка, она, конечно, слегка, иногда покуривала. Но зажигалка утонула в океане. В темноте. В пещеру. Туда, где осьминог. Туда, где морские змеи. НЕТ. ТУДА, ГДЕ КЛАД.

Тигр пошёл первым. Таня за ним, держась за хвост. По сырым скользким камням вверх, а потом вниз, туда, где что-то булькало, кто-то шипел. – Как ты думаешь, заснули змеи? – Сейчас узнаем. Свет пробивался в пещеру, через отверстие в скале. Пахло водорослями и морем. Внизу, где ещё осталась морская вода, действительно шевелились какие-то гибкие, грациозные создания. Ярко, пёстро окрашенные. – Это смертельно, урчал тигр. Он тоже боялся. – А где же клад? – Вздыхала Таня. Они пробирались по краешку, перебирались с камня на камень. Что там в глубине пещеры? Таня пригляделась. Она бы закричала, но нехватило сил. У бесстрашной то Тани. В углу пещеры кружком сидели скелеты. Чего они такое сторожили? И их слишком много. Если все такие бойкие, как тот, что там, на берегу, то нам каюк. – Мне кажется, они плохо видят. – Шепнул тигр. – Давай их отвлечём. – Чем их отвлечёшь? Может они от сырости уже плохо двигаются? Уже и встать не могут? Заскрипели кости. Завращались черепа. Наших героев заметили! Скелеты стали подниматься один за другим. Они нас окружают. – Шепнул тигр. В следующее мгновение мертвецы бросились на них. Один ухватил тигра за хвост и временно ограничил его подвижность. А другие, все вместе схватили Таню и поволокли вглубь пещеры. ДЖЕЕЕК!!! ПОМОГИИИ!!! Джек вырывался, едва не оторвал себе хвост. Но Таню подтащили уже к стене, а там новый подземный ход. Скелеты поволокли Таню туда, тигр со скелетом на хвосте за ними. Поздно. Сверху опустился камень и закрыл проход в каменный туннель. Таня погибла!!!

Тигр рычал от отчаянья. Тигр грыз зубами каменную стену. Бился головой о камень. Скрёб когтями. Всё напрасно.

Скелеты несли Таню по каменному туннелю, щипали её за ноги, лязгая зубами, от радости, наверное. Конечно, в пещере скучно, а тут хоть маленькое, а развлечение. В туннеле было не темно, стенки светились, очевидно, светящиеся водоросли. Можно было кое-что увидеть. Но Таня зажмурила глаза, чтоб не увидеть собственной смерти. Действительно, отсюда не убежишь. Клада тебе захотелось. Ой! Опять щипают. Как больно!!!

Скелеты устали и поволокли её за ноги, сдирая кожу о камни. Один из скелетов вскочил на неё и начал плясать. Потом, один за другим они стали прыгать по Тане, всё норовя по носу да по губам задеть. – Лучше бы меня съел осьминог! – Стонала она. Её уже начинали кусать. Крепкие, молодые, здоровые зубы скелетов истосковались по вкусной, здоровой пище. А Таня у нас, оказывается и вкусная и здоровая. – Значит тебе лучше с осьминогом? – Смеялся кто-то в темноте. Звенели косточки. Ещё не Танины, но ещё немного. Таня чувствовала, звенеть ей костями, вот вот я развалюсь. И от меня останется один скелет. Прощай Джек, прощай мама-папа, город Петербург, прощааа-ай. Клада тебе захотелось, будет тебе сейчас клад.

Тоннель, наконец, кончился. Они очутились в огромной пещере. Сверху струился свет. Кусочек неба в трещине свода. Там проплывали облака, парили чайки и упрямые самолеты разыскивали Таню. А здесь в луже морской воды, в центре пещеры, сидел и ждал Таню огромный осьминог. – Заждалась ты меня, голубушка? – Сказал ласково осьминог. – Что-то ко мне часто кладоискатели из России забредают. Я не против, нет. Вы очень, очень вкусные. Но я стал забывать английский язык. Английские кладоискатели стали попадаться реже. Я осьминог образованный, 500 лет живу на свете. Продолжаю интересоваться событиями. Значит, в Камбоджу летела? – Отпусти дяденька, а? – Спросила Таня, сама не надеясь на удачу. Осьминог только засмеялся. – Сейчас я тебя, тётенька, высосу, живьём! Но сначала побеседуем, немного. Ну, как тебе нравится у нас, в тропиках? Гостеприимство, сервис, пятизвёздочные отели. Сегодня переночуешь в пятизвёздочном отеле. В моём номере, здесь в луже места хватит. Может, с морской змейкой тебя познакомить? Нет, не буду лишать себя удовольствия, ЗАНЯТЬСЯ ТОБОЙ ЛИЧНО. Как интересно! Скелет в лесу не успел рассказать тебе, как это интересно? Дурачок, сбежал от меня, думал, что от меня можно где-нибудь на острове скрыться. Нет, я никого не боюсь. Точнее, почти никого, но тебе это знать не обязательно. А клад я тебе покажу. Мне не жалко, смотри: ЧТО У МЕНЯ ТУТ ЕСТЬ. Действительно, на это стоило посмотреть. Весь пол пещеры был уставлен ящиками с сокровищами. Целые поколения пиратов грабили корабли и складывали награбленное в этой пещере. Осьминог сторожил добычу. Пока не решил, что лучше присвоить все сокровища себе. А пиратов всех съесть по одному. Бедные скелеты, все они были когда-то отважными морскими разбойниками. А теперь стали слугами, а проще сказать рабами, жестокого и коварного осьминога. Но среди всех удивительных вещей этой кладовой сокровищ, самая удивительной оказалась летающая тарелка. Да, да, настоящая летающая тарелка. Как она попала в пещеру? Захватили ли её тоже, как и многое другое, когда-то пираты? Или она попала в пещеру раньше и теперь стояла в углу, как новенькая. Сияла голубой инопланетной окраской. Тарелке и дела не было, до Таниных бед-несчастий. Возможно, она была автоматической, или инопланетяне давно умерли, и аппарат стоял без хозяев. Кто знает? Осьминог был в хорошем настроении. Он рассказывал о своих сокровищах. В этом ящике золото, в это жемчуг, вон в том и в том, другие драгоценные камни. У нас, на Индийском океане, их много. Хочешь надеть на себя ожерелье из сокровищницы индийских раджей. У меня и зеркало есть, полюбуешься на себя. – Спасибо. – Сказала Таня. – Спасибо, да? Или, спасибо, нет? Пока я меряю эту дребедень, мне может быть, кто-нибудь, вдруг, да и поможет. Джек! Да, Джек непременно поможет. Надо потянуть время.

Какие украшения она меряла! Какие бриллианты примеряла. Всегда в продаже золотые серьги с бриллиантами и сапфирами. Серьги, кольца, браслеты. Таня светилась, как новогодняя ёлка. Блистала, как фейерверк ко дню 8 марта. И никакого удовольствия. Время шло. Джек, где ты?! – Осьминог, спросила она, наконец. А эта красивенькая, кругленькая, голубая тарелочка, она тоже из твоей сокровищницы? И осьминог впервые смутился. – Я не знаю, что это такое. Эта штука торчит здесь, в пещере уже много веков, появилась тут ещё при моих бабушках и дедушках. Наверное, она очень ценная. Но из чего она сделана? Может быть, из перламутра? И что там внутри? Что в ней внутри? Возможно, что-то очень ценное. Таня поняла, что осьминог, страшная жадина. И он понятия не имеет, что тарелка ЛЕТАЮЩАЯ. А не попробовать ли? Вдруг, чудо? – Осьминог. – Сказала Таня таким сладеньким голосом, что самой тошно стало. Хочешь, я попробую открыть эту красивую голубую…коробочку? Осьминог засомневался, но жадность пересилила. Скелеты, обрадованные внеплановым развлечением, залязгали зубами. – Хорошо. – Щёлкнул клювом осьминог. – Попробуй. Если откроешь, я тебя даже отпущу. Живой! Только открой, подумал он. А я тебя на крышке этой голубой коробки и съем. По частям. Слишком умная. Значит, наверняка, вкусная. – Пролезет ли тарелка в трещину скалы? – Засомневалась Таня. Она глянула вверх, показалось ли, но вверху на мгновенья мелькнул полосатый хвост и исчез. – Ах, Джек! – Подумала Таня. Она трогала летающую тарелку и там и там. Не исключено, что она возьмёт и улетит и без меня. Не исключено, что у неё горючее кончилось. Как осьминог на меня смотрит! Он, наверное, уже проголодался. Но жадность у осьминога пересилила вполне естественное желание пообедать. Он терпеливо ждал. И, наконец, Тане удалось! Что-то щёлкнуло внутри тарелки и Таню затянуло сквозь стенку. Она очутилась на кресле пилота. Оказывается, изнутри тарелка была прозрачной, всё снаружи видно. Но осьминог потерял Таню из виду. – Девчонка!!! Где ты?!! Скелеты! Ищите её. Она спряталась под эту проклятую коробку. Она утащила на себе самые дорогие украшения из моей коллекции. Ох, и сожру я её сейчас! Таня глядела на рычаги управления. Глядела вверх. Сверху спускалась в пещеру верёвка, в зубах её держал тигр, но верёвка не доставала до дна пещеры. Таня схватилась за первый попавшийся рычаг. Тарелка подпрыгнула, плюхнулась обратно и больно придавила осьминога. – Ах, ты так! – Заорал он. Не будет тебе лёгкой смерти. – Вот тебе ещё раз. – Приговаривала Таня, хватая один рычаг за другим. Тигр наверху рычал от натуги, но вытягивал канат, сколько хватало сил. Тарелка, наконец, взлетела. Но зависла. Осьминог вцепился в неё всеми щупальцами. – Отдай мои сокровища!!! – Подавись. – Сказала Таня. И выбросила из тарелки бриллиантовое ожерелье. Осьминог схватил его одним щупальцем. – Жаль, что у тебя 8 лап. На тебе. И на тебе. И на тебе. Таня вышвыривала из кабины одно украшение за другим, осьминог хватал их то одним, то другим щупальцем. И, наконец, отпустил космический корабль. Таня взлетела. И пора. Джек совсем выбился из сил. Верёвка им не понадобилась. Таня вылетела из пещеры. Сделала круг над скалой. – Джек! Мы победили! Чёрт с ними, с сокровищами. Мы улетим домой!! А осьминог пусть жрёт своё золото и закусывает жемчугом. С меня хватит. Тарелка опустилась на прибрежный песок. Тигр спустился по отвесной скале. Веревка ему очень даже пригодилась. Они встретились на морском берегу. Тигр рассказал Тане, что скелет, который его задержал, ему же потом и помог. – Это был скелет французского пирата. Он устыдился, что обидел даму. Решил искупить свою вину. Ведь осьминога все они в душе ненавидят. Как они, наверное, там, в пещере смеются. Нам пора, Таня. Попробуем улететь на летающей тарелке. Тигр говорил, стоя у кромки океанского прибоя. Таня, сидя в летающей тарелке, слушала его. Всё складывалось так хорошо. И вдруг пёстро окрашенная лента мелькнула у лап тигра. Он взревел. Была ли это месть осьминога или несчастный случай? Его укусила морская змея! Таня выскочила из летающей тарелки. Она подбежала к тигру. Джек завалился на бок, захрипел, подёргался и затих. От яда морской змеи нет противоядия. – Вспомнила Таня. Она плакала. Гладила Джека по полосатой шкуре. Толкала в бок. Тигр не оживал. Глянула Таня на тропическое солнце. – Чтоб тебе солнечное затмение. Да полное. Да чтоб темно и холодно стало. Чтоб все морские змеи передохли. И чертов тропический остров, со всеми змеями-сокровищами к черту провалился. Сквозь слёзы, Таня проморгалась, увидела знакомую старушку негритянку с палочкой. – Ну, бей меня, хоть совсем забей палкой. Я заслуживаю. Не уберегла Джека. Но старушка вовсе не стала бить Таню. Наоборот, она изо всех сил стукнула палкой несчастного Джека. – Зачем ты его бьёшь?! – Обиделась Таня. – Он теперь мёртвый, ничего не чувствует. Когда был живой, ты его боялась. А теперь… Не стыдно? Бабушка стукнула тигра второй, третий раз. Джек подскочил, как-то по-особому взмяукнул. И ожил. Это не простая. Это волшебная палочка! – Обмерла Таня. Бабушка волшебница. Из местных, но довольно могущественная. – Я хочу пить! – Простонал Джек и стал лакать морскую воду. – Сплошная соль! С ума сошёл. – Сказала Таня. – Бабушка! Как мне вас благодарить?! Старушка улыбнулась. На берегу появились её внуки: маленькая девочка, которую Таня спасла от паука. И маленький мальчик, вызволенный ею из объятий удава. Многое было ещё непонятно. Но пока разбираешься, туземный вождь может нагрянуть со всем своим племенем. И опять предложить выйти замуж. Нет. Надо удирать, пока не поздно. – Джек! Мы поместимся тут? Тигр еле пролез в летающую тарелку. Таня села на место пилота. Они помахали своим друзьям. Таня рукой, а Джек лапой. Летающая тарелка поднялась высоко-высоко. Куда лететь Таня, конечно, не знала. Решила интуитивно, лететь на север. Хватит с меня юга. Купим с Джеком себе мороженого, и будем зимой кататься на лыжах. Океан ещё был очень велик. Они ещё сто раз могли заблудиться. Но увидели парус. Невероятно, но факт. Пиратский корабль. Довольно странный. Построен из каких-то обломков. Но судя по хамским хулиганским рожам экипажа корабля. Это были явно пираты. Танька!!! – Заорали они снизу. – Ты чего, дура, там, в небе болтаешься? Давай к нам. У нас ещё пепси-кола осталась. И жвачка есть. Вали сюда! Это наши ребята! – Обмерла Таня. Живые! Не утонули. Джек. Давай к ним полетим. Я тебя с ними познакомлю. Не бойся, они не кусаются. Немного дикие. Ну, это ничего. Джек не возражал. И они спустились вниз. Взяли корабль, построенный из обломков самолёта, на буксир. Ребята объяснили Тане, где Камбоджа. А где, наоборот, Индонезия. Долго решали, куда лететь. Наконец, взяли курс на город герой Сингапур. Там их не ждали, но приняли очень хорошо. Таня немного жалела о потерянных сокровищах. Совсем немного. Чуть-чуть. А Джек совсем было собрался поехать сниматься в Голливуд. Но каникулы кончались. И расставаться с Таней тигр не захотел. Договорились отложить всё до будущего лета. А пока летающую тарелку, законную собственность Тани, будут показывать в музее истории космонавтики. Объяснения будет давать Джек. С Куклачёвым-Сиамским он уже договорился. В выходные Таня приходит в музей, ходит рядом с тигром по залам музея. Рассказывает наивным и доверчивым посетителям о своих удивительных приключениях.

Пираты Индийского океана.: 2 комментария

  1. Прочитал первую страницу, остальные не открывются. Почему? Первое впечатление — не плохо. Помните, в математике — от перемены мест слогаемых — сумма не меняется? Так вот, в литературе — от перемены местами слов, а, порой, и целых фраз — благозвучие меняется. Удачи

  2. Прочитал, проверил страницы, вроде всё в порядке, читаются. В чём дело? Ёж Валера не знает. erizo1947 в растерянности.
    Новый сайт, новые проблемы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)