Самый обычный забег

Весь день мартовское солнце искрилось в кристалликах льда на беговой дорожке. К вечеру появились «блины» — округлые подтёки, возвышающиеся над идеально ровной поверхностью льда. Вышла уборочная машина и аккуратно построгала толстый после всех зимних заливок пирог льда. Ярко вспыхнули прожектора, и пары спортсменов, сведённых жребием, стали выходить на старт. Начинался обычный ледовый ритуал. Но для тебя это был ещё и праздник. Ведь любой старт — та вершина, покорить которую ты готовился во время долгих тренировок, и когда на точильном станке «лягушкой» выверял параллельность своих коньков, а потом подбирал камни, чтобы заточить и отшлифовать лезвия до появления бликов отражённого света на их узкой поверхности, и когда с тренером составлял оптимальный, жёсткий график бега.

И вот подошла твоя очередь, Андрей Шаров. Ты подъехал к судейскому столику, получил белую повязку. Сегодня у тебя большая дорожка. «Это хорошо, — подумал ты. — Значит, на первом повороте увидишь спину соперника по забегу и будешь за ним тянуться.

…Команда «К линии!» прозвучала резко и неожиданно, почти как сам выстрел стартового пистолета. Дальше ты всё делал чисто автоматически. Ведь всё отработано за годы тренировок, а то, что показывал тебе тренер, было выверено опытом спортсменов многих поколений. Правда, сегодня краешком сознания ты вспомнил удивлённый взгляд тренера, когда на разминке бежал по стартовой прямой так легко и красиво, как у тебя не получалось, пожалуй, никогда. В тот момент ты понял, что хотел сказать тебе тренер. «Если будешь бежать как сейчас — выиграешь!» Но говорить было не нужно. Владимир Сергеевич, твой тренер, тоже это почувствовал. Ведь вы долго знали друг друга, ты и Владимир Сергеевич.

Дальше?.. Ты стараешься сделать всё как можно лучше, ведь сейчас не тренировка, когда можно и повторить. Сейчас надо делать всё набело. Каждое мгновение ты думаешь только об этом — как поставить конёк, как «поймать» момент выстрела стартёра, как сделать первые резкие шаги от стартовой линии. Как уйти, наконец, в этот неповторимый мир за стартовой чертой, в котором ускоряется время, и каждая прожитая в нём секунда равняется минутам и часам нашего обыденного мира.

Но автоматизм, отработанный годами тренировок, стартов, побед и поражений, позволяет ещё и взглянуть на себя как бы со стороны. С трибун стадиона, где собрались, несмотря на вечерний мороз зрители. Или глазами тренера. Заметить, как смотрит на тебя соперник по забегу. Вспомнить слова Феркерка: «Мне нравится в коньках всё: сверкающий лёд, шум трибун, чувство соперничества, а главное — это скорость». И ещё думать о чём-то совсем другом, своём, даже во время бега. Время есть: ведь в забеге секунды равняются минутам, минуты — часам…

Тебе понравилось, что твоя «лесенка» коротких стартовых шагов была резкой и чистой. А дальше — широкий накатистый шаг позволил почувствовать какую-то редкую лёгкость, окрылённость. И то, что соперник рядом, и ты никак не можешь вырваться вперёд, оторваться от него — ничуть не мешает. Потому что ты знаешь, что бежишь красиво. И в нужный, оговорённый с тренером момент, стоит тебе только чуть прибавить, уйдёшь вперёд.

Автор: Андрей Гусев

Личный сайт в интернете по адресу http://Gusev.webs.com и/или http://Andrei-Gusev.narod.ru

Самый обычный забег: 3 комментария

  1. Ну да, почему бы и не покататься на коньках. Что мешает пойти на искусственный лёд?!
    Впрочем, можно вспоминать, как это делал у Хемингуэя в его «Островах в океане» стареющий художник Томас Хадсон: «Теперь, если на него нападала тоска по Парижу, он просто вспоминал о Париже, вместо того чтобы ехать туда. И так было с другими местами в Европе и со многими в Азии и в Африке…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)