Жильё.

© aneta77, 2018


Как - то  я  сказала  дочке,  что  мне   неловко    жить  одной   в    3 - х  комнатной  квартире,  а  она  меня  успокоила:  « Мама,  ты  заслужила  право  жить  в  человеческих  условиях.  Вспомни,  как  ты  жила  многие  годы,  отдавая  все  силы  своей  врачебной  работе».  И  я  вспомнила.

Начну  с  детства.  Наш  дом   был  старинный  каменный,  но  из  трёх  комнат   жилыми  практически  были  две,  а  зимой  вовсе  одна.  Почему?  Из - за  холода.  Большую  комнату   осенью  наглухо  закрывали,  дверь  заклеивали,  как  окно, чтоб   сохранить  тепло  от  печки  «буржуйки».    Светильниками  служили   «каганцы»  -    пузырьки,  в  которые  наливали  керосин  и   опускали  фитиль  из  тряпочки.    При  таком  освещении  мы   готовили  уроки,  а  мама    проверяла  школьные  тетради.   Воду   носили  из  колодца,  расположенного  под  горой.   Но,  несмотря  на  все  лишения  и  трудности,   воспоминания  о  детстве  остались  самые   светлые.  Наверное,  это  связано  с  лучистыми  глазами  мамы  и  нашей  квартирой,  которую  мы  очень  любили:  её  высокие  белоснежные  потолки  с  лепниной,  стены  с    орнаментом,  старинную  мебель,   часы,  трюмо   и  барометр.  Такие  предметы  сейчас  можно  видеть  только  в  кино  о  дворянских  усадьбах.

Затем  моим  домом  стало   общежитие   мединститута,  где  я  прожила   6  лет.   Из  удобств  один  туалет  и  душ  с  холодной  водой  на  20  комнат,  кухня,  где  можно  было   из  «титана»  набрать  кипяток,  который  студенты  в  шутку  называли   «студенческий  чай».  Хорошее  было  время.    После  окончания   КГМИ    я    приехала  на  работу  в  Читинскую  область.    Первое  время  мы  с  мужем  жили  в  комнатке  при  приёмном  покое,   куда  ночью   наведывались  наркоманы.  Но  потом  нам  дали  комнату  в  коммунальной  квартире  на  четыре  семьи.  Соседи  были  хорошие.   Молодые  муж  и  жена.   За  стенкой  по  ночам  стонала  от  боли   вторая  наша  соседка,  врач:  она  болела   бруцеллёзом.     Дальше  по  коридору   жила   семья:  муж,  жена  и  маленький  ребёнок.  Муж, шофёр  часто  выпивал  и  во  хмелю  становился  буйным.  Тогда  его  жена  прибегала  к  нам  за  помощью.  Наши  мужья    связывали    дебошира.  Становилось   тихо,  но  вскоре  опять  приходила  соседка  и   просила  развязать    мужа:  «Ему  же  больно!».   Это  повторилось  несколько  раз,  и   мы  решили  больше  не  вмешиваться  в  их  семейные  разборки:   не  зря   же  говорят:  «муж  и  жена  одна  сатана».

Когда  мы   переехали   на  Украину,  то   поселились  в  домике  тёти   мужа   в  шахтёрском   посёлке,  отделённом  от  цивилизации    глубоким  заброшенным  карьером.  Ни  телефонов,  ни  магазинов,  ни  медпункта  в  посёлке   не  было.  Декретный    отпуск  в  то  время   был  всего  2  месяца.    После  бессонной  ночи   я   шла  в  больницу,   где   работала  участковым  терапевтом:   по  знакомому    маршруту  вдоль   карьера.   После  приёма    больных     бежала  домой  в  посёлок    покормить  ребёнка,  а  затем  возвращалась  в  поликлинику,  чтоб  обслужить  вызова  на  дому.   Я  дошла  до  полного  физического  и  психического  истощения.   Не  знаю,  сколько  бы  я  продержалась  на  таком  изнуряющем  режиме,  но  мне  повезло.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/10/zhilyo-2/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Надежда



Психологическая проза:  Год змеи

Рубрики нет:  Непарадные мысли.

Рубрики нет:  Моя милиция