Отзывы к публикации "Прощальный бал сентября"
автора Александр Касько

5 комментариев на “Прощальный бал сентября”

  1. Анна пишет:

    Какое замечательное стихотворение, Александр, - образное, мелодичное, с лёгким налётом иронии и грусти. Читать его - одно удовольствие! Спасибо!

  2. Александр Касько пишет:

    @ Анна:
    Спасибо. Люблю тепло и с чувством беспомощности встречаю промозглую осень длиной семь месяцев, для которой придумано сочное местное слово “мряка”. Зимы у нас не бывает. Только в календаре. Снег иногда выпадает на пару дней, неделю от силы. Раз в десять лет бывает зима длиной в месяц, полтора. Доктора называют нашу зимнюю погоду “венерической”.

  3. Анна пишет:

    Я бывала в Одессе. Правда, летом. Много лет работала В Кривом Роге, В Желтых Водах. 2 года училась в ординатуре Криворожского НИИ профзаболеваний. У меня самые тёплые воспоминания об этом периоде жизни. В Харькове и сейчас живет мой племянник - астрофизик. Правда, работа у него теперь, увы, связана не с Космосом, а с грешной Землей. Се ля ви. Хорошего дня, Александр!@ Александр Касько:

  4. Светлана Тишкова пишет:

    Здравствуйте, Александр!
    Стихи у вас получились замечательные во всех отношениях. Сразу захотелось выпить чашечку хорошего кофе.

  5. Александр Касько пишет:

    @ Светлана Тишкова:
    Спасибо. Бессонная служба и командировочная работа приучили меня к кофе. На Кубе я давился горьким сортом Сантос и не мог его пить без Мохито или бананового ликёра, в Индии мне нравились оба сорта Плантейшн. Смысл настоящего мне открыл яванский кофе. Наслаждение от кофе я получил первый раз в Арабской Джемахерии в бесплатной палатке араба, куда, видя наши расходы, нас стали возить покушать приставленные люди Муаммара Каддафи. Настоящий кофе - йеменский дикорастущий мокко. Его вывоз ограничен законом. Пьют его чашечками чуть больше мужского напёрстка и от этого прошибает пот и заходится сердце. Разжевать одно не обжаренное кофейное зерно, это - уже бессонница.
    У меня остались там друзья. Они четыре раза в году присылают мне запаянную 250 гр тубу с зёрнами, каждый раз запаянную, чтобы никто не подменил. Больше 1кг в год - нельзя. Наша таможня и тут отличилась искать “териков” и “наркомов”. О Союзе и его делах за границей никто понятия не имеет. У них - другой мир. Сделали себе кофе и их забрала скорая. Мне пришлось оправдываться. Никто не поверил, но лаборатория сказала, что это - кофе и мне тубу отдали.
    Неплохой кофе делают в Иране в кальянных. Кальян и кофе хорошо сочетаются.

Оставить комментарий

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)