Стёпка

© Светлана Тен, 2018


Я люблю зиму, стихи и собак. Людей я тоже люблю, когда они еще не сбились в толпу, не срослись со стереотипами, не надели маскарадные маски. Но собак все-таки люблю больше.  Душой. Все началось еще в детстве. Идем с мамой в магазин. Мне четыре года. Зима. Мама оставляет меня ждать у магазина, иначе вспотею и заболею. На больничный маме нельзя, в школе этого не любят. Мама учитель русского и литературы. Бреду мимо витрины, читаю вслух, - «мэ-йа-сы-оо, рэ-ыыы-бэ-ааа». Ровными рядами стоят пирамиды из консервов. Аппетитно нарисованные: колбаса с белыми кругляшками, сыр с дырочками, золотая рыбка точно, как из сказки Пушкина. Я знаю эту сказку с самого рождения, -  «Бог с тобою, золотая рыбка! Твоего мне откупа не надо; Ступай себе в синее море, Гуляй там себе на просторе». Все-таки кто-то поймал золотую рыбку. Теперь она живет в витрине.

Дохожу до следующей витрины, а там … собака! Да какая!  Я остолбенела! Большая-пребольшая - почти с меня ростом; с черной блестящей шерстью, треугольными висячими ушами и печальным меланхоличным взглядом. Собака напоминает старого благородного  графа из сказки. Я так и назвала пса: Граф. С замиранием и восторженным страхом смотрю в его карие, слезливо опущенные глаза. Мне кажется он плачет. Подхожу ближе, обнимаю за мощную шею – страха больше нет. Теперь мы одно целое – я и Граф.

С тех пор я бредила собаками: покупала фотографии в «Союзпечати», вырезала картинки из журналов, аккуратно вклеивала в альбом, брала книги из библиотеки и изучила породы собак. Я знала почти все породы и обязательно хотела стать ветеринаром.

Однажды зимой я нашла у подъезда замерзающего рыжего, испуганного щенка. Ему было месяца три-четыре, мне девять лет. Притащила его домой, накормила, отмыла в тазике. Щенок смотрел глупыми веселыми глазами, мотал свисающими лохматыми ушами и улыбался. Я назвала его Степкой. Степка маме понравился, и мы стали жить втроем. Через год щенок превратился в добротную рыжую дворнягу с висячими, как флаги, ушами, с шикарным шелковистым хвостом-трубой, слегка дурашливую, но необыкновенно сообразительную, с добрым и задумчивым взглядом.

Степка, как и я, обожал зиму.

Середина ноября. Минус десять с хвостиком. Или хвостом? Степка зарывается носом в свежий снег. Белый, нежный, хрустящий, искрящийся, как ванильный сахар. Под валенками снег поёт: шепчет, свистит, поскрипывает, подвывает, всхлипывает, визжит — и никогда не молчит. Снежинки летят навстречу свету фонарей.  На фонарях сдобные мягкие  булки. Все скамейки в парке укрыты плюшевыми белыми покрывалами. На свету снегопад кажется гуще и живее. «Белые деревья, белые дома, белые прохожие, белая зима…».

Степка достает белую морду из сугроба, вскидывает лобастую голову вверх, выдыхает прямо в звезды. Они отражаются в его карих, почти черных глазах бриллиантовой россыпью. Долго так смотрит, пристально и заинтересованно. Что он там высматривает? Созвездие Андромеды или Большой Медведицы? Или, может, созвездие Гончих псов?

Бесконечный зимний лес, укрытый по самую верхушку снеговым мехом, дремлет тихо и покойно, пока мы все втроем: мама, Степка и я, оглушительно не врываемся в его сон. Мы идем на дачу за овощами и соленьями. Я за каюра – в санях, Степка - вожак, мама замыкающая - на лыжах. Степка, запряженный в санки, выглядит нелепо. Он похож на переросшего кокера, этакий милый бочонок с мощной грудью и короткими задними лапами. Но в душе Степка несомненно ездовая собака – хаски или лайка. В лесу он пахнет волей, как волк, небесной желтой пылью, таежной жизнью.

- Степка! Вперед, рыжий! – в моем возгласе ликование, в его – не собачий, а собачачий восторг!

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2018/01/styopka/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Стихи для детей:  Белая зебра



Миниатюры, Рубрика не определена:  С Новым две тысячи тринадцатым годом!!!

Стихи о любви:  Не лечите меня от любви

Стихи без рубрики:  Давай сбежим с тобой в деревню, к речке