Космолёт

© fdsc, 2009


Капитан шёл молча, шёл быстро, как всегда. Как всегда, не пытался вглядываться в высокую, сильно выше человеческого роста, траву. Стеной, она надёжно защищала тропинку от выхлопов двигателей звездолётов.

«Юля»

Эта мысль, это слово неожиданно пронзило его, и внутри стало холодно, вязко, тяжело. Слишком тяжело, чтобы быстро идти. Слишком тяжело, чтобы держать голову прямо.

Отчётливые и негромкие звуки его шагов стали раздаваться реже, и к каждому шагу Капитан теперь прислушивался, словно от этого зависела его жизнь. Шаг – ещё шаг.

Между ними – тишина.

Он пытался вобрать в себя звуки шагов, сухие, совсем не романтичные, не тяжелые или гулкие, самые обычные. И тишина. Тишина вокруг. Тишина ветра, обдувающего лицо и уносящего фуражку, шелеста травы, тишина ясного солнечного дня. Пожалуй, даже слишком солнечного дня.

Он остановился, ведь шаги – не главное, главное – тишина.

Подняв голову, капитан посмотрел в траву, в безумное переплетение колосьев, изогнутых, цепляющихся друг за друга, перепутанных и спутанных вместе – таких, как надо для удержания отработавших газов и неперегоревших частиц твёрдого топлива.

Трава действительно была такая, как надо. Жук, старательно ползший по стеблю, был совершенно солидарен в этом вопросе.

Капитан вяло усмехнулся и снова, опустив голову, медленно пошёл вперёд.

Шаг – тишина. Шаг – тишина. Небо. Голубое. Справа медленно, но как-то незаметно-быстро, уплыло назад здание космопорта. Капитан обернулся и посмотрел на него, внимательно, ведь он прошёл мимо и почти не видел его, и затем вышел на бетонное поле космопорта.

«Юля»

Она была там. Она стояла, возвышаясь над полем своими чёрными, чуть блестящими на солнце боками. Один из лучших космолётов. Один из самых старых космолётов, которые ещё летали.

«Юля»

Капитана пробила быстрая мелкая дрожь. Он остановился и смотрел на корабль и не мог оторваться или просто сдвинуться с места. Он хотел улыбнуться, но печаль гасила улыбку, делая губы дрожащими, а лицо – несчастным.

Смотря на белую разметку под ногами и уже ничего не видя, Капитан быстро пошёл к Космолёту.

«Юля, Юля, Юля»

Изредка он останавливался, вглядываясь в даль, даль, которая становилась всё ближе и ближе, пока он не смог протянуть к ней руки, прижаться к шершавой и колючей обшивке, сдирая и раня об неё кожу.

«Надо будет продезинфицировать»

Корабль испуганно отозвался на присутствие крови своего капитана, но сразу понял, что тому ничего не угрожает – надо будет только продезинфицировать ранки.

Капитан стоял, как магнит прижавшись к кораблю, не в силах сдвинуться с места. Не в силах пошевелить даже пальцем.

«Юля»

Тишина, она могла продолжаться вечно.

Вечно стоять не получится – и Капитан медленно, словно ему плохо, оторвался от борта, прошёл по чуть звенящей, издающей высокие звуки лестнице и вошёл – домой.

Привычно, немного торопливо, прошёл в рубку и почти свалился в кресло.

Он медленно и тяжело дышал, он осматривал пульт управления, приборы, циферблаты, клавиши, кнопки. Нет необходимости ничего предпринимать, автомат уже запрограммирован и теперь осталось только покинуть корабль и отдать последний приказ – приказ на старт к звёздному кладбищу космолётов. Вопрос только, нужно ли его отдавать, этот приказ.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2009/01/kosmolyot/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза:  Доноры



Психологическая проза:  Темно. Его покачивало

Психологическая проза:  Маньяк

Психологическая проза:  Гоподи, прости