КОГДА У ЖЕНЩИНЫ СЛОМАНЫ КРЫЛЬЯ…

-Блажен, кто верует, — безнадежно вздохнула Елена Николаевна и, махнув рукой, вышла во двор.
Настя подошла к комнате дочери и тихонько приоткрыла дверь. Солнечный луч, проникающий через не плотно зашторенные шторы, тихо крался по одеялу и вот — вот должен был коснуться Алькиной щеки. Девочка сама вдруг открыла глаза и заметила в проеме двери Настю. Она радостно закричала:
-Мамочка, мамулечка, ты приехала! А Лари? Лари ты тоже привезла?
-Привет, Аленький. Конечно, привезла твоего любимца. Он во дворе.
-Мамочка, я хочу показать тебе мой новый рисунок. Вот, смотри же скорее! Бабушка сказала, что ты на рисунке очень похожа на принцессу,- Аля открыла альбом и протянула его Насте.
Настя внимательно посмотрела на рисунок дочери. На листе бумаги была нарисована сама Настя, Алька и силуэт мужчины.
-Алечка, скажи пожалуйста, а это кто?-спросила Настя.
-Мамочка, это мой папа. У всех же детей есть папы. У Антошки папа тракторист, а у Юли Зайчик папа машинист большой машины. Он всегда привозит ей из рейса подарки. И я хочу чтобы у меня был папа. Ты же меня не в картошке нашла, как соседского Ваньку, правда?
-Ну, у Юли папа не машинист, а водитель. И в картошке я тебя точно не находила. А папа… Аленький, когда вырастешь, ты все поймешь…
-Хорошо, согласилась Алька и с надеждой посмотрела на Настю.- А ты больше не уедешь?
-Завтра я должна буду уехать. У меня же работа. А еще через месяц вы с бабушкой едете в Крым…
-А ты?
-Я — нет, у меня дела. Но осенью вы переедете в город, и ты пойдешь в школу, а еще будешь учиться рисовать.
-Правда?! Честно — причестно? — воскликнула Алька.
-Да, даю слово!-твердо сказала Настя.
-Я тебе верю, но как вот с этим? — и Алька махнула рукой в сторону коляски.
-И с этим в городе люди живут и нет ничего такого, — пожав плечами ответила Настя. — Давай умываться и пойдем гулять к реке. И до вашего отъезда Лари останется здесь, и ты за него будешь отвечать.
Настя подхватила дочь на руки и, усадив в кресло, выкатила в коридор. Алька в шесть своих лет перенесла уже три операции и каждый день стойко переносила сеанс массажа. Для этого Елена Николаевна специально окончила курсы и с упорство делала его внучке.
Настя решила, что в Кленовку они будут приезжать летом и на каникулы, да и Альку возить к врачам на осмотры будет так удобнее. «Мама, конечно, будет отговаривать, но думаю, здравый смысл победит. Альке надо учиться в школе и привыкать жить в большом городе,»-решила Настя и готова была об этом объявить, но Елена Николаевна сама, будто догадалась об этом, сказала:
-Алечка тебе уже показала рисунок? Поверь мне, старому педагогу, что у нее талант к рисованию, как и у тебя… Только ты его зарыла в землю, а моя внучка станет известной художницей, вот увидишь.
-Но ей для этого надо учиться, — робко заметила Настя, помня, как несколько часов назад мама убеждала ее, что Альке будет лучше в деревне, чем в городе.
-Конечно… И я согласна, что девочке надо жить в городе… Здесь она ничему не научится. Я, хоть и педагог, но много ей дать не смогу. Хорошо, я согласна переехать в город, но лето и каникулы мы будем жить здесь.
-Мамочка, конечно, вы будете жить здесь, а я к вам приезжать. Да и отдохнешь от сеансов массажа.
-Ты хочешь доверить нашу девочку совсем постороннему человеку? Нет, никогда! Я делала и буду делать. Это мое последнее слово.
-Хорошо, мама, будь по твоему, — согласилась Настя. — А сейчас мы едем с Аленьким гулять на реку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)