Свобода и воля (глава одиннадцатая).

«Физики издавна стремились создать единую основополагающую теорию, которая объединила бы все известные силы. Каждому ясно, что такая теория могла бы открыть сущность связей между этими силами, объясняя в то же время их очевидное различие. Такая унификация пока еще не достигнута, но в последнее время имеется некоторый прогресс. Теперь слабые силы и электромагнитные могут быть поняты в рамках единой теории. Хотя эти силы остаются различными, в теории они становятся математически связанными. Однако то, что сейчас все четыре силы описываются посредством теорий, которые идентичны по своей структуре, в конечном итоге может оказаться более важным. Таким образом, хотя физики все еще не могут найти единственного ключа ко всем известным замкам, по крайней мере, сейчас известно, что все необходимые ключи могут быть сделаны из одной болванки. Теории в этом единственном привилегированном классе официально названы как неабелевы теории с локальной симметрией».

Это высказывание принадлежит голландскому физику Герарду т Хоофту. Вероятно, по мнению Хоофта, болванка для ключей уже отлита. Однако то, что не только болванка, но и сама заготовка для этих ключей давно выполнена, физики почему-то не замечают. Правда, необходимо отметить, что заготовка находится в руках философов, а не физиков. Так случилось, что физика, изобретя свой язык, на котором научилась обращаться к природе и получать ответ, обойдя философию, стала наукой наук. Увы, мы приучены к тому, что для нас законы, сформулированные на языке физики, гораздо понятнее, чем на языке философии. Для нас, вслед за физиками, философия стала как бы вчерашним днем.

Однако сейчас становится все яснее и яснее, что сложилась довольно странная ситуация. Физика, овладев секретами тех или иных явлений природы и даже поставив их на службу человеку, объяснить суть этих секретов человеку из публики не может. Отдельные области физики становятся все более замкнутыми объединениями, уподобляясь тайным обществам, так как гипотезы, при условии невозможности проверки их опытным путем, растут как снежный ком. Новичок ставится в условие, когда становится невозможно физически ознакомиться с грудой стремительно разрастающегося материала. И все это означает только одно – физики не понимают сути даже тех явлений, которые уже давно служат человеку. Физическая наука стремится все глубже и глубже погрузиться в мироздание, но глубинная суть, даже уже открытых, явлений от нее ускользает. Как выяснилось, заменить собой философию, физика не смогла. Так, например, нобелевский лауреат Макс Борн в предисловии к немецкому изданию своей книги «Физика в жизни моего поколения» писал:

«В 1921 году я был убежден, и это убеждение разделялось большинством моих современников-физиков, что наука дает объективное знание о мире, который подчиняется детерминистическим законам. Мне тогда казалось, что научный метод предпочтительнее других, более субъективных способов формирования картины мира – философии, поэзии, религии. Я даже думал, что ясный и однозначный язык науки должен представлять собой шаг на пути к лучшему пониманию между людьми.
В 1951 году я уже ни во что не верил. Теперь грань между объектом и субъектом уже не казалась мне ясной; детерминистические законы уступили место статистическим; и хотя в своей области физики всех стран хорошо понимали друг друга, они ничего не сделали для лучшего взаимопонимания народов, а, наоборот, лишь помогли изобрести и применить самые ужасные орудия уничтожения.
Теперь я смотрю на мою прежнюю веру в превосходство науки перед другими формами человеческого мышления и действия как самообман, происходящий от того, что молодости свойственно восхищение ясностью физического мышления, а не туманностью метафизических спекуляций».

Свобода и воля (глава одиннадцатая).: 6 комментариев

  1. Я, конечно не физик, но на мой взгляд отождествлять волну и квант несколько не корректно. Квант это порция чего либо. Фотон это квант света — вроде так. Но фотон квант как частица, а не как волна. Волны одинаковой длины могут быть разной амплитуды. Амплитуда может быть переменной при неизменной длине. Амплитуда может быть модулированной и нести разную информацию, на этом основан принцип радио (амплитудная модуляция). Получается, что два кванта (и более) волн одной длины не тождественны друг другу?

  2. Уверенность суждений в комментариях в диапазоне от пассионарности до теории полей, и до неделимых величин в анализе здесь так и остались.
    Непостижима только цель посева зёрен дискуссии на поле Ареса.
    Квант – неделимая порция какой-либо величины в физике.
    Некоторые кванты:
    фотон — квант электромагнитного поля;
    глюон — квант векторного (глюонного) поля в квантовой хромодинамике (сильное взаимодействие);
    гравитон — гипотетический квант гравитационного поля;
    бозон Хиггса — квант поля Хиггса;
    фонон — квант колебательного движения кристалла(звуковой диапазон колебаний).

  3. @ Antipka:
    Если Вы не гуманитарий, то не можете не быть физиком в какой-либо из технических областей. Что же касается кванта, то понятие это ввел Планк для обозначения порции излучения, т.е. волны. Это Эйнштейн позднее понятие «квант» стал использовать, как корпускулу, объясняя фотоэффект. Но очень может быть, что в фотоэффекте электрон не выбивается, а замещается. Тогда фотон, как корпускула и не понадобится, и останется квантом – символом волны. Вот я и предлагаю вернуться к истокам, к Планку, и оставить за квантом обозначение порции волны, порции поля, а не вещества, тем более, когда под квантом понимают все, что угодно.

  4. @ Александр Касько:
    = Непостижима только цель посева зёрен дискуссии на поле Ареса. =

    Продолжая, «Свободу и волю», что хочу сказать?
    Человек обладает свободой физической, например, свободой перемещения. Человек обладает свободой духовной. Он может стать последователем любой религии: иудаизма, буддизма, индуизма, ислама, а так же одной из нисчеслимого множества всевозможных сект. Человеку дан разум, чтобы иметь возможность ориентироваться в этом море разнообразия. Воля же человеку дана для того, чтобы из этого множества избрать тот единственный путь, который ведет к истине. Говорят, все пути ведут к Богу. Это – фатальное заблуждение. К Богу, точнее, к Христу, как истине, ведет единственно возможный путь. Все остальные пути не являются истинными. Истинность их – только кажущаяся. Все они заводят душу человеческую в тупик, из которого очень трудно вырваться. Только Христос дает человеку, ставшему его последователем, способность к волеизъявлению. Это – как выход из лабиринта, когда перед тобой раскрывается цветущая, освещенная солнцем, степь, и ты можешь творить все, что тебе только заблагорассудится. Те же, кто не следует за Христом, так и остаются в лабиринте. Вероятно, жить в лабиринте тоже можно, но, уверен, творить нельзя. Свободу творчества, свободу волеизъявления дает только Христос. Ислам, хоть и возник после ухода Христа, тем не менее, это – шаг назад, к иудаизму, к неистине. Очень может быть, что в то время этот шаг был необходим, как противовес будущему католичеству, позднее превратившемуся в тоталитарную систему, стремящуюся подмять под себя всё и всех. Как это не покажется странно, но этот этап, этап католичества человечеству тоже был необходим. Да, вероятно, все великие религии на каком-то этапе становятся необходимы, и только православие вне времени. Вот и хочется об этом рассказать, как я себе это вневременье представляю.

  5. @ vasklav:
    Полностью разделяю ваши убеждения по поводу пассионарности Православия.
    Судьба предоставила мне безысходность наблюдения за новыми мучениками и страстотерпцами. Очень печальное занятие. Никогда не думал, что дорога в храм может стать опасной, да и сам храм может в одночасье перейти в другую конфессию.
    Остаётся храм в душе, утреннее и вечернее правила, знакомые с детства. Вот только появился проект закона о запрете на домашние обряды, связанные с вероисповеданием.
    Не буду о печальном.
    Полностью согласен с вами по поводу Планка, в смысле создания теории на основе идеи, превышающей уровень доступного человечеству математического анализа.
    Более того, корпускулы всегда появлялись там, где возможности анализа заходили в тупик. Эйнштейн был гением математического анализа. Только возможности этого анализа были ограничены временем его жизни. Да и в анализе пару раз ему указывали на ошибки, которые он был вынужден признавать и изменять теорию.
    Думаю, что он был больше математиком, чем физиком.
    Популяризация гравитонов в шестидесятые годы прошлого века не прошла для меня бесследно. Я являюсь сторонником того, что материализация объектов при взаимодействии полей в местах образования узлов и пучностей происходит только в сознании наблюдателя в полной зависимости от места, времени, степени воздействия, возможности наблюдения, способа наблюдения, уровня познаний. Не настаиваю на этом. Это моя личная ересь, которая может вызвать справедливое с их точки зрения возмущение догматиков. Одной единственной соломинкой к спасению для меня в моей гипотезе остаётся вера в Божественность происходящего в Духе Святом, охватывающим и порождающим всё сущее по Божественной воле Святой Троицы.

  6. @ Александр Касько:
    Александр Касько написал:

    охватывающим и порождающим

    Естественно, в данном контексте: «охватывающем и порождающим». Формальная описка на почве церковно-славянского.
    Хочу добавить, пользуясь случаем, что в пользу моих убеждений говорит ещё то, что открытие «кирпичиков-кирпичиков» происходит уже не на формально материальном уровне распада, передачи или высвобождения из взаимосвязи, а на основе энергетических всплесков в зоне взаимодействия полей, предсказанной математической моделью взаимодействия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)