Мокрое место (ироничный детектив) Глава 6

На сегодняшний день у меня
было запланировано как минимум четыре неотложных дела, поэтому я встала
довольно рано. Тети Кати дома не было: «И куда это она в такую рань ушла?», —
удивилась я, решив самостоятельно похозяйничать на кухне. Поставив чайник, я
вышла на крыльцо и сев на ступеньку закурила. С утра вовсю кипела жизнь: были
слышны разговоры озабоченных огородными работами деревенских жителей и я,
повернув голову в сторону реки, увидела Катерину Ивановну, идущей с какой то
женщиной. В руках они несли небольшие
канистры, которые по всей вероятности были полными. Я, затушив сигарету,
встала, помахав рукой тете Кати. Они обе подошли к дому, и Катерина Ивановна представила
незнакомку: «Познакомься, это Антонина, соседка моя», — и она рукой показала на
дом напротив.


Доброе утро, а я Марина, — сказав я, с интересом
рассматривала женщину, явно городскую. Из
под расстегнутого ватника был виден дорогой джемпер, а фирменные джинсы были
заправлены в добротные кожаные сапоги, ручной работы.


Я сюда не так часто приезжаю, дел много, — видя мое
удивление, сказала она.


Антонина к тетке своей, Ольге Захаровне, приехала.
Мы вот с ней с утра на родник сходили, водички хорошей принесли. Сейчас чайку
поставим, – сказала, тетя Катя, открыв дверь, и приглашая всех к столу.


Я сейчас канистры отнесу и приду, а то тетя Оля
переживать будет, — и моя новая знакомая поспешила к дому напротив.

Странно, но машины у дома
не было. Да и дом был, какой то неухоженный: старые потрескавшиеся черные
бревна, облезлые наличники, обшарпанная дверь и отсутствие палисадника, который
был в каждом доме Торцево. Антонина была женщиной не бедной, а дом ее тетки
находился в ужасном состоянии.


Тетя Катя, что ж дом то у них какой мрачный, ни
палисадника, ни цветочка? Я вообще думала, что там ни кто не живет, — спросила
я, помогая Катерине Ивановне с сервировкой стола


Ой, Тоня сколько раз Ольге предлагала
отремонтировать его, да та ни в какую. Ольга все сама по дому делает – и крышу
починит, и дыры какие, сама залатает — независимая она, ни чьей помощи не
принимает. Ольга то, родилась в этом доме, всю жизнь здесь прожила, вот и
говорит всем: «мол, какой был при рождении, в таком и смерть встречу». Тоню она
у своей сестры двоюродной из Ермолово, забрала на воспитание. Ей тогда года два
было. У сестры восемь детей, Антонина, девятая, Ольга ее к себе и забрала, чтоб
сестре полегче было, Тоньку то она уже без мужа, царство ему небесное нагуляла.


Так просто, взяла и отдала, а документы,
попечительский совет? – удивилась я.


Ой, да какой там совет, свидетельство о рождении ей
отдала вместе с ребеночком, и все дела. Родная мать даже и не вспоминала о
Тоне, ни разу ее не навестила, да и Ольга, как Тоньку привезла сюда, больше в
Ермолово, и не ездила. Это было в конце пятидесятых, Ольге тогда семнадцать лет исполнилось.


Как же она ребенка оформила, она сама еще ребенком
была?


Так она и не оформляла ее на себя, просто взяла на
воспитание. Отец еще в начале войны погиб, в сорок втором. Мать на сносях была,
когда похоронку получила, в тот же день, она Ольгу и родила. Матери Ольга
лишилась, когда ей пятнадцать было — пневмония.


Молодая девчонка совсем, почему же замуж не вышла?
– спросила я.


Посчитала, что с ее внешностью, ни кто не возьмет.
Она некрасивая была, говорили, что родовая травма: один глаз меньше другого и
немного лицо перекошено. Да ты когда ее увидишь, сама поймешь. Ольга хорошей
матерью была: Тоньку вырастила да выучила. Антонина в город лет пятнадцать назад уехала, еще в середине девяностых. Она
ведь медицинское училище закончила, а после сюда в Торцево вернулась и
работала, медсестрой, в Зуевской больнице. Даже замуж собиралась, да только
чего-то у них там вышло, и она после этого в город уехала. Но тетку не
забывает, часто приезжает к ней.

В дверь постучали, и
Катерина Ивановна, крикнув: «Заходи, открыто!»,
поставила на стол чугунок с лапшенником. В комнату вошла Антонина с
небольшой корзинкой в руках и, повесив ватник на гвоздь, присела за стол. Мои
джинсы уже трещали по швам, но отказаться от стряпни тети Кати было просто
невозможно и я, подвинув тарелку к себе, решила, что после отпуска сяду на
строжайшую диету.


Тетя Оля вам передать велела, — и она вручила
корзинку Катерине Ивановне.


Ой, спасибо. Ты кушай, не стесняйся, — и тетя Катя
вышла с гостинцем из комнаты.


Марина, а вы к нам надолго приехали? –
поинтересовалась Антонина


Наверно на все лето. У меня сейчас отпуск, но после
буду приезжать на выходные, я в усадьбе работаю, — и я рассказала Тоне о моем
неожиданном заработке, и о планах Ларисы Михайловны, организовать в усадьбе
загородный клуб.


Я думаю, что клуб с приведением в придачу, будет
пользоваться огромным успехом, — достаточно серьезно заметила Антонина


Вы так думаете, — удивилась я


Конечно! Я полагаю, что ваша хозяйка довольно
быстро отобьет деньги, вложенные в эти развалины. Люди сейчас избалованны
заграничными курортами, дом отдыхов и
всевозможных частных пансионатов пруд пруди, а здесь экзотика – настоящее
приведение.


Вот уж ни когда не думала, что приведение может
быть положительным дополнением к хорошему отдыху. А вы это сами-то его видели,
— скептически спросила я.


Конечно, мы когда маленькими были, в усадьбу ночью
лазали, клад искали. Так вот тогда то я Глафиру и увидела — слышу, плачет кто то, тихо так, я на звук
обернулась, смотрю, а вдалеке платье белое среди деревьев мелькает. Я
закричала, да и бросилась наутек, а за мной ребята побежали, они тоже ее
видели. Так что, привидение то у нас здесь самое, что не наесть настоящее.


А, чего это вы Глафиру вспомнили? – спросила тетя
Катя, войдя в комнату.


Да мы так, разговор зашел, — ответила Тоня.


А, вы простите, кем работаете? – обратилась я к
Антонине, которая в свои пятьдесят пять, выглядела превосходно.


Я не работаю, меня муж обеспечивает.


Батюшки, ты кода замуж-то вышла? – удивилась
Катерина Ивановна


Ну, мы с ним не расписаны, так что свадьбы не было.
А живем уже лет пять как, — ответила она.


Ну, главное, чтоб тебе хорошо было, а там может, и
свадьбу сыграете. А что ж ты его с собой не привезла? – любопытствовала тетя
Катя.


Он человек занятой, у него бизнес. Некогда ему со
мной ездить.


Это верно, работа отнимает все свободное время, — с
сожалением сказала я, тщательно пережевывая бутерброд с колбасой.


Ну, спасибо за угощение, мне идти пора, тете Оле
помочь по хозяйству надо, а то я ведь завтра в город уже собираюсь, дел полно.


А может, вы меня в город захватите, вы ведь на
машине? — спросила я


Нет, я на электричке приехала, у меня машина в
ремонте. Но вместе веселее будет, давайте завтра часов в девять и пойдем, —
оживилась она.


Тогда я Толику позвоню, он нас до станции и
подбросит.

Договорившись о совместной
поездке, я пошла в свою комнату и решила заняться отчетом, который должна завтра
предоставить Ларисе Михайловне. Эта работа заняла у меня пару часов, после чего
мне нужно было посетить усадьбу и я, позвонив Толяну, стала переодеваться.

Стены в холле первого этажа
были вишневыми, и переливались в ярких
солнечных лучах, которое пробивалось через большое новенькое окно. На полу была
частично выложена, черная глянцевая плитка, которая придавала этому помещению,
какой то зловещий вид. Я услышала, нецензурную брань, доносящуюся со второго
этажа. Через минуту на лестнице появился Шурик, а за ним шел Антоныч, матерясь
на чем свет соит.


Привет, ревизор!


Что случилась? – спросила я прораба.


Васька, пьянь, куда-то делся. Работу не закончил,
паразит.


Напился, поди, вот и все дела, — сказал Шурик.


Да на что ему напиваться, денег то у него нет, а в
Зуевки ему ни кто не даст, с женой его ни кто связываться не будет. Где я
теперь плиточника искать буду?


Да, Васька, хоть и запойный мужик, но плиточник он
хороший — руки у него золотые.


Как минимум неделю теперь ждать придется, если
конечно его сегодня найдем, — с сожалением сказал Антоныч.


Значит, в сроки мы уже не укладываемся? – спросила
я


Ну не знаю, если только Быкова на замену позвать,
если конечно он сейчас свободный, а то у него всегда какие-то заказы, правда,
все по мелочи, — предположил Антоныч


Ну, так позвоните ему, да узнайте, может и правда
заменит, — сказала я.


Да я телефона его не знаю, ехать нужно, — и
Антоныч, ругаясь себе под нос, пошел к своей машине.


Представляешь, я утром в усадьбу пришел, а там вот,
сама видишь, плитка не доложена. А ведь, Васька до ночи там работал, хотел
закончить побыстрее. Он мужик то хороший, работящий, у него, когда он трезвый,
в руках прям, все горит, на совесть делает и быстро, – сказал Шурик.


Так он что, ночью работал? – удивилась я


Так он всегда так, ни когда ни чего недоделанным не
оставляет, и вот ванную, с туалетом, то же как стахановец, быстро сделал. Тоже
ночью работал.


По нему не скажешь, с виду хилый он какой-то, —
удивилась я


Хилый, только внешне, но выносливый. С такой бабой
жить, это какую ж выдержку иметь нужно! Она его совсем заела, как он ее терпит,
ума не приложу.


А куда же он мог уйти? Вы вообще его искали?


А то! Всю округу перешерстили, все кусты облазили,
как в воду канул, нет нигде. Дома тоже не появлялся, Антоныч, мегере его
звонил, она знать не знает где его носит.


В принципе, этого и следовало ожидать, не выдержал
мужик, сорвался. Она ему даже сигарет не купила.


Че случилось, то? – недоуменно спросил Толян, войдя
в холл.


Здорово, Толян, ты где был то? – спросил Шурик


Гулял, смотрю Антоныч, какой то бешенный к машине
пошел, даже меня не заметил. Сел в свой джип, и умчался.


Да у нас Васька Петров в запой ударился, вот он и
метнулся за заменой, — ответил Шурик.


Бедолага, теперь недели две работничка не увидите,
— посочувствовал Толян


Ладно, пошли домой, Федор Иванович, наверно уже
ждет, — обратилась я к Толяну и мы, попрощавшись с Шуриком вернулись в деревню.

Нас и вправду ждал Кощей,
недовольно заметя, что «мы, где то шляемся, вместо того, что бы дождаться
его». Катерина Ивановна, не одобряла
нашего желания устроить допрос Петровне, но Кощей, пообещал, что будет с ней
весьма любезен, и обойдется без пыток.

Дом Петровны находился в
самом начале деревни. Покрашенный новенькой голубой краской он так и сверкал на
солнышке, в палисаднике цвели разноцветные тюльпаны, а на калитке висела
табличка: «Осторожно, злая собака».


Во, во, точно собака злая, — сказал Кощей, и
крикнул хозяйку.

Маленький черный пес,
залился лаем, и подбежал к калитке.


Че, надо? – спросила она, выйдя на крыльцо, и
отогнав собаку.


Поговорить, надо, – сказал Кощей


Спрашивай, коль пришел.


Может, в дом пустишь?


Чего это ради? Говори здесь.


Скажите, пожалуйста, вы знаете дорогу через болота
на остров, — вежливо спросила я, видя как у Федора Ивановича, от злости свело
скулы.


А тебе зачем? – искренне удивилась она.


Понимаете, мне необходимо туда попасть.


Так ведь там нет никого, повитуха умерла уж давно.
Да и дороги я уже и не помню. Если у тебя хворь какая, так ты к Константиновне
сходи, она вылечит.


Ты, Петровна, скажи, почто туда сейчас ходишь? –
перебил меня Кощей


Ты в своем уме то, чего мне там сейчас делать, то!?
Клюкву по осени собирают, а сейчас там кроме лягушек да змей и нет ни
чего. Не было меня там, – утвердительно
заявила она.


Ну а если вы туда за клюквой ходите, значит
все-таки, знаете дорогу? – не унималась я


Вот осенью, когда пойду, могу тебя с собой взять,
еже ли не боишься.


А вы можете сейчас меня туда отвести?


Нет, сейчас нельзя, воды много, утопнуть можно, да
и на что тебе туда, понять не могу. Или ты ни как думаешь, что клад Глафирин
там зарыт!? – рассмеявшись, сказала Петровна


Не знаю, может и есть, проверить хочу, — специально
соврала я


А, я то думала, что ты усадьбу отстраиваешь, а ты
клады ищешь, — она, покачав головой,
укоризненно посмотрела на меня


Значит, говоришь не ходила ты на днях на болото? –
переспросил Кощей


Нет, не ходила.


А вот тебя в плаще с лопатой в руке видели, что на
это скажешь?


Врут, не было меня на болоте, тем более с лопатой.
Ладно, у меня дел полно, идите вы от сель. А ты, Федор, прежде чем обвинять
кого либо, головой лучше думай, — и она, уходя, захлопнула за собой дверь.


Ну, вот. Что и следовало ожидать, — сказал Толян.


Лучше бы я без вас пошла, вы Федор Иванович, только
все испортили своим неприязненным отношением к Петровне.


А, чего я ей сказал то, обидного? – пожав плечами,
спросил Кощей.


Ладно, пошли от сюда, тетя Катя уже наверняка обед
приготовила, — и Толян, взяв меня за руку оттащил от забора Петровны.

Меня не оставляла мысль,
сходить к ней еще раз и поговорить без свидетелей. Мне показалось, что она
явно, что то скрывает, и наверняка это ее видели у озера, так как она была
очень крупной и мужеподобной женщиной, и
если на нее одеть плащ-палатку, то и впрямь можно было спутать с мужиком. От
моих мыслей меня отвлек звонок моего сотового телефона.


Привет, старуха! – прозвучал до боли знакомый голос
Терехова.


Какие новости?


Помнишь, ты мне про утопленника говорила, так вот,
личность довольно известная, бывший
спортсмен, участник олимпийских игр по классической борьбе, Артем Завьялов,
пятьдесят восьмого года рождения. А в
середине девяностых он входил в одну криминальную группировку, которая
занималась вымогательством, разбойными нападениями и наркотиками. Пятнадцать
лет своей жизни он провел в местах не столь отдаленных, освободился год назад.
И еще у Завьялова жена была, она пропала, в то же время, как и ее супруг. И не
поверишь, это та самая Маша-потеряша, ее коллеги по работе опознали, она
учительницей в школе работала.


Вот это да, я так и думала, я ведь даже ей сказала
об этом!


О чем?


Да, то, что она могла быть учительницей. Странно,
почему же ее не искали? А этого, уголовника, почему сразу не опознали,
отпечатки пальцев то должны быть в базе?


Там вообще чехарда полная, Завьялов в областном
морге пролежал с месяц, пока то, да се, в общем, обыкновенная халатность
экспертов. Когда личность установили, к
нему домой поехали, с женой хотели пообщаться, почему та заявление не написала,
только дома ее не было, тогда на работу пошли, в школу, где она работала. Там
сказали, что она уволилась, и уехала на Украину к родственникам. А уж когда ее
в Зуевке, со следами удушения нашли, тогда и уголовное дело завели, ну а там и
опознали в Маше-потеряше, Веронику Леонидовну Завьялову. У Завьялова еще любовница молодая была, но от
нее толку ни какого, говорит, что расстались давно.


Все равно не понимаю, человек два месяца находился
в больнице, с пробитой головой, неужели сразу не могли связать эти два случая?


Так ведь трупа не было изначально, вот и не
занимался ни кто этим делом, приехали, поговорили, да и уехали.


Охренеть, значит если ты не покойник, заниматься
тобой ни кто не будет! – возмутилась я


Да про нее просто забыли, она ни чего не требовала,
жалоб не писала, — оправдывал своих бывших коллег Терехов


Правильно, что я заявление не писала, по факту
нападения на меня, все равно бы ни кто заниматься этим делом не стал.


А вот это ты зря, надо было написать.


Конечно! Замучили бы допросами, делать мне больше
не чего.


Ладно, не злись. Сейчас все эти дела в одно
объединили, так, что наверняка и к тебе вопросы будут.


Вряд ли я чем-то могу помочь, я ведь не видела ни
кого.


Но зато ты разговаривала с Завьяловой, и возможно,
вас подслушивали, ведь ты ей как раз говорила, о своих предположениях на счет
учительницы.


Лично я ни кого не видела. Я уже по минутам все
события этого дня разложила – ничего! А у тебя есть фоторобот той женщины,
которая приходила к адвокату? – спросила я


Совсем забыл, надо к Юрке ехать, он мне обещал,
предоставить сей портрет.


Я так понимаю, о ее личности ни чего неизвестно.


Ищут…


Я завтра в город собираюсь, к тебе заеду.


Ты позвони, сначала, а то мне в два часа в суде
надо быть.


Хорошо, позвоню.

Вечером я достала свой
чемодан из под кушетки, решив отвезти все ненужное домой, и более тщательно
отнестись к подбору вещей в деревню. Хотя перебрав в уме весь свой гардероб, и
не обнаружив там, ни чего подходящего для сельской местности, я расстроилась,
но ненадолго, потому что мне в голову пришла идея посетить вещевой рынок и
одеться подобающе. Потом я позвонила Ларисе Михайловне и договорилась о
встречи, после чего набрала номер Кощея, поделившись информацией полученной от
Лехи. Я так же поинтересовалась у Антоныча, по поводу замены пьющего плиточника
и, получив положительный ответ, обрадовалась, что вверенный мне объект не
выбивается из графика. За сегодняшний день все мои неотложные и запланированные
дела были сделаны, и я со спокойной душой легла спать, так ка утром мы с
Антониной должны поехать в город. Я подумала, что вдвоем в дороге будет веселей
и на этой позитивной ноте уснула.

Утром меня разбудил
настойчивый стук в дверь. В полусонном состоянии я посмотрела на время, было
половина пятого. Накинув халат, я открыла.


Ваську нашли, — сказал Антоныч, позади которого
стоял заспанный Толян.


Ну и че!? Пусть трезвеет, а потом работать продолжит,
вы ведь сказали, что замену ему нашли.


Он уже не протрезвеет. Паленкой траванулся. Его в
лесу нашли.


О господи, где же он ее взял?


Не знаю, мегера его грозится найти отравителя, вся
Зуевка на ушах стоит. Она сейчас по всем шинкам бегает, да погромы устраивает,
совсем с катушек съехала. Ты не обессудь, что я тебя в такую рань поднял,
просто ты должна быть в курсе, ты ж у нас тут за главного.


Ясно. Кощей уже там?


Там, где ж ему еще быть.


А кто же его нашел, как то рановато для прогулок, —
удивилась я


Да ребята Зуевские в лесу шашлыки жарили, да вино
пили, почитай всю ночь, только под утро расходиться стали, вот и наткнулись.
Они поначалу думали, что он пьяный, около него бутылка водки валялась, потом
поняли, когда разбудить хотели. Они его трясти стали, а он уже холодный.


Ну и места у вас, сплошные трупы! Быстрее бы
достроить эти «графские развалины» и уехать подальше от сюда, – разозлилась я


Как строить начали, так все и началось, — сказала
тетя Катя, выталкивая мужиков из моей комнаты: «Ну, че стоите как истуканы,
девчонке одеться надо! А ты Марина, одевайся, я тебя сейчас покормлю, да и
уезжай от сюда, всех денег не заработать. Строить начали, Глафирин дух
потревожили, вот и губит она людей».


Тетя Кать, Глафира то тут при чем? Пить нужно
меньше. Не захотел бы напиться, жив бы остался. Кроме него самого ни кто в этом
не виноват, — сказала я, окончательно проснувшись.


Ой, не скажи, в усадьбе ни кто долго не жил, там
всегда, что то нехорошее случалось.


Ничего, вот отремонтируем ее, батюшку пригласим,
все хорошо будет, — оптимистически сказала я, напяливая на себя джинсы.


Ой, не знаю!

Спать после таких новостей
совсем не хотелось, ужасно жалко было этого Василия, у которого в жизни была
только одна отрада – водка. Возможно, он искал в ней спасение от своей
сварливой жены или от никчемности своей нелегкой жизни, но в любом случае исход
оказался плачевным. Рассуждая о жизни Василия Петрова, я вспомнила о том, что
хотела поговорить наедине с Петровной и решила, навестить ее с утра по раньше,
перед самым отъездом. Тетя катя, охая, и причитая, кашеварила на кухне, а я
вышла на улицу, где зевая и потягиваясь, меня ждал Толян. Мы еще с полчаса
обсуждали произошедшее, выкурив по паре сигарет, и жалея несчастного, после
чего договорились встретиться в девять, для того что бы поехать на станцию.

Ровно в восемь я вышла из
дома и направилась в начало деревни, пообщаться с Петровной. Подойдя ближе, у
самого дома, я увидела серебристую иномарку, припаркованную к цветущему
палисаднику. В груди, что то екнуло, и я остановилась, разглядывая машину.
Приглядевшись, и определивши марку, я с облегчением вздохнула, это был «фиат браво»,
цвета серебристый металлик. Не решаясь, зайти в калитку, из-за злой собаки, я
крикнула хозяйку, но мне ни кто не ответил. С грозным рыком ко мне выбежал
хозяйский пес, и звонко залаяв, бросился на забор. Я отошла в сторону и стала
спокойно ждать Петровну, не обращая внимания на разъяренную собаку, которая по
идее должна поднять на ноги не только хозяйку, но и всех близ находящихся
соседей. Что в принципе и произошло, из соседнего дома вышла какая то бабка, и
бурча себе что то под нос, опираясь на клюшку подковыляла ко мне: «Не откроит
она, не до тебя ей. У нее племянница приехала», — и она клюшкой тыкнула в
сторону машины. Сожалея, что разговора так и не получилась, я вернулась к себе, и посмотрев на часы, выкатила свой
чемодан на крыльцо, у которого уже стоял уазик Толяна. Из дома напротив ни кто
не выходил и я, решив поторопить Антонину, пошла за ней сама. Постучав в дверь,
ко мне вышла пожилая женщина, довольно крепкого телосложения с уродливым
перекошенным лицом: «Тебе чего?», — спросила она


Извините, вы наверно Ольга Захаровна. Мы вчера с
Антониной договорились в город вместе ехать. Она уже собралась? – спросила я


Так Тоня еще вчера вечером уехала, — ответила она


Как вечером? – удивилась я


Ей позвонили, она собралась да и пошла на станцию.
Без нее езжайте, — сказала Ольга Захаровна, захлопнув дверь перед моим носом.


Сев в машину, я прибывала в состоянии полной
неудовлетворенности. Я привыкла, ставить перед собой цели и обязательно их
добиваться, но день явно не задался с самого начала, потому что машина Толяна
заглохла на хлипком мостике, через Сявку.


Приехали, — сказал Толян и, ругаясь, вылез из
машины.


Только этого мне не хватало! С самого утра одни
неприятности.


Сейчас поедем, не переживай, — и он закрыв капот,
сел на место и завел машину: «На мосту часто машина глохнет, аномальная зона»


Да у вас тут везде аномальная зона. Люди мрут как
мухи, — заметила я


А ведь, права тетя Катя, как начали строительство в
усадьбе, так все и началось.


Ты еще скажи, что не упокоенная душа Глафиры, все
это светопреставление устроила: мужика утопила, тетку задушила, адвоката
грохнула, меня в яму бросила, а до кучи и Ваську отравила.


А может, она вселилась в кого ни будь, вот чужими
руками и расправляется.


Ну да, конечно. Остается только определить в кого.
Может в Петровну? Она тетка нелюдимая, ее ни кто не любит, она тоже людей не
выносит. А че, самая подходящая кандидатура, — сказала я и засмеялась


Может и в Петровну, не знаю.


Ой, совсем забыла тебе сказать, я сегодня с утра к
Петровне решила сходить, так вот, у ее дома стоял фиат, цвета серебристый
металлик. Мне соседка сказала, что к ней племянница в гости приехала.


Ну и че?


Да не че, серебристую машину видели у больницы, в
ту самую ночь, когда Машу задушили.


Так ведь там вроде тойота была.


Пацаны к машине не подходили, они ее видели издалека,
возможно, марку могли перепутать, — предположила я


У нас мальчишки в машинах лучше гаишников
разбираются, так что это вряд ли.


Ну не знаю, проверить нужно.

Придя домой, я первым делом
разобрала свой чемодан, аккуратно повесив привезенные обратно костюмы и
платья. За тем я направилась на вещевой
рынок, за более подходящей одеждой. Купив спортивный костюм, легкие тапки со
шнуровкой и несколько футболок,
китайского производства, по невероятно низкой цене и, посчитав остаток денег,
мной было принято решение перекусить в каком ни будь кафе. Не найдя поблизости
приличного заведения, я поехала домой, по дороге зайдя в продуктовый магазин, и
закупив продуктов, пошла к себе. Немного
перекусив, я стала примерять свои обновки, придя к выводу, что в таком виде я
вполне соответствую сельской местности, и ни чем теперь выделяюсь среди местных жителей. Приняв ванну
и приведя себя в порядок, я поехала на встречу к Ларисе Михайловне. Кафе
располагалось рядом с салоном красоты, в котором она делала прическу, и я минут
двадцать прождала ее в гордом одиночестве, выпив три чашки кофе. Обсудив все
дела и представив полный отчет о проделанной работе, Лариса Михайловна вручила
мне конверт, сказав, что это премия за мою хорошую работу. Осмотрев его
содержимое, я присвистнула, так как там находилась моя месячная зарплата: «Хороший у меня отпуск получается. Живу на
свежем воздухе, на полном обеспечении Катерины Ивановны, работа не бей
лежачего, и деньги не плохие», — улыбнувшись, я распрощалась с Ларисой
Михайловной и позвонила Терехову, но он был не доступен, и я вернулась в свою
квартиру. Включив телевизор, я прилегла на свой любимый диван и заснула под
монотонный голос ведущего какой то передачи про животных. Меня разбудил
телефонный звонок моего мобильника. Терехов освободился и с нетерпением ждал
меня у себя.

Леха разговаривал с кем то
по телефону, и мне минут пять пришлось ждать когда он закончит свои дела. Я
рассматривала многочисленные грамоты и дипломы, украшающие бледно голубые стены
презентабельного кабинета.


Ну, какие новости? – положив трубку, спросил он
меня.


Во первых, сегодня утром нашли плиточника, он
водкой отравился. Во вторых, у дома Петровны я видела фиат серебристого цвета,
это машина ее племянницы. В третьих, у меня есть предположение по поводу
тойоты, которую могли спутать с фиатом.


Так, давай с самого начала. Кто такой плиточник?


Да это Васька Петров, он в усадьбе плитку кладет, а
на днях пропал, он мужик запойный, поэтому ему Антоныч, прораб наш, замену
нашел. На следующее утро его в лесу нашли, а рядом бутылка водки валялась.


Ясно, пить надо меньше. Теперь, кто такая Петровна?


Петровна в деревне живет, тетка она здоровенная и нелюдимая.
У нее есть племянница, которая проживает в городе, так вот, сегодня она к ней
приехала на серебристом фиате.


Ну и что? – удивился Терехов


А то, что в лесу у Озера видели здоровенного мужика
в плащ-палатке, с лопатой в руке, идущего к болотам. А в деревни все мужики
местные мелкие, в отличие от женского населения.


В общем, так давай ка изложи мне все по порядку, а
то я не черта не понимаю.

И я рассказала о Петровне,
которую в деревни не любили, о бабке-повитухе, живущей на острове, о призраки Глафиры, о местной знахарке, Софье
Константиновне, о Кощее, о своих подозрениях на все это, в общем, обо всем что
видела и слышала со всеми мельчайшими подробностями. Терехов меня внимательно
выслушал, после чего поставив перед собой пепельницу, закурил: «Дурдом! Так
местные жители все на призрак валят?», — спросив, он затянулся


Ну, да. Говорят, как строительство начали, так все
и началось, — подтвердила я


Знаешь я, пожалуй, с тобой поеду, у меня как раз,
два дня свободных есть.


Куда? – удивилась я


В глушь, в деревню. Сам хочу с вашим участковым
переговорить, да и не нравится мне, что все вокруг твоей усадьбы крутится.


А жить то ты где эти два дня собрался? У меня
«каморка папы Карло» вдвоем мы точно не уберемся.


Комнату сниму, — подумав, сказал Леха


Ну, не знаю, а может, ты в усадьбе поживешь?


Да, что то не особо хочется.


А чего, может удаться, с самой Глафирой пообщаться,
она тебе все и расскажет, из первых уст, так сказать, — рассмеялась я


Ни чего смешного. Возможно, убийца, находится по
близости, — серьезно сказал Терхов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)