Герои живут вечно! (Гл.19 к повести “Вэрмор-Найдёныш”)

Сразу после окончания битвы, пока остальные возились с ранеными, Ярдворд Ледоруб и Софорт Лис, собрав своих приближённых, направились в монастырь Алого братства, чтобы арестовать зачинщиков войны и проводить их в исправительный дом. Бывший Алый Орден покаялся в содеянном. Посла Тигвата нашли мёртвым на жертвенном столе, кто-то успел перетащить его. На самом деле, его собственноручно убил Ярдворд во время боя, назвав это казнью. Сами монахи оказались покорными, сдались вслед за Святой Киллатой, которая тут же предложила свою помощь в войне с гезами. Правители обещали ей подумать над этим, но после того, как доставят арестованных на территорию исправительного дома и тюрьмы.

Солнце клонилось к горизонту, когда монахов и монахинь вводили на закрытую исправительную зону. Софорт, заметив усталость своих дружинников и понимая, что теперь он уже справится сам, отпустил Хэрода, Яру, Шейторкида, Лисицу и Вэрмора в Онарод. Ярдворд же отпустил Кордара, Альсану, Дрогвану и Йорни, так как получил известие от КСБ, что во время нападения ордрагов некоторые шахты, как и одна из стен Исправительного дома, оказались разрушенными, и некоторым безумцам и каторжникам удалось бежать. Король поручил своим друзьям-наёмникам, помимо их собственных дел, разузнать об этом всё и отправил их в Ладор вместе с Создателем Драконом, который, как всегда, появился вовремя. Этот старик телепортировал наёмников, чтобы те не тратили свои силы ещё и на обратную дорогу.

Приближённые Софорта Лиса не были обременены никаким подобным поручением и отправились к своему дружинному дому пешком через северную переправу. Так получилось, что Лисица и Вэрмор заговорились и немного отстали от остальных. Внезапно они услышали странный шелест в придорожных зарослях, как будто кто-то шёл за деревьями, и названные брат с сестрой свернули в лес.

Лэрра выплыла из вечернего тумана к прекрасному образу Эльнет, окутанному золотисто-зелёным сиянием. Обе богини улыбались, и только то, что рука Тёмной Владычицы лежала на рукояти меча, выдавало их недружелюбное отношение друг к другу.

— Рада видеть тебя, Эльнет! — с почтением произнесла Тёмная богиня.

— Здравствуй, Лэрра! — с неменьшим почтением отозвалась Богиня Лесов, — я знала, что ты будешь искать меня на прежнем месте, поэтому я здесь.

— Как мило и смело с вашей стороны! Но, позвольте спросить, где же Хелгорд и Карарт? Я надеялась застать ваше счастливое семейство в сборе. Хел ведь увёл его к тебе.

Эльнет ответила совершенно непринуждённо и с улыбкой:

— Вероятно, отец и сын сейчас где-нибудь празднуют своё примирение.

— Предатели! — не выдержала Лэрра.

Лесная Богиня опустила густые чёрные ресницы, затем снова подняла выразительный взгляд лиловых глаз на Лэрру:

— Не ищи их!­­­­ Я знаю, что ты ищешь Карарта, чтобы отомстить, но зачем? Может, ты на самом деле любишь его?

— Люблю? Ну что за бред?! — ещё пуще вскипела Тёмная Владычица, — это вопрос чести! Наверное, тебе не понять! Да, я хочу, чтобы он ответил за своё дерзкое предательство! И, кажется, я знаю, как это сделать! — она быстрым движением вытащила из ножен меч.

Но не успела она ни замахнуться, ни шагу ступить, как множество незаметно появившихся из тумана ветвей обвили и сковали её тело.

— Ах, так! — в гневе воскликнула Тёмная Богиня, и её зрачки тут же почернели и засверкали яростью. Она разжала пальцы, выпуская рукоять меча, и окутанный бледным фиолетовым сиянием клинок мгновенно устремился в Эльнет.

— Нет! — из-за кустов и берёз выскочила Лисица. Не успевая ничего предпринять для того, чтобы отбить зачарованное оружие, она преградила ему путь своей грудью.

Острое двустороннее лезвие прошло сквозь кожаный нагрудник и пронзило храбрую девушку.

В бирюзовых глазах появившегося следом Вэрмора отразился неописуемый ужас, когда он наблюдал, как его любимая посестрица падает на руки Лесной Богине, как рыжая растрепанная коса, взметнувшись, касается побелевшего вмиг лица…

Пока внимание было отвлечено подвигом отважной девицы, Лэрра успела исчезнуть, но никто не думал, куда и зачем.

— Сущность! Её ещё можно спасти! — быстро проговорила Эльнет, но не смогла перейти к действиям, на её лице застыл испуг, она схватилась за горло, и, потеряв сознание, осела на землю.

Вэрмор хотел помочь, приготовив на всякий случай меч, но не успел и шагу ступить, как понял, что невидимый враг прямо перед ним. Он прекрасно понимал, что безумства героизма излишни перед опасностью такого рода, и, если он сделает ошибку, то уже точно никого не спасёт. Парень навострил всё своё обоняние и установил связь с деревьями, чтобы найти Тёмную Владычицу. Он начал делать размашистые движения мечом вокруг себя и над находившимися без сознания телами Эльнет и Лисицы, и рядом с ними. К несчастью для него, Лэрра умела летать! Вэрмор вдруг вспомнил об этом, начиная осознавать своё бессилие.

— Проклятье! — выругался он, тысячу раз пожалев о том, что не владеет магией в нужной степени.

Тут он услышал издевательский смешок за своей спиной. Герой мгновенно развернулся, проводя удар лезвием клинка там, где должен был находиться враг, но… Рука застыла в полудвижении, а тело стало ватным — он не мог управлять им. Перед глазами поплыл туман, голова закружилась, и он рухнул наземь, ощущая под собой твёрдую почву, ветви и корни деревьев. Правда, в таком состоянии он почти не ощущал физической боли, но и не мог ни говорить, ни кричать — мог только слышать. Парень изо всех сил пытался сопротивляться этим чарам, хотел разрушить их, но ничего не получалось.

Раздался звук вытаскиваемого из ножен меча, следом дикий, душераздирающий крик Лисицы…

Вэрмор понял, что всё кончено. Лисицу не спасти! Его любимая посестрица мертва! Мертва её сущность!

— Чуть не забыла! — холодно и насмешливо сказала Тёмная Владычица, — меч сей, а особенно рукоять, надобно уничтожить! — она прошептала какие-то непонятные слова, и послышался звон осыпающегося в мелкую крошку металла.

«Теперь она мертва навсегда… Мертва! Нет!!! Но это ещё не всё, что сейчас может Лэрра. Эльнет! О боги, дайте мне сил! Лисица… Нет!!!» — думал Вэрмор, и из глаз катились слёзы. Лишь это глубокое отчаянье неожиданно придало ему небывалые силы, способные разрушить любое колдовство.

Он поднялся с земли, крепко сжимая рукоять меча, и бросился на Тёмную Богиню. Первый его удар был отбит оружием Лэрры, затем их клинки встретились вновь, и каждый раз ударялись друг о друга с новой силой. Вэрмору было абсолютно всё равно, что он дерётся с женщиной, так как её сложно было воспринимать как женщину — это было то ещё чудовище; несмотря на красу, она — опаснейший враг!

Вскоре Лэрра начала промахиваться, и поняла, что её противник подбирается к ней, уходя из-под ударов и заманивая её обманными манёврами своего меча. Настал момент, когда он мог бы снести ей голову. Взмах. Удар. Но Создательница ушла из-под клинка, оказалась за его спиной и полоснула ему под колени. Парень вскрикнул, а ноги его подкосились, но он не отпустил рукоять. Тёмная Владычица встала перед ним на расстоянии его вытянутой с оружием руки, её сверкающие изумрудным светом глаза встретились с ядовито-зелёными глазами Вэрмора. Найдёныш в данный момент фактически не чувствовал физической боли, но слышал биение собственного сердца, чувствовал, как пульсирует кровь, осознавал горькую потерю, знал, что должен изо всех сил защищать жизни своих друзей, Лесного царства, справедливость и равновесие.

Лэрра мягко улыбнулась и спрятала меч в ножны. Вэрмор не успел заметить, как она тенью очутилась с правой стороны от него, но её пальцы с необычайной силой стиснули его правое запястье. Герой сжал левую руку в кулак и устремил в её милое личико. Увы, не достиг своей цели. Теперь она сжимала оба его запястья. Парень услышал, как, несмотря на наручи, захрустели его кости, как начали лопаться вены. Он ощущал, как немеют его руки… Он понял, что слабеет… Меч выпал.

Реакция Тёмной Богини была моментальной. Она подобрала его оружие, распахнула его ворот и быстрым лёгким движением полоснула по его горлу. Брызнула кровь, падая на рукоять и основание клинка, где была выгравирована фраза «Жизнь — равновесие — вечность». Взгляд падающего героя потускнел и затуманился мёртвой бирюзой.

— Нужно покончить с этим поскорее и разобраться с Эльнет! — сказала Лэрра сама себе.

Она выпрямилась в полный рост, держа вражеский меч перед собой и намереваясь сделать с ним то, что сделала и с мечом Лисицы, а именно — уничтожить. Только она начала шептать заклинание, как прямо рядом с ней ударила молния, и Владычица от неожиданности выронила оружие. Тёмная Богиня не предвидела такого, обычная молния не могла так ударить. Хлынул дождь.

Лэрра опомнилась, когда перед ней уже образовался лик Богини Воды. Окутанная синеватым сиянием, она стояла перед Тёмной Богиней с мечом Вэрмора в руках, поблёскивая чешуёй своего облегающего костюма.

— Следующая молния может угодить в тебя! — предупредила она злую Создательницу. — Достаточно! Ты и так уже успела натворить дел! Ты же понимаешь, что Древние Владыки-Стихии на грани того, чтобы объявить Войну Богов, а видя происходящее… Не глупи, Лэрра! Уходи!

Ещё одна молния ударила рядом с Тёмной Владычицей, но уже с левой стороны. От её света Создательница успела прикрыться полой плаща.

— Ну хорошо, — Лэрра позволила себе улыбнуться, — попробуем завершить это в другой раз! — она взмахнула рукой и исчезла.

Богиня Воды окинула полным печали взглядом мёртвых Вэрмора и Лисицу, лежащих совсем рядом, и приблизилась к Эльнет. Она провела раскрытой ладонью над лицом подруги, и та открыла глаза. Дождь прекратился.

Богиня Лесов сделала глубокий вдох и, приподнявшись на локтях, села.

— Спасибо тебе, Акватиль! — она с благодарностью взглянула на Богиню Воды, — Лэрра отравила меня и усыпила, я не смогла бы её остановить…

Акватиль успокаивающе погладила шелковистые зелёные волосы подруги и устремила на неё полный благодарности и слёз взгляд своих немного раскосых чёрных глаз:

— Мы не должны винить себя! Случилось то, что должно было случиться, мы не смогли бы ничего изменить. Нужно будет предать меч Вэрмора Софорту Лису, пусть сущность друга будет при нём! А сейчас нужно позаботиться о телах.

— И каким же именно образом? — спросила Эльнет, взглянув на два трупа рядом с собой и опустив густые чёрные ресницы.

— Я не знаю, — Акватиль всхлипнула, — может, лучше переместить их в Онарод, чтобы друзья попрощались с ними?

— Может быть, — медленно проговорила Богиня Лесов. — Но, с другой стороны… Людей, даже самых сильных, нередко ломает смерть близкого им человека, но когда они не видят перед собой этого человека мёртвым, не видят мёртвое лицо, глаза, губы, тело того, кого любили, они не мирятся с его смертью, но легче переносят горе, а умерший любимый человек будет жить для них всегда. Так пусть Лисица и Вэрмор живут вечно! Хоть Лисица, в отличие от Вэрмора, и лишилась сущности, но они оба достойны вечности!

— Ты права! — Богиня Воды вытерла побежавшие по щекам слёзы, — приступим!

Богини поднялись на ноги, разошлись и встали одна напротив другой. Мёртвые герои лежали между ними. Эльнет вытянула над ними руку ладонью вниз. Акватиль, перехватив рукоять меча левой рукой, сделала в точности такой же жест. Трупы начали рассыпаться на золотистые искорки и таять.

Тяжёлая после сражения ночь прошла. Настал день, и приближался праздник победы. Воины и простой народ собрались и выстроились от пристани до Онарода. Каждый из правителей и каждый из трёх Создатлей (так как Лэрра на это собрание не явилась) поочерёдно произносил свою речь.

Софорт старался не думать о долгом отсутствии Лисицы и Вэрмора, надеясь, что у них всего лишь где-то затянулось обособленное празднование победы, ведь Шейторкид задержался на праздновании возвращения Тагаевой дочки у трактирщика в Ладоре, а Багуар в одном из ладорских сараев нашёл утешение с дочерью короля Нейнвура — правителя Ордена Лебедя. Правда, от Ярдворда не могло скрыться беспокойство Лиса, но король Северной земли был слишком занят, чтобы поговорить об этом с другом.

Король Аглен Второй, одетый, как обычно, в ослепительно белое, направился к свому дядюшке Ледорубу. Приблизившись к нему, он отстегнул от своего пояса меч и красиво протянул его Ярдворду.

— Вы доказали свою королевскую мудрость в этой войне, но потеряли свой меч, совершая подвиг в ходе сражения. Вы достойны этого «Меча Королей», к тому же этот меч передаётся по наследству в нашей династии. Вы отказались от наших земель, так примите это великое оружие! — с этими словами и улыбкой он переложил свой подарок в ладони Ледоруба.

Растроганный щедростью племянника правитель не удержался и дружески обнял Аглена, похлопав его по спине.

Далее следовали приглашения, предложения, одним из которых было совместное развитие мира с открытием некоторых школ, как, например, кораблестроительных, и поддержка порядка в нём. Затем со своими поздравлениями, наградами и предсказаниями выступил Создатель Дракон. Каждому из внезапно появившихся странных друзей Альсаны он предсказал найти то, что они ищут, свой дом и свой народ, а Лэну — магу-недоучке доучиться в Эльфийской Школе Магии, где когда-то учились Хелгорд и Альтор, куда Хелгорд теперь намеревался податься в учителя, став более великим и мудрым, чем простой алый маг. Альсане, как и остальным, старик предсказал найти дом, народ, то, что она ищет, и того, кого она ищет. Посоветовал следовать за тем, что зовёт её, и, конечно же, беречь Деревянный меч.

Дракон закончил свою церемонию различными пожеланиями. Все начали поздравлять друг друга и обмениваться прощальными словами, но неожиданный тонкий серебряный звон воздуха заставил всех замолчать и обратить на себя внимание.

Рядом с Софортом Лисом в синеватом сиянии появилась Богиня Воды, сверкая серебряной чешуёй своего одеяния. Она протянула Лесному правителю Северной земли меч, который тот не мог не узнать.

Сердце ёкнуло. Он пристально смотрел на опустившую глаза богиню, боясь принять меч, и, более всего, боясь своих дурных предчувствий. Он нервно сглотнул слюну и спросил:

— Что всё это значит?

— Этой ночью, — медленно начала пояснять Акватиль, — Лэрра пыталась отомстить Карарту, напав на Эльнет, а Лисица с Вэрмором оказались рядом. Лисица первая заметила, она закрыла собой Эльнет от меча Лэрры, но Тёмная Владычица уничтожила и её меч… Вэрмор сражался с Лэррой… Мне удалось лишь спасти его меч, его сущность…

Лесной правитель напрягся, сжав кулаки, мужественно перенося разрывающую его душу горькую боль.

Богиня Воды продолжала говорить:

— Мне очень жаль. Прости. Лисица и Вэрмор сумели храбро защитить Богиню Лесов.

— Ценою своих жизней! — прошептал Лис, принимая меч.

— Это ещё не всё! — сказала Акватиль, — Древние боги, увидев такое, объявили Войну Богов!

После последнего сообщения по толпе пронеслась волна гулких переговоров, затихая где-то в конце.

Софорт, не отрываясь, смотрел на клинок, в его лисьих рыжевато-карих глазах стояли слёзы.

Какого же было всеобщее изумление, когда меч вдруг засветился, и напротив Лиса, рядом с Богиней Воды, появился призрачный образ Вэрмора-Найдёныша.

Дух этого славного рыжеволосого зеленоглазого парнишки произнёс:

— Призови меня, если понадоблюсь! Во имя нашей дружбы и любви к Лисице, я всегда буду твоим оружием, защитой и верным другом! Не печалься о прошлом, ты должен идти вперёд! — он слегка улыбнулся, подождал такого же ответа от своего воеводы и растаял в воздухе, подобно туману.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)