Белые розы (миниатюра)

Алексей Курганов

Белые розы (рассказ).

— Психбольница! – громко и торжественно объявила кондукторша – здоровенная баба с железными зубами. Я её первый раз вижу на нашем, пятом маршруте. Наверно, новенькая.
— Следующая – туберкулёзный санаторий! Оплачивайте, граждане за проезд!
Автобус чихнул, пыхнул, выбросил из выхлопной трубы сизое облако ядовитого газа и, дёрнувшись и предсмертно взревев донельзя изношенным, тысячу миллионов раз перебранным мотором, через силу начал набирать скорость. Автобус было по-человечески жалко, но жалеть его было некому: кругом сидели люди, и у каждого из них и без автобуса было полным-полно собственных проблем.
— «По приютам я с детства скитался, не имея родного угла…» — послышался с заднего сидения очень нетрезвый, но достаточно весёлый голос. Там расположились мужики, которые возвращались в город после трудового дня, проведённого на родном машиностроительном заводе. Они любили петь, хотя их пение и резало слух. Сегодня исполнялась любимая песня нищих и блатных из некогда популярного в народных массах кинофильма «Республика ШКИД», причём исполнялась соло, высоким, то ли очень светловолосым, то ли просто седым мужиком.
— Разнылся, болезный… — ласково прокомментировала его пение кондукторша. – Прям совести никакой нет перед людями. Граждане, обилечивайтесь!
Сзади послышался перезвон стаканов: исполнитель, закончив куплет, получал заслуженный гонорар.
— Алкоголики, — всё так же ласково объяснила кондукторша и довольно шмыгнула своим пупырчатым, уважительных размеров носом.
– А ещё рабочий класс! – пристыдила она представителей машиностроительного пролетариата больше для порядка, чем от души. — Совести прям никакой прям в автобусе распивать алкоголизм.
— Да ладно, мать! – послышался всё оттуда же, с заду, громкий голос, только что требовавший, чтобы какому-то Ваське наливали в последнюю очередь, «а то его (Ваську, то есть) часто блюёть от одного водочного запаха, и поэтому после него выпивать нет никакого удовольствия»».
— Нам сегодня сам Бог велел! Во, Митроху сегодня на Доску Почёта повесили! Герой, мля, труда, обороны и капиталистического строительства!
— Выпивайте, выпивайте… — сразу снова подобрела кондукторша. Ей, конечно, было глубоко чихать на незнакомого Митроху с его деревянно-почётной Доской, но само это уважительное обращение — «мать» — она оценила по достоинству. Мать – это звучит гордо!
— Тока не блюйте здеся! — всё же не поленилась она показать, кто в доме хозяин. – А то один вот третьего дня ехал, ехал — да как начал! Эт прямо все кишки у него наизнанку чуть не вывернулись! Я-то сначала подумала, что укачало сердешного. А он когда отдышался, говорит: нет, не укачало. Это, говорит, какая-то Дуська опять в самогонку димедролу налила. И до чего же бессердечные люди, эти самогонщицы! Прямо поубивала бы их всех на месте! Никакой совести прям у людей!
Автобус выкатился из чахлого, отравленного гигантом здешней химической индустрии – заводом азотно-калийных удобрений, ельника на оперативный простор бескрайне и вольготно раскинувшейся по обеим сторонам от дороги гигантской свалки, и тут же весь автобусный салон пробило-просветило яркое и весёлое, весеннее солнце. Работяга с заднего сиденья (наверно, то самый «досочно-почётный» Митроха) больше не пел, поэтому водитель автобуса включил радиоприёмник, который находился у него в кабине.
— «Белые розы, белые розы, беззащитны шипы…» — голосом нищего, собирающего подаяние на церковной паперти, пропел последние новости из мира цветов и побирушек молодой тоскливый голос.
— «Ласковый май» — громко сказала кондукторша и широко улыбнулась всем своим огромным ртом. – Мой как его услышит, прям рыдать начинает. Очень уж его песня эта разбирает!
— Да, певун хоть куда… — иронично хмыкнул пожилой, одетый по дачному дядечка в очках. – Тянет кота за яйца…
— Культурный! – уважительно отозвалась на его критическое высказывание кондукторша. — Из психушки, что ли?

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Белые розы (миниатюра): 2 комментария

  1. О Боже! Какой чудный городок! МашиноАзотноСвалочный скромный и психануто раскинутый между кладбищенских холмов, на просторах задворок, явно за МКАдом начинающейся, Российской глубинки, где еще сохранились раритеты автопрома в виде монстров автобусного строения. С населением явно не столичного пошиба, столь колоритно выписанных пером мастера, что и на расстоянии Европейской цивилизации, ощущаешь аромат отработки, самогоно-димедрольной продукции. Где женщины, не что иное, как столбовые дворянки в поколении кондукторского крепкого рода, а мужики все сплошь с досок почета, с хмельным косым взглядом и позывами к действию извержения массового продукта питания, оных. Какая прелесть, что дороги пролегают мимо городков, ныряя вглубь леса и вдоль полноводных рек в объезд очагов культуры и памятников постсоветского построения коммунизма, не мешая им жить и процветать «Белыми розами», на свежих пагостах, не навязывая своими пролетающими мимо Fordami, веяния нового времени.
    Надо отдать должное автору, сумевшему так живописно показать окружающий мир бедолаг, возвращающихся с работы, хоть сейчас их упаковывай. Очень напомнило, по прочтении, картину Репина, «Бурлаки на Волге». Фигуры героев представленные в миниатюре, по смыслу весьма напоминают фигуры бурлаков с картины, хотя с момента написания картины до момента написания миниатюры прошло сто тридцать девять лет.
    С глубоким уважением к автору. Сергеевна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)