ЖУРFUCK 1

Действительно, это просто не походило на правду. Наша семья была самой дружной, самой хорошей, все у нас было так замечательно. Мой папа не пил, не курил, не ругался матом, хотя было у него одно страшное словосочетание, от которого у меня по коже бежали мурашки, и всегда казалось, что сейчас наступит конец света, это — «ядрена вошь». Если из уст папы звучали два этих слова, значит, приключилось что-то действительно из ряда вон выходящее. В остальном мой папа был просто добрый принц из сказки. А мама -принцесса. Ну, так мне, во всяком случае, казалось до их развода.

После этого страшного события наша жизнь резко изменилась. Я вдруг в один момент стала взрослой и несчастной. Любые мелкие неурядицы могли меня вывести из себя, я стала слезливой и напряженной. Я чувствовала себя вдруг выброшенной на улицу кошкой, которую все норовят обидеть. Чувство незащищенности было основным. Позже все это переросло в агрессию. Я готова была разорвать на тысячи мелких частиц любого недобро взглянувшего в сторону моей семьи. Я вдруг ощутила себя оплотом и стержнем семьи, мне казалось, только я могу оградить своих маму и сестру от всех жизненных невзгод, и в этом видела свое предназначение.

Папа приезжал не так часто, как хотелось бы, рассказывал какие-то удивительные истории, помогал делать домашние задания, умел слушать и всегда давал нужные советы. С ним я снова чувствовала себя ребенком и груз тяжелых мыслей как-то незаметно становился невесомым.

Единственная тема, которая так мучила и терзала меня, была запретной в наших разговорах. Каждый раз я давала себе обещание не касаться ее, но всякий раз нарушала данное обещание и после яростно ненавидела себя за слабость.

— Пап, просто объясни мне почему? Почему вы разошлись? Почему ты не можешь вот сейчас взять свой чемодан и принести обратно свои брюки, рубашки и жить с нами?

Папа менялся в лице, облокачивался на свои руки и в ладонях прятал лицо. Мне хотелось бить его кулаками, трясти за голову, требовать, чтобы смотрел в глаза, услышать ясный и вразумительный ответ. Но я не могла себе этого позволить и колючий ком, явно больше размеров моего горла, лез из меня наверх и застревал где-то в области гортани, причиняя физическую боль. Сглотнуть его никогда не получалось.

Я ощущала, каким горячим вокруг становился воздух, и больше всего на свете боялась, что после этого моего вопроса он просто встанет и навсегда уйдет. Мне почему-то всегда казалось, что в этот момент ему нестерпимо хочется бежать.

Обычно, спустя мучительные мгновения тишины, папа поднимал свое лицо, хватал меня за нос и смеялся, как ненормальный, и я боялась, что он сойдет с ума, но, успокоившись смехом, он просто переводил разговор на другую тему.

И только однажды, после этого моего вопроса, он так глубоко посмотрел мне в глаза и сказал, что самое страшное, это когда тебе задают лишние вопросы. Собственно, этим ответом я удовлетворилась и навсегда запомнила, что от вопросов, которые ты задаешь людям, зависит очень многое…

— Мам, ну прости меня. Я не хотела тебя обидеть. Честное слово. Я люблю тебя. И ты у нас самая лучшая. Давай не будем сейчас про папу…

— Просто это несправедливо попрекать меня моей работой и всем остальным. Я  же все делаю только для вас, а вы это не цените.

— Ценим, мам. Правда. Спасибо за ужин. У меня сегодня занятия. Я побежала…

ЖУРFUCK 1: 1 комментарий

  1. Поставил 4 только потому, что мне показалось немного слабее первой главы, за которую поставил 5. С нетерпением жду третью главу и надеюсь, что в ней Вы перейдете от жизнеописания к действию. 🙂

    С уважением, А. Б. Бурый

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)