ВЕЧНЫЕ МЫ

© kirill_kinnari, 2014


ФИК, даже метафик: любили с детства, были разлучены бессчётно лет, и всё это время искали друг друга. Но в этом мире нельзя полагаться на узнавание по лицу, лица и тела меняются как одежды, как облака, вернуть нельзя и замереть нельзя, и чтобы узнать кого-то (в обоих смыслах!) нужно прожить вместе, дни или годы, но близко и тесно, чтобы наконец уверенно сказать: да. И вот он сходится, расходится, бежит, ищет, мечется, перебирает, влюбляется, иногда сразу в нескольких, живёт у них или увозит в далёкие страны. Но не знает, что на самом деле он её уже нашёл, да, это она, она давно его узнала и ждёт, ну когда же он её узнает, ну когда, а он всё тоскует; она пробует и так и этак, пытается быть разной, вспоминает какая она была в детстве, живёт с ним теперь уже в нескольких телах, уходит одной и возвращается совсем другой — а на самом деле это всё она — и он любит её всякой, теперь уже любит, но всё равно мечтает о той, и не узнаёт её-их, вжимаясь ночью и восхищённо бегая кругами днём, и боится как бы «они» не ревновали его друг к другу, вот глупый. Эх, грустно вышло.

14. ПОРОСЁНОК И ПЕРЕЦ

— Маш… Можно?…

Скрип двери, шорох. Тихие шаги.

Молчание.

Глубокий вздох.

— Элли… Здравствуй, Элли. Вот ты какая… Проходи, я всегда рада тебе…

Шаги.

Шорох. Скрип.

Смущенный смешок. Тихое «ой».

— Ничего, ничего, сейчас я… Вот так. Садись. Прости меня… Я знала, что ты придешь, но не успела… приготовиться. Подожди минуту…

Быстрые шаги босиком.

Металлический стук. Шум закрываемого окна.

— Спасибо, что ты пришла ко мне… девушка Элли. Позволь… послужить тебе…

Шорох. Шелест страниц.

Стеклянное звяканье.

— Ты очень красивая… Элли. Можно, я тебе сделаю… на волосы?…

Слабый смех.

— …Вот так… Теперь ты как улыбка возвращения домой… Ты дома, Элли…

Нерешительный выдох.

Долгое молчание. Шелест одежды.

Ритмичный, неразличимый шёпот.

Тихий смех.

— Маша, Маша… (шёпот) глазищи хитрющи…

— …Дык…

Смех.

— Маш… А вот что ты сейчас делала, расскажи?…

— Делала? Да что… Шью вот… штанишки мужу, чтоб не мёрз он в стужу. А в общем, ничего не делала. Тебя ждала.

Дрожащий вздох.

— Ну что ты, Эль… Ну всё же хорошо…

Глухой всхлип, но не без самоиронии.

— Эля, Эля… Знаешь… Одна девочка сочиняла в детстве сказки о том, как вещи не любили делать то, для чего были предназначены: обувь не любила надеваться, каша — есться, книжки — читаться… Но конец всегда был счастливый: через приключения, или через уговоры вещей более конформных… бунтари смирялись, начинали служить. И даже с любовью. Понимаешь?

— Маша, я… сама не знаю… Мне как-то… тревожно?… Сама не знаю почему…

— Ты просто вживаешься… Сначала все было странно и страшно… потом хорошо — да? ведь было? А теперь ты как бы всмотрелась и видишь, как у нас тут… всё…

— …Как?

— Как на коленке сделано, да?

— Ну… Не знаю… Может быть… Ну да, наверно… тревога, что всё непрочно так… случайно…

— Во-от… Но ведь это потому, что ты пришла, когда уже что-то было. И боишься, что… рассыплется. А я-то видела всё с начала, когда ничего ещё не было. Видела, как это всё получается. Всё ведь само, представляешь? Андрей тебе расскажет, как мы с ним делали то и другое — не верь… Я уж точно ничего не делала. Просто… жила…

— …А как же…

— Да вот так. Одно тянет за собой другое, и… Я до сих пор в состоянии «вот бывает же». И мне не страшно! Что бы там ни было потом, это всё у нас уже будет быть — will have been. Уже не отнять. Это уже часть нас… это мы и есть. Что бы ни.

Всхлипывания переходят в рёв.

Популярность: 3%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/12/vechnyie-myi/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя