Кукурудз — избранник Космоса

© InnaLevshina, 2014


- Очнитесь же, - и все тряс и тряс ее за плечи. - Помогите!!! Есть кто живой? - на шум из хаты появилась иссохшая фигура отца — кожа да кости.

- А-а-а, - протяжный вопль просочился сквозь прореженные временем зубы. - Изыди, нечистый… - и Яков, потрясенный видением, трижды наложил на себя крест.

- Не стойте столбом, воды… скорее, - в сердцах кричал перепуганный Симон, опасаясь наихудшего, но отец так и не двинулся с места, не оторвал постаменты от земли, а только затрясся, захрипел и стал жадно ловить ртом перекрытый кислород. И вдруг зашелся кашлем, да таким страшным, таким надсадным, что, казалось, еще немного — и он ляжет рядом с женой.

Как вкопанный, стоял между двумя несчастьями Симон без лица и без понимания, кому первому и как помогать.

Но Бог миловал. Яша поборол приступ, и Галя подала признаки жизни. Зашевелилась, заохала, с трудом села и брызнула слезами.

- Симочка, родненький… горе мое! Ты ли это? Мы уж и не чаяли тебя увидеть.

- Я… а то кто же? - заботливый сын помог матери подняться и стряхнул пыль с долгополой юбки.

Тревога отступила, а на свободное место быстро и жгуче вернулось чувство вины. Хочешь, не хочешь, но надо сказать, надо искать.

- Тут такое стряслось… коровы… пропали.

- Какие еще коровы? - Яков подошел и ткнул Симку пальцем. Убедившись, что это не дух, а живая плоть, осерчал. - Коров давно порезали. Ты лучше скажи, ирод, где тебя черти носили? Мать все глаза выплакала, чуть Богу душу не отдала с горя.

- Вы что, с утра белены объелись? - невероятность происходящего обескуражила недотепу настолько, что он брякнул наказуемую оплошку и тут же понял, что играет с огнем. - Так говорю же — ушли бодливые! Искал везде — нету!

- Ядрена вошь, хоть мне по бумажкам пятьдесят три, но умом пока не тронулся, да и силенок хватит вправить тебе мозги, - грозный родитель наградил очередным подзатыльником своего великовозрастного отпрыска.

Галя тут же встала между непоразумевшимися сторонами конфликта.

- Радость у нас, сын вернулся живой и целехонький, а ты руками махаешь. Уймись, старик, - материнское счастье звонило во все колокола.

- Шутки надумал шутить, поганец? Говори, где был? - вопрос был поставлен ребром.

Обалдевший Симон уставился на отца, как баран на новые ворота.

- Дела-а… - хотел он еще что-то сказать, но одумался. Время ли точить лясы, когда шансы найти коров тают на глазах.

В голове щелкнуло, то ли от сотрясения, то ли от напряжения, забурлило и прорвало.

- Вы зря, папа, повышаете градус общения, ни к чему это, остыньте, сейчас надо бежать за подмогой. Вот только воды глотну, у меня волюметрическая жажда, - диковинка пальнула с губ неожиданно, но, что странно, Симон понимал смысл сказанного.

- Какая — такая? Не понял, - ничего подобного Яков сроду не слыхал.

- Это когда в теле уменьшается количество внеклеточной жидкости, - окатив онемевших родителей удобопонятной тирадой, толкователь развернулся и пошел в хату.

- Ну что, мать, вот тебе ни бе, ни ме… Ужель это наш сын?

Сочный матюк приготовился стартануть, но Яша прикусил язык, а в глазах матери вмиг подсушились слезы.

Переглянувшись, они достигли взаимопонимания, и две пары удивленных глаз провели до дверей вроде как раздавшегося в плечах, приосанившегося ненаглядного сыночка, чудом воскресшего из мертвых.

* * *

Зачерпнув кружкой из ведра прохладной колодезной воды, Симон мимоходом глянул на пухленький кладезь премудрости, красовавшийся на привычном месте.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/07/kukurudz/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза, Рассказы:  Шалая крошка



Рубрики нет:  Приказано праздновать

Рассказы, Фантастика:  Кукурудз — избранник Космоса