Когда в душе сады цветут

— Мать много не говорит. Но, как я понял, познакомилась она с ним в городе Барабинске, где месяц на лаборанта училась, чтобы потом на городском молзаводе работать. А отец там же шоферил. Молоковоз водил. Затем они сошлись. Пожили вместе несколько недель. Хотели уже расписаться в загсе. А тут беда. Поехал отец на рыбалку и… утонул на Чанах. Вот так все обернулось.
— Печальная история… Я, как заметил, мать твоя действительно больна серьезно. Микстуру пьет. За сердце, вздыхая, хватается…
— Есть такое. Врачи сказали, что нужно ложиться на обследование. Да разве ее уговоришь.
— Но и оставлять все так нельзя, не допустимо… А вот и дождь закончился. Прояснивается. Пойду сад изучать, делать свои выводы.
… Вечером, с мыслью о том, что надо приносить пользу дому, я взялся колоть чурки на дрова. Дело поддавалось с трудом. Колуна не было. А обычный топор от удара врезался в березовую древесину. Приходилось прилагать немало усилий, чтобы его освободить. Кольша ухмылялся, сидя на крыльце, глядя на мою нерасторопность, давал советы:
— Ты, главное, не суетись! Бей топором не посередке чурки, а по ее бокам. Расщепляй! Вот! Пошла работа!
А я, стиснув зубы, ругал себя: «Оказывается, ни к чему не приспособлен. Полный неумеха на потеху малолетнему подростку». Это вывела меня окончательно из душевного равновесия. И, допустив неловкость, рубанул топором по краю кирзового сапога. От боли вскрикнул, присел на землю.
Кольша не заставил себя ждать. Бросился на помощь. Помог снять сапог. Осмотрев стопу, высказался:
— Есть, есть рана! Но она не глубокая! Болит? Сейчас ее обработаем. Есть йод, зеленка. А вот сапог жалко. Видать новый, недавно купленный. Придется Карлыча просить, чтобы починил…
Я выругался не злобно, но эффектно:
— Да раздолбай вас Мамай! А что трудно было загодя колун найти, попросить у кого?
— Незадача, конечно, вышла. Придется к Карлычу обращаться…
— Я вскипел:
— Нет, это цирк какой-то! Как что, так Карлыч! Карлыч и Карлыч! Он, наверное, от икоты подавился! Пойду, хоть увижу его, в ноги поклонюсь. Ты со мной соизволишь?
— Некогда мне. Надо матери по дому помочь. А найти его просто. Усадьба приметная. На самом краю улицы живет. Ворота расписные…
Подойдя к названным воротам, я открыл дверцу, зашел во двор и увидел странного мужчину, стоявшего у крыльца красивого дома. Крепкий, плотный и какой-то величественный, он курил трубку. Широкополая шляпа прикрывала его седеющую голову. Взгляд был внимательный, прозорливый. Я затушевался, сказал:
— Не знаю, сюда ли попал? Мне Кар…- Тут же осекся, проклиная себя за то, не узнал даже фамилию того, к кому шел.
Мужчина улыбнулся тепло и душевно, выбил трубку, спросил:
— Ты, наверное, новым садоводом являешься?
— Да, вчера прибыл, а сегодня вот… Извините, не знаю, как вас по имени, отчеству называть?
— Калугин Антон Сергеевич – хозяин этого дома! И не напрягайся, молодой человек. Я вполне доступный, с понятием и радушием.
Я воспрянул духом:
— Понимаете, сейчас только сапог свой рубанул невзначай, когда дрова колол. Теперь только на вас надежда. Поможете с починкой?
— Да не вопрос! Мелочь. Дело легко выполнимое. Пойдем в мою мастерскую.
Войдя вместе с хозяином в небольшое помещение, я выразил удивление:
— Надо же, какой порядок! Все по полочкам разложено. Инструмент в большом разнообразии. Любо-дорого смотреть!
— Да, мил-человек, порядок – основа любого дела! Это я как столяр- краснодеревщик говорю. А теперь давай свой сапог. Посмотрим, какую заплатку вырезать. Вот она… Готова. Сейчас подошьем, подмажем ваксой или дегтем. И ходи себе весело и задорно. Да будь осмотрителен. Избегай того-сего ненужного. Все, принимай работу. Одевай. Нормально?
Я отвесил поклон:
— Спасибо! Спасибо, Антон Сергеевич! Лучше некуда!
— Благодарить особо не за что. Приходи в любое время в гости. Рад буду.
…Возвратившись в свое жилище, я грозно обрушился на друга дней суровых:
— Ну, Кольша! Ну, премудрый пескарь! Вот уж отмочил номер так отмочил…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)