Когда в душе сады цветут

А весной, Кольша, ждут меня весьма значимые дела в пригороде Новосибирска. Как сообщил мне в весточке товарищ (вместе учились в школе садоводов), в одном из совхозов планируют заложить плодовый сад площадью десять гектаров. Для этого требуется два садовода. Я рекомендован. Директор не возражает. Значит, будет трудоустройство и работа по специальности с большим размахом. Представь, только голое поле и на нем надо все начинать с нуля. Вести планировку сада, разбивать кварталы под те или иные культуры, производить посадку строго по линиям разметки. Чтобы все соответствовало принятым стандартам, радовало глаз.
Все, мой друг, пора ставить точку в послании. Вопросы исчерпаны. Будь, как всегда, активным и деятельным. Лови удачу. Цени новую семейная жизнь. Способствуй, чтобы царили в доме мир, лад и взаимопонимание. Это, только это, обеспечит твое светлое будущее. И пиши. Мне все интересно. Отвечаю без промедления».
Подписав конверт, я с грустью подумал, что былое уже не вернется. Кольша уходит в будущее безвозвратно. А мне всегда его будет не хватать. Не по годам смышленого, прозорливого, с задорным, неунывающим нравом, с сочувствием и готовностью прийти на помощь.

****************** ******************** ****************

Зима пришла в сибирские просторы поистине суровая. Преобладали ветры, буйные, колючие, с морозом, пробирающим до костей. А когда спадали холода, то властвовали метели. Снежная мешанина, именуемая местными падерой, валом катилась по степи, наметами перекрывала дороги. Буквально наступала на беззащитную деревню. Сугробы порой равнялись с крышами. И вечерами, слушая за окном завывания вьюги, я наиболее остро чувствовал оторванность от близких и друзей. Однако новый будний день гасил печаль и уныние, не давал расслабиться. Вверенный мне сад требовал и зимой заботы. Главную опасность для деревьев представляли зайцы. А их в округе было немало. Поэтому, пользуясь нормальными погодными условиями, отправлялся на лыжах в свою «вотчину». Находил тропы рьяных грызунов на подступах к саду, устанавливал силки-петли и вполне разумно сокращал их набеги и поголовье. Кроме того, экзотическая зайчатину шла отборно на нашу кухню, где хозяйке удавалось приготовить из не столь уж отменного мяса вполне сносные блюда.
На меня ложились и некоторые житейские обязанности. В частности, я обеспечивал в доме достаток нормальной питьевой воды. Для этого запрягал лошадку, устанавливал на сани плетенный короб. И отправлялся на пресное озеро. Там, вооружившись пешней, колол лед. Его куски укладывал в плетенку и направлялся восвояси. Принимала «воду» Евдокия Ульяновна. Она знала ей цену. Поэтому экономно использовала, хранила в сенях в запасе.
Зимой я подтянулся, возмужал, физически окреп. Ходил вразвалочку, неспешно, много не говорил. На лице – напускная серьезность и некоторая загадочность. И одет был соответственно. Шапка-ушанка, ватник, валенки, рукавицы-вязанки. Прямое равнение на коренных сибиряков, деятельных мужчин поселения. Тут не обошлось без наставления и участия Евдокии Ульяновны. Вполне бескорыстно, по-матерински заботливо помогла мне одеться в соответствии с суровыми зимними условиями. Подбадривала, как могла, направляла на путь истинный.
Деревенский уклад жизни не отличался большим разнообразием. Как во все времена, главенствовала работа. «Делу – время, а потехи час!». Так строила свой день и Евдокия Ульяновна. А «потеха» выпадала лишь на большие праздники. Помню, как готовилась к ним хозяйка. Заводила брагу по особому рецепту. И к приему деревенских родичей с раннего утра варила, парила, стряпала кое-что необыкновенно вкусное, используя незаменимую русскую печь. Приходила обычно в гости супружеская пара. Седые, степенные люди, они чинно шествовали к дому по улице. Выделяясь одеждой «на выход» и блеском калош на обуви.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)