Пляж

Но постепенно мы стали наблюдать на пляже и своих нарядно раздетых одноклассниц. Мы страшно удивились тому, что они оказались не хуже приезжих: и фигурки, и купальники, и вообще. А ещё к нашему удивлению оказалось, что почти никто из них не умеет плавать. Ну мы, разумеется, взялись учить их плаванию взамен на то, что они нас будут учить танцевать. Мы быстро разбились по парам. Я хотел учить плавать Иру, которая мне нравилась, но мне досталась дылда-второгодница Лена. Она сама подошла ко мне и спросила: «Юра, а ты можешь научить меня плавать?»
— Попробую, если ты будешь слушаться и будешь стараться, — ответил я.
Во время учёбы у нас появилась возможность на законных основаниях трогать наших девочек за разные места, не опасаясь получить в ответ увесистую оплеуху или портфелем по голове, как это случалось в школе. Поначалу я стеснялся дотрагиваться до Лены. Но когда она сама взяла мою руку и положила её туда, где мне было удобнее её поддерживать, я осмелел и уже не обращал внимания, куда попадали мои руки. Занятия шли очень интенсивно. Девчонки терпеливо сносили наши прикосновения, лишь отвечая хохотом или брызганьем водой на наши порой откровенные лапанья. Уж очень они завидовали старшеклассницам, умеющим хорошо плавать. А те собирались группой, отплывали подальше от берега и плыли по течению, смеясь и крича так, что было слышно во всех концах пляжа. А доплыв до края пляжа, выходили из воды и шли обратно по берегу, демонстрируя свои фигурки и красивые купальники. Наши девчонки оказались способными ученицами и через пару недель все уже сносно держались на воде, а через месяц уже пробовали заплывать по течению. Правда, пока ещё не очень далеко от берега и поначалу в нашем сопровождении.
Самое главное, пляж круто изменил статус нашего посёлка. Мы стали курортом районного и даже областного масштаба.
Уже к июлю первого года работы земснаряда терраса, заросшая огромными деревьями, была занята палатками туристов и отдыхающих. Они жили на берегу неделями. Купались, загорали, ловили рыбу, посещали наши достопримечательности. А достопримечательностей у нас хватало.
Дом-музей Репина в селе Ширяево, где он написал известную картину «Бурлаки на Волге». Урочище Каменная чаша с родником, вытекающим прямо из скалы. Гора Стрельная и «Чёртов мост», ведущий к ней. Курган Степана Разина, Ширяевские штольни, да и сами Жигулёвские горы с их реликтовой растительностью, не тронутой ледником.
Ну и самое главное: солнце, Волга и пляж. Что ещё нужно для летнего отдыха?
В начале следующего лета эта терраса стала осваиватся самарскими предприятиями. Первым был 4-й ГПЗ (Государственный Подшипниковый Завод), за ним 9-й ГПЗ и ещё кто-то. Они оборудовали палаточные лагеря, танцплощадки и волейбольные поля. Установили теннисные столы и столики для игры в шахматы и домино. Все местные школы и школа-интернат на летнее время превращались в дома отдыха для учителей со школ всей области. Все отдыхающие по профсоюзным путёвкам приезжали на двухнедельный бесплатный отдых покупатся и позагорать.
И, что интересно, среди отдыхающих большинством были женщины. Пожилые, помоложе и совсем молоденькие. Сказывался послевоенный перекос демографии, а среди учителей и вообще больше 80% составляли женщины. Утром после завтрака они все высыпали на пляж и раскладывались загорать. Мы, детвора, никогда не видевшие раньше голых женщин в красивых купальниках, располагались невдалеке и исподтишка наблюдали за ними.
Некоторые, чувствуя наше внимание, специально поддразнивали нас. Они подставляли нам на обозрение свои прелести, принимая различные позы якобы для лучшего загара. А особенно молодые и озорные даже пробовали загорать топлесс, не обращая на нас никакого внимания.

Автор: antonov

Родился, учился, служил, воевал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)