… да во сне привиделось

Наши губы слились, и вся она стала – во мне, а я – в ней. И это было невыразимое, запредельное счастье, больше которого не бывает, и… которого больше не будет.

Когда наши уста разомкнулись, она вздохнула глубоко и сказала:

— Как хорошо с тобой целоваться!..

Я повернулся, и ко мне прилипли порочно-любопытные взгляды множества людей, расступавшихся передо мной с ёрнической поспешностью…

Я закрыл… (или открыл?) глаза и увидел моего брата, умершего одиннадцать лет тому назад. И вкруг него — деловитые мужчины в тёмном, и тёмного дерева отдельно стоящая трёхстворчатая дверь. Брат и мужчины в тёмном обсуждали планировку какого-то помещения – мне это было непонятно, но огромная дверь меня впечатлила, и мне очень хотелось сказать, что для такой двери комната должна быть по ширине никак не меньше трёх метров.

А они всё говорили – и мужчины эти, и брат. Брат был тут главный. Он сказал мне: — Пойдём. – и привёл меня в большой кабинет, почти пустой – то же тёмное золото, то же тёмное дерево – строгая классика.

Мы сели за большой стол, и мне, наконец, удалось сказать, что для такой большой двери комната должна быть по ширине никак не меньше трёх метров.

— Она и не будет меньше, — сказал брат.

— Конечно, конечно, — согласились мужчины в тёмном.

Брат улыбнулся и сказал: — Ну вот, теперь мы будем вместе…

… и сон мой кончился.

Что же теперь? Кто ждёт меня? И где?

И почему «… поцелую Россию»?

… да во сне привиделось: 1 комментарий

  1. Уважаемый Роберт, Вы серьёзно задаёте вопрос? Тогда и отвечу также: помяните ушедших. А читать рассказ было интересно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)