Ситуация «1-30»

 

Место действия: Дальний Космос, галактика – 18, борт патрульного звездолета Межгалактической Конфедерации… Время… не так уж и далекое прошлое…

— Командир, у нас на борту внештатная ситуация «1-30»! – прозвучал голос Омги в наушниках радиосвязи Ника…

Услышав взволнованный голос штурмана своего патрульного звездолета, Ник мгновенно воспроизвел то, что означает это кодовое сочетание цифр для звездолета и его экипажа, совершающего полет в открытом космическом пространстве: — Пожар! Пожар на борту! Спокойно! Спокойно, Ник, — без паники! Контроль – контроль ситуации и полное самообладание! Действовать строго по инструкции, — так как отрабатывали много раз дома на космодроме базы отряда в созвездии Единорога! Только верные и своевременные действия дают шанс выжить кораблю и его экипажу.

Эти мысли почти мгновенно пронеслись в голове командира звездолета, и он ответил: — Штурман, место и причина очага возгорания?!

Омга также быстро ответила: — Шлюзовой отсек, возгорание электропроводки!

— Закрыть дверь переходной камеры! Отключить генератор! Расстыковать сеть электропроводки! – командир быстро и четко отдавал приказы, с удовлетворением отмечая про себя то, как быстро и четко штурман выполняет его приказы, возвращая при этом ему такие же быстрые и четкие подтверждения: — Дверь – выполнено! Генератор – есть! Расстыковка…. Электросеть с отсеком на отсоединяется! Расстыковки нет! Командир!

Командир?!

Вопрос Омги завис в ожидании команды возможных дальнейших действий…

Ник мгновенно в своем разуме воспроизвел возможные варианты развития внештатной ситуации: — Так, — проводка горит, расстыковки электросети нет… возможны заклинил стыковочный электрозамок от резкого скачка напряжения вне номинала…. Еще совсем немного и огонь начнет плавит электропроводку вне шлюзовой камеры – внутри корабля… времени на отработку системы пожаротушения может не хватить… тогда все – корабль «погаснет», — генератор заглушен, аварийные аккумуляторы из-за горящей электропроводки могут не включиться, отключаться все систему жизнеобеспечения и радиосвязь с базой. Пока офицер дежурной смены базы Единорога отыщет возможные координаты их местоположения по направлению траектории движения, звездолет с бортовым номером «Е-07», вместе с экипажем, превратится в матово-черную обледеневшую глыбу, печально-красиво парящую в столь же красивом беспредельном космическом пространстве… Есть…. Есть только один шанс….

Командир нашел единственно верное решение – выход из сложившейся ситуации в спасении корабля и отдал команду Омге: — Штурман, отстрелить люк шлюзовой камеры! Быстро! Отстреливай его к черту, без вариантов! Кнопку включения системы аварийного пожаротушения не трогать!!!

Ник в напряжении воспринимал четкие ответы штурмана: — Есть! Люк отстрелен! АСПЖК в покое! Командир, дверь переходной камеры на блокировку?!

— Молодец, штурман! Дверь в блок! Что там у нас бортовой комп показывает по электросхеме проводки?!

— Командир, «пятый» и «восьмой» контуры подкорачивают слегка… видать пока еще проводка не остыла, но внутрь точно расплав не дойдет!

Ник слушал штурмана Омгу, одновременно представляя в воображении своем то, как отлетает прочь от корабля огромная массивная дверь шлюзовой камеры и, вслед за ней, вырывается вакуумом космоса огромные ослепительно –яркие языки пламени, будто желая догнать эту самую дверь. И то, как ледяной, неимоверно ледяной, холод космоса начинает морозить, остужать, гасить кабель горящей элетропроводки внутри шлюзовой камеры…

Очень быстро прокрутив воображаемые картинки в разуме своего сознания, Ник снова отдал команды Омге: — Штурман, отключить из работы общей схемы контуры «5» и «8»! Включить аварийное освещение! Включить систему аварийного электроснабжения! Основной генератор не включать до моего особого распоряжения! Ясно?

— Ясно, командир! Контуры отключены! Аварийное освещение – есть! Аварийное электроснабжение – есть! Основной генератор в покое до особого распоряжения! Что еще… что еще, командир? – ответила Омга.

— Теперь связь, Омга, — радиосвязь с базой! – ощущая, как спадает волна нервного напряжения, ответил Ник и добавил: — Жив наш «седьмой», жив наш «Е-07», Омга! И мы с тобой живы вместе, вместе с ним… Справились с пожаром «1-30», — не зря тренировались добросовестно на космодроме нашего отряда. Благодаря этому и живы… Ничего, доложимся сейчас дежурному смены, передохнём-проверим звездолет и домой. Там, Омга, у нас механики – ребята что надо… настоящие профи своего дела, — откупорят снаружи заблокированную дверь нашей пилотской кабины и починят затем нашу раненную «птицу»! Так, мой штурман?!

— Так, командир! Полностью присоединяюсь к сказанному тобой, — как решил, так и будет! – без малейшей тени сомнения в голосе отвеяла Омга и также уверено продолжила: — Командир, есть радиосвязь с базой!

— Отлично, штурман! Подключай радио! – Ник тут же, услышав в наушниках голос офицера дежурной смены, доложил: — Капитан «Е-07», докладываю: на нашем борту в режиме патрулирования сектора -108, возникла внештатная ситуация «1-30»! Пожар локализован, система жизнеобеспечения корабля «минус 25 процентов», в работе. Кабина пилотов заблокирована, люк шлюзовой камеры отстрелил в космос. Выдвигаюсь, на базу.

— Отлично, командир! – с едва уловимым волнением в голосе ответил дежурный офицер и продолжил: — Капитан-майор, ждем вашего возвращения с нетерпением! К вашему прилету техперсонал подготовит все необходимое на космодроме базы. Ник…. Командир, поаккуратнее… успешного прилета!

— Есть! Есть поаккуратнее… Приказ принял! До встречи на базе! Сеанс радиосвязи завtрешаю! – доложил Ник.

— Принято! До встречи на базе, командир! – подтвердил дежурный офицер, отключив радио.

Немного помолчав, Ник обратился к Омге: — Штурман, расчётное время до базы?

— Уже есть, командир, — расчётное время «17», сканирую пространство в корректировке с движущимися по курсу объектами! – доложила Омга.

— Отлично, мой штурман! Полная проверка систем корабля! Подготовить корабль к полету! – Ник, воспринимая по-прежнему четкие ответы подтверждения Омги, размышлял: — Здорово, как же это здорово ЗНАТЬ: что ты смог вместе со штурманом спасти звездолет, то, что тебя ждут, немного волнуясь, там – дома…

Он, снова воображая, представил, почти реально осязая своим телом, как главный механик космодрома базы — Макс, опускает свою громадную ладонь на плечо Ника и говорит ему: — Ну что везунчик Ник, поздравляю – справился! Тебя, командир и штурмана твоего поздравляю… Кстати, мы с ребятами не сомневались… нисколько! Поволновались чуток только, пока вы летели… Но, чуток. Мы же знаем – только профи может вернуться … даже, даже из горящего ада… С возвращением, Брат!

Николай Зубков. 08.01.2021 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)