Шальной экстрим. Деревенские истории

 

В январский день таежный поселок Марьино взбудоражила весть о шалостях медведя-шатуна. Донес ее до жителей всегда развеселый мужик Степан Бубнов по прозвищу Бубен, вышедший из магазина с бутылкой пива:
— Точно, вчера видел! Вот у этой катушки, что для детей соорудили. Я проходил тут утром ненароком, когда светало. Трубы горели, надо было похмелиться. Смотрю, идет форменный человек, только в шубе. И рожа, кажется, знакомая. Вроде друг Пашка Простоквашин, вечно небритый, бородатый. Понятно, не боясь, подаю руку. А этот, маскированный, хрясть по загривку. Меня взорвало, сжал кулак, размахнулся и … обомлел, рассмотрев чудище.
— Не валяй дурака, пустомеля! – прервал речь Бубнова дед Илья Савельевич Рыжнов. – Если бы познакомился с Топтыгиным, то точно облажался. Сегодня бы хоронили с фанфарами.
Вступился за товарища Пашка Простоквашин:
— Пускай говорит. Интересно, что он еще про меня ляпнет… Будет хаять, по морде схлопочет.
В унисон зашумел народ:
— Послушаем! Послушаем! Узнаем, где треп, где правда! Излагай, Степан, доходчиво, с картинками.
— Так вот, значит… Погодите, в горле что-то пересохло. Все, порядок. Глаголю дальше. Короче, этот медведь еще тот тип оказался. Как пасть разинул, то все во мне, взаправду, похолодело, опустилось, дрогнуло и всколыхнулось. С испугу, как долбанул его ногой и… сам на катушку мигом взлетел. Топтыгин от боли взвыл, скорчился. Что смеетесь?! Да точно! Рассвирепев, за мной дунул. Я по льду далеко скатился. Медведь что-то затушевался. Видимо, трухнул. Почесал макушку головы. Плюнул, махнул рукой, то есть лапой и, ретировавшись, поплелся к зданию администрации. Наверное, жаловаться. Взобрался на крыльцо. В это время вышел глава — наш Семен Ильич Кадкин. Серьезный, властный, чем-то расстроенный. И как врежет, не глядя, косолапому. Тот вниз скатился с ревом и исчез. Знай, бедолага, нашего начальника. Он с неугодными не церемонится. Вот и весь сказ. Хотите верьте, хотите нет. Но ухо надо держать востро, братцы! Шатун есть шатун, может похлеще фортель выкинуть!
Народ согласно выдохнул:
— Само-собой!
Степан с чувством исполненного долга вышел из круга, перемигнулся с Простоквашиным. Вместе зашагали проторенной дорожкой к магазину.
А весть, еще вчера тревожная, с новым днем обрастала уже смехом и юмором. Более серьезно занимало жителей сообщение о предстоящем лыжном соревновании в кедровом заповеднике. Озвучил его на площади методист по физической культуре Григорий Прошкин. Вездесущие, обступив глашатая, проявили заинтересованность в мерах поощрения участников. Григорий, краснощекий крепыш, с куражом и бахвальством, воспользовавшись мегафоном, развил красноречие:
— Уважаемые, господа, леди и джентльмены, вы не пожалеете, ступив на лыжню. В подарок получите заряд бодрости и здоровья. И ко всему этому вас ждут необыкновенные награды. В частности, победителю лыжной гонки вручат лицензию на отстрел медведя. Нет, нет не того, который якобы объявился в поселке. Не будем брать во внимание сплошные выдумки. Заверяю, господа, что ничто не омрачит спортивный праздник. Он с вашим участием пройдет на небывалом – высоком уровне!
Завершив выступление на площади, Прошкин поспешил с докладом к главе администрации Семену Ильичу Кадкину. Робко, открыв дверь кабинета, предстал пред начальственным оком. Шеф указал на стул и повел разговор по теме:
— Как народ? Горит желанием отличиться на лыжне?
— Горит, Семен Ильич! Есть клич, есть живой отклик! Будет представлена широкая массовость. Даже южанин Алик, он же Саид, работающий на стройке, готов дать фору в соревновании. Проявила желание выйти на финишную прямую баба Нюра Скорохватова, бывшая ударница охотничьего промысла.
— Похвально, похвально. А как же с главным призом? Найдем мы в тайге реального медведя для отстрела по лицензии?
— Должны и обязаны.
— Вот именно! И лучше заранее отыскать берлогу в тайге, обозначить ее на карте местности. Чтобы победитель соревнования четко знал, где находится его охотничья добыча.
— Вполне разумно, Семен Ильич. Лично займусь этим вопросом. Кстати, хочу доложить, что некоторые в поселке опасаются медведя-шатуна. Он, по словам Степана Бубнова, противостоял ему на площади, возле ледяной горки, затем взбирался на крыльцо этого здания.
— А я его вроде бы круто отшил. Честно говоря, не помню. Не исключено, что походя турнул, учитывая запарку в делах казенных. И что из этого? Нормальный ход. Обошлось без серьезных последствий. И в наших интересах все муссирование замять, прекратить. Диктовать только спокойствие, не допускать паники населения. Тем более, накануне важное мероприятие. — Глава приложил кулак к столу, добавил с пристрастием. – Все! Точка! Как намечено, в очередную субботу проводим соревнование.
…День для лыжных гонок выдался удачным по погодным условиям. Мороз шел на спад, витала легкая поземка. Участники в приподнятом настроении, заслушав приветствие и напутствие главы администрации, лихо стартовали по проложенной лыжне. Отслеживал соревнование, взобравшись на высокое дерево, Григорий Прошкин, вооружившись мегафоном и биноклем. Первое впечатление он азартно донес по мобильному телефону начальству:
— Семен Ильич, у нас все ладом! Лыжники набирают темп. Лидирует известный Алик, он же Саид. Шурует лихо и, кажется, с кладью на спине. Да, с рюкзаком. Непонятно, куда он, навьюченный, собрался. Конечно, ему тяжело. Вот догоняет и наступает на пятки проворный Павел Простоквашин. Но не тут-то было. Темпераментный южанин не уступает лыжню. Размахивая кулаками, повергает соперника в позорное бегство в обратном направлении. Что вносит сумятицу в ряды участников соревнования. Не знаю, что предпринять, Семен Ильич?
— Надо одернуть, приструнить, припугнуть распоясавшегося спортсмена! Что ты там слюни распустил, ушами хлопаешь?! Принимай срочно меры!
— Слушаюсь, Семен Ильич! Сейчас наведу порядок на лыжне!
Озадаченный Прошкин, схватив мегафон, опробовал его на громкость. И, напрягаясь, разбудил таежную глушь зычным голосом:
— Внимание! Внимание! Мы зафиксировали драчливый инцидент в ходе соревнования. Виновником является спортсмен, взявший было первенство. В связи с этим официально предупреждаю, что если ты и дальше, Алик – Саид, будешь препятствовать обгону на лыжне, то понесешь заслуженное наказание от судьи соревнования, направленного уже к месту конфликта.
Завершив внушение, Прошкин посмотрел в бинокль и… нервно встрепенулся. Протер глаза, невольно выпалил:
— О, боже! Медведь из чащи выбрался. Прицеливается за кем следовать. Вот я, дурак, накаркал?! Вызвал «судью соревнования»! Точно Алика слопает. Надо срочно с шефом связываться…
Позвонив, дрожащим голосом доложил:
— Семен Ильич, у нас тут небольшое событие. Как бы правильно сказать… Ускоряющее темпы соревнования. С одной стороны, конечно, хорошо. Но с другой плохо. Да я не мямлю! Реально констатирую, что названного лидера на лыжне может запросто медведь сожрать!
Ответ шефа вылился в звуковую контузию:
— Что ты там, олух, городишь?! Никак с дуба рухнул, ума лишился?! Какой еще медведь в наших владениях мог появиться, если его не звали, не заказывали?! Сейчас на снегоходе подкачу, устрою болванам головомойку…
Между тем на лыжне произошла перегруппировка. Следовавшие в авангарде соревнования сбавили ход, ощутив опасность, повернули назад и развили спешное отступление. Остановил дрогнувших спортсменов начальственный голос:
— Таежники! Мне стыдно за вас! Где ваша храбрость и смелость! Там, впереди, гибнет наш товарищ! Кто еще придет ему на помощь?! Только мы! Поэтому приказываю повернуть лыжи в обратном направлении и следовать за мной. Ура! Пошли все в атаку!
Еще недавно разрозненные лыжники, откликнувшись на призыв, объединились. Слились в мощный ударный отряд и с шумом, гамам, воинственными возгласами пошли в наступление.
В это время на противоположной стороне царила устрашающая ситуация. Прошкин, проводив взглядом Алика, развившего в беге без лыж бешенную скорость, перекрестился. Поерзал на потрескиваемой ветке, посмотрел боязливо вниз, погрозил пальцем приближающемуся зверю и крикнул по мегафону:
— Слышите меня?! Попрошу немедленно удалиться и не препятствовать соревнованию! Иначе вам не поздоровится! Понятно?!
Странное дело, медведь вроде внял строгому предупреждению. Развернулся и поплелся неуклюже в ближайшую чащу. Григорий вновь перекрестился и, увидев наступательную боевую команду, с радостным криком свалился с дерева.
Тут же развернулась операция по ликвидации нарушителя спокойствия. Как всегда, командовал властным голосом Семен Ильич Кадкин:
— Внимание! Медведь в нашей видимости, залег в чаще. Заметны его очертания. Прошу всех отступить за безопасную линию. Стреляет из карабина прославленная баба Нюра. Огонь! И что за наваждение?! Медведь выходит, подняв вверх лапы! Стоп стрельбе! Так это же…
— Он и есть! Чудила Бубен! – подхватили присутствующие. – Надо ему мозги вправить! Отбить охоту устраивать переполох в медвежьей шкуре!
Глава, улыбнувшись, поднял руку:
— Будем, друзья, снисходительны! Помилуем олуха. Живого, невредимого. Он нам невольно преподал урок солидарности, наполнил наше мероприятие трагикомичным содержанием. Пострадавших нет. Нет и победителей. Все просто участники оздоровительной акции. В том числе и было потерянный эмигрант Саид. Он, к моему сведению, уже находится с личным скарбом в поселке. Что еще? Все! Занавес закрывается!

Валерий Тюменцев

Шальной экстрим. Деревенские истории: 2 комментария

  1. Да уж, Валерий, с Вами и Вашими ЛГ не соскучишься! Главное — все живы и здоровы. Моя встреча с медведем, описанная в миниатюре «Медведь», была более драматичная.
    Удачного Вам дня!

  2. Признателен вам, Анна, что заметили, оценили мое творение! У нас, как подмечено, действительно много общего. Темы удивительным образом перекликаются в публикациях. И благотворно служат развитием творчества. Значит, все еще впереди, будут открытия!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)