Город пылал

Город пылал.

Вика стояла босиком на холодной и мокрой траве, смотрела на горящий дом, так и не ставший родным, и в голове билась эта фраза. Город пылал. Кажется, с этих слов начинался один из романов саги Сапковского, которым она увлекалась в юности. Да. Точно. Вроде, речь шла о Цинтре. Давно это было, уже и не помнится ничего, кроме того рокового для неё лета, когда она познакомилась с Виктором на игрушке по Ведьмаку. Того лета, где она была счастлива. Они ездили по фестивалям, гуляли по паркам, катались на аттракционах, ели одно мороженое на двоих и шутили, что Виктор и Виктория-идеальное сочетание имён, а потому и пара они идеальная. Это было последнее счастливое лето в жизни Вики. Уже осенью она переехала к Виктору, а к следующему лету его забота, которая так восхищала её, превратилась в тотальный контроль. Птичка попала в клетку, по слепой глупости перепутав её с гнёздышком. Ударил он её в первый раз в ночь после свадьбы.

От воспоминаний Вику отвлёк звук приближающихся сирен Скорой и пожарной. Из машин выбежали люди, но Вика даже не повернула голову в их сторону. Один из выбежавших спросил, был ли дома ещё кто-то. Не отрывая взгляда от пылающего дома Вика отстранённо ответила: «Да. Мой муж Виктор».

После похорон Вика поехала к Татьяне-давней подруге. Своего дома у Вики больше не было, хотя вряд ли тот, в котором она была заперта последние пять лет, можно было назвать её домом; мама жила на другом конце России, родители Виктора давно умерли, а сидеть в кафешке на поминках, организованных друзьями бывшего мужа, не было совершенно никаких сил и желания.   

Когда-то и у неё было много подруг, но Виктор не любил их, поэтому каждый визит девчонок заканчивался скандалом, саму же её так и вовсе никуда не отпускали. Соцсети и мессенджеры жёстко контролировались, переписки читались, а поводом для придирок могла послужить и совершенно безобидная болтовня. Постепенно общение с внешним миром сошло на нет, и Вика осталась наедине с монстром, в которого всё больше превращался муж. «Красавица и Чудовище» наоборот-не Чудовище обернулось принцем, а принц-чудовищем.

Он пришёл в эту же ночь. Сначала появился омерзительный запах горелой плоти, потом она увидела  краем глаза движение в тёмном углу комнаты, а потом и его, прятавшегося во мраке. Точнее,  то, что от него осталось. Вика жутко и пронзительно закричала. Прибежавшая из соседней комнаты на крик подруга, конечно же, не увидела ничего.

Потом он стал приходить каждую ночь. Психиатр, к которому она обратилась, долго и нудно говорил что-то про стресс и чувство вины и выписал гору препаратов. Таблетки Вика купила, а вот от предложенной психотерапии отказалась-психиатр ошибся: чувства вины у неё не было.

Таблетки не помогли. Он продолжал приходить, обрастая с каждым днём плотью, становясь всё больше похож на себя. Вика уже не кричала. Она сидела на кровати и молилась, как учила её когда-то бабушка.

Не помогли и освящение дома, и визит к людям, именующимся экстрасенсами. Он приходил. И становился всё более материальным, и его больше не сопровождал запах гари-теперь с его появлением начинало пахнуть алкоголем и сладковатым дымом той пакости, которую он курил, чтобы «расслабиться».

Город пылал: 2 комментария

  1. Браво! Очень хорошо написанный ужастик.
    Точка бифуркации — точка, после которой возможны два варианта развития событий. Точка невозврата, к которой всë-таки иногда очень хочется возвратиться. В своë время и я про это писал 🙂

    1. Спасибо.
      Очень приятна такая оценка моего дебютного рассказа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)