Капризная любовь. Новелла

— Был под градусом?! Хорошо мыслишь, целитель! – Макар расплылся в улыбке. – Дай пять, пожму руку за юмор и сочувствие. А сейчас скажу, смеяться будешь…
— Ну, не томи!
— Есть уже, Ефим, свободный ход под полом! Не знаю, кто все таким образом устроил. До меня был какой – то влюбленный копатель!
Бережной покачивался в хохоте на стуле:
— Интересно, очень интересно! Кто же в вашем доме воссоединялся?
— Да ладно, успокойся!
— Нет, погоди… Значит, до тебя, выпускника вуза, молодого агронома, занимал квартиру, дед Ступина. Бравый был мужик, видный. Борода окладистая. А через стенку проживала фронтовичка Дарья Ивановна Соколова. Бойкая женщина. Славно на балалайке играла, пела частушки и лихо плясала. Стало быть, дед Сидор Кузьмич все и устроил. Ублажал, ублажал вдовушку в тайне от супруги. Факт очевидный, история повторяется. Яблоко от яблони не далеко падает. Все Ступины ходоки, бабники!
Макар зевнул:
— Однако все, Ефим! Дремота напала, отбываю восвояси!
— Во как?! Постой, провожу!
Вышли во двор. Обменялись рукопожатиями.
— О, да у тебя джип японский! – Ефим с интересом осмотрел машину. – Классный внедорожник? Богатеешь?!
— А как же! Но за тобой не угонишься. Экий терем отгрохал у речки. Благодатное тут место. Думаю, тоже сюда перебираться. Отстрою коттедж, будем соседями. Не возражаешь?
— Так это только в радость!
— Ну, бывай! Будь здоров!
— И тебе всего наилучшего! Забегай, сообщай, что как…

• * * * * *
Дома Макар, первым делом, переоделся, пошел в шортах к колодцу. Набрал ведро ледяной воды. С удовольствием освежился. Посмотрел на соседскую усадьбу, решил устранять яму – ловушку. Когда все вернул на свое место, утрамбовал, подчистил землю, и взялся даже чинить крыльцо, дверь открыла хозяйка. Посмотрела, нахмурила брови:
— Вы тут, однако, прописались! Роете землю, что крот. Это у вас фобия?! Молчите? Ну, и до свидания! Гуд бай, Америка! Короче, не надо до меня докапываться, гражданин Шустов. Помните об уголовной ответственности за содеянное…
— Да ладно, я больше не буду! – Макар улыбнулся. – Честное пионерское!
— Все понятно, вошли в роль паяца. И она вам к лицу. Теме не менее, где мой ковер, куда вы его заныкали?
— Однако?! Педагог снизошел до жаргона!
— Не мудрено! С кем поведешься…
— Намек понял! А ковер вон на моей бельевой веревке висит. Я его помыл, почистил, просушил. И перевернул, чтобы ворс на солнце не выгорел.
— Вижу, вижу ваше старание. Теперь, значит, пылинки с меня сдувать будете. Таким образом заглаживать свою вину. – Роза Павловна перевела взгляд на ковер, поправила очки и застыла в недоумении. – Так, что там за плакат мою вещь украшает?
— Читайте!
— Читаю! «Улыбнись, солнышко!»
— Это я к светилу обращаюсь…
Девушка помолчала, посмотрела на Макара с прищуром:
— Как вы все успеваете делать?! И ямы копать, и ковры чистить, и плакаты писать?
— Это мое хобби!
— Надо думать… – Роза Павловна подошла к скамейке, увидела привлекательную корзину с крышкой из бересты, воскликнула: — О, здесь, какой – то сюрприз! Непонятно, как она появилась? Не ваша, Макар Фомич?
— Нет, не моя! Наверное, ваш ухажер принес.
— Какой ухажер?
— Ступин, кто еще!?
— Зря вы так! Это не герой моего романа! Пришел и ушел, после того, как новоселье отметили… А теперь с любопытством открываю корзину. О, какие восхитительные яблоки. И потрясающий, красивый букет цветов! Жаль, что не известен автор этого натюрморта. А то бы поцеловала в благодарность.
— Еще не вечер, узнаете!
— Надеюсь!

Капризная любовь. Новелла: 1 комментарий

  1. Валерий, когда — то существовало целое направление «деревенская проза» (Белов, Астафьев, Шукшин и другие писатели). Всегда с радостью читала их произведения. Спасибо, что возрождаете этот замечательный жанр!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)