Так, что же будет с Америкой?

Идеология буржуазии и идеология пролетариата принципиально несовместимы между собой, т.е. психологически совместить капиталиста и пролетария не представляется возможным. Именно с этих и только с этих позиций, т.е. с позиций формальной логики взаимоотношения между капиталистом и пролетарием носят антагонистический характер. Однако в диалектической логике, когда во взаимоотношения между капиталистом и пролетарием вплетается динамика труда, превращая, тем самым, капиталиста в организатора рабочего места, а пролетария в рабочего, психологическая несовместимость между ними снимается. Капиталист и пролетарий, превращаясь в диалектические противоположности, оказываются способными создать не только единство, но нерасторжимое единство – диалектическое единство. В производственном цикле принципиально невозможны никакие антагонистические противоречия между организатором рабочего места и рабочим. Они оба сообща и слаженно работают над удешевлением изготавливаемого продукта и повышением его качества. Просто обман рабочего капиталистом, как и любой обман, должен быть уголовно наказуем. Необходимо отметить, что Маркс создал математическую модель динамики трудового цикла, но она, к сожалению, так и не нашла полного и истинного применения.

Возвращаясь к вопросу о ФРС, следует сказать, что и банк, как диалектическая противоположность капиталистического производства, был отражен в теории Маркса. Однако незнание основ теории Маркса, не позволило США довести глобализацию до ее логического завершения. Дело в том, что, если ФРС должно было играть роль мирового государственного банка, то и государство должно стать мировым, т.е. все государства мира, или большая их часть, в том числе и в первую очередь, США, как независимые государства, должны исчезнуть с карты мира, превратившись в области с функциями подчиненности мировому правительству. Увы, США не собирались поступиться своей независимостью ни на йоту, тем самым, грубо нарушая закономерности, вскрытые теорией Маркса. Судьба предоставила США две возможности, когда ФРС могла бы стать объединяющей силой, во-первых, всей западной цивилизации после окончания Второй мировой войны, во-вторых, всего мирового сообщества, когда ФРС вошла в Китай.

После окончания Второй мировой войны, в соответствии с требованиями теории Маркса, США следовало не НАТО создавать, а мировое государство на его месте, в котором ФРС стала бы играть роль государственного мирового банка, а доллар – статус государственной валюты этого объединения. Увы, США не могли поступиться своей независимостью, и, главное, утратить статус мирового жандарма, впервые проявившийся в атомных бомбардировках городов Японии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)