Свобода и воля (глава сорок седьмая)

Если D – мера неупорядоченности, то обратную величину 1/D можно рассматривать как прямую меру упорядоченности. Поскольку логарифм 1/D есть то же, что и отрицательный логарифм D, мы можем написать уравнение Больцмана таким образом:
– (Энтропия) = k lg(1/D)
Теперь неуклюжее выражение отрицательная энтропия можно заменить более изящным: энтропия, взятая с отрицательным знаком, есть сама по себе мера упорядоченности. Таким образом, средство, при помощи которого организм поддерживает себя постоянно на достаточно высоком уровне упорядоченности (равно на достаточно низком уровне энтропии), в действительности состоит в непрерывном извлечении упорядоченности из окружающей его среды. Это заключение менее парадоксально, чем кажется на первый взгляд. Скорее, оно тривиально. В самом деле, у высших животных мы достаточно хорошо знаем тот вид упорядоченности, которым они питаются, а именно: крайне хорошо упорядоченное состояние материи в более или менее сложных органических соединениях служит им пищей. После использования животные возвращают эти вещества в очень деградированной форме, однако не вполне деградированной, так как их еще могут употреблять растения. (Для растений мощным источником «отрицательной энтропии» является, конечно, солнечный свет)». (Э. Шредингер «Что такое жизнь? С точки зрения физика», стр.73 – 76).

Шредингер утверждает, что «существенно в метаболизме то, что организму удается освобождаться от всей той энтропии, которую он вынужден производить, пока жив». Как видим, Шредингер не делает различия между теплокровными и холоднокровными организмами. И те, и другие, чтобы жить, должны питаться, и если животные питаются однородной пищей, однородной по калорийности, при этом проявляя близкую по затратам энергии активность, то в чем заключается различие в терморегуляции у холоднокровных и теплокровных животных? Википедия на этот вопрос отвечает следующим образом.

«Механизмы терморегуляции у холоднокровных несовершенны, что объясняется пониженным уровнем обмена веществ, который примерно в 20 – 30 раз медленнее, чем у гомойотермных животных, и особенностями их нервной системы. Температура тела обычно на 1 – 2°C выше температуры окружающей среды или равна ей. Повышение температуры происходит в результате поглощения солнечного тепла, тепла нагретых поверхностей (поведенческая терморегуляция) или работа мышц».

Однако в чем видят ученые несовершенство холоднокровного животного? Ужель в том, что оно комфортно чувствует себя при любой температуре окружающей среды? Ведь холоднокровное животное не испытывает тех страданий, которые испытывает теплокровное животное при замерзании. Просто при снижении температуры окружающей среды уровень обмена веществ постепенно снижается, но снижается совершенно незаметно для самого животного, без каких-либо болевых ощущений, просто реакции животного замедляются и только. Вероятно, что-то подобное процессу замерзания холоднокровного животного испытал на себе экипаж туристического судна «Морская звезда», описанный в «Свободе и воле (глава четвертая)», когда экипаж судна представлял себе, что борется с ураганом всего три часа, а на самом деле оказалось, что борьба эта продолжалась три года. Объяснить подобное явление возможно только тем, что на Земле существуют зоны, оказавшись в одной из которых даже у теплокровных животных уровень обмена веществ резко снижается. Холоднокровные животные доказывают, что сам факт, снижения уровня обмена веществ в организме животного под воздействием именно внешней среды, существует, правда, следует отметить, что имеет место этот факт вовсе не на постоянной основе, а проявляется лишь с понижением температуры окружающей среды. Когда же температура окружающей среды достаточно высока, мы видим не только адекватные реакции холоднокровного животного на внешние раздражители, но наблюдаем явное преимущество холоднокровного животного над теплокровным животным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)