Переписка с котом

Молодые держали дома кошку – Василиску, которая, как и положено, должна была ловить мышей и крыс, с чем она, стоит заметить, успешно справлялась, и хозяева, довольно часто, находили на коврике перед входной дверью добычу своей питомицы, которая аккуратно складывала задушенные тушки на полюбившееся место. Охотница досталась Эдику и Анюте в дар от старушки по соседству, и была уже в годах, ей было около восьми лет. Но, не смотря на свой возраст, Василиска чувствовала себя прекрасно и была полна сил и уверенности в себе. На её морде всегда проглядывались серьёзная задумчивость и некое недовольство, что вызывало уважение у соседских кошек и котов, когда они встречались где-нибудь в огороде или на улице. Следует сказать, что другие представители кошачьего рода её вполне побаивались, так как Василиска имела большой опыт в драке и могла даже броситься в бой и на представителей собачьего рода, и те, как бывало в таких случаях, поджав хвост, трусливо удирали, осознавая, что лучше не связываться с этой агрессивной дамой. К тому же наша питомица была невероятно красивой, её шерсть, в которой сливались огненно-рыжий, белый и чёрный цвета, была всегда аккуратно и тщательно вылизана, и в самой фигуре животного чувствовалась какая-то грация. Что же касается её глаз, то один из них был голубой, а другой — светло-зелёный. И вот с этой-то кошки и началась вся наша история.

Случилось всё это в начале лета, в июне месяце. В эти дни Анюта стала замечать, как в обычном поведении Василиски произошли довольно резкие изменения. Во-первых: её питомица стала как-то странно мяукать, издавая такие звуки, вроде: «Мур-мяу! Мур-мяу!», а во-вторых –  начала выделывать на полу всякие замысловатые вывёртывания и кренделя и тереться о мебель.

— «Ты видишь, что происходит с нашей кошкой?» — спросила как-то Анюта у мужа за ужином.

— «А что с ней может происходить?» — ответил тот вопросом на вопрос, не отрываясь от еды.

— «Ты, что, не замечаешь, как она себя ведёт?»

— «И, что?» — удивился Эдик.

— «А то, что кота ей надо – вот, что», — объяснила супруга всё ещё не понимавшему, в чём дело мужу.

Эдик продолжал было есть дальше, но тут вдруг задумчиво посмотрел на кошку и, наконец, поразмыслив, выдал:

— «Так я могу у звонаря кота взять и принести ей, на недельку, завтра схожу, спрошу».

На том и решили.

На следующий день, после работы, Эдик сразу же отправился к звонарю, Николаю, который являлся ему хорошим товарищем,  даже, можно сказать, старым другом. Это был большой, грузный и вполне солидного вида дядька, пятидесяти двух лет и, собственно, годился Эдику в отцы. Но такая разница в возрасте нисколько не мешала им общаться на равных. Николай был человек воцерковлённый и нёс послушание на звоннице здешнего храма. Жил он в своём домишке один (не считая кота), получал пенсию по инвалидности, так как был болен никому не известной болезнью, и о своей прошлой жизни сильно не распространялся. Эдик знал только о том, что раньше тот имел семью, но позже его бросила жена, после этого он связался с криминалом, отбыл срок в тюрьме, а далее жизнь привела его в этот самый посёлок. Каждый день у Николая входило в правило читать Евангелие и Псалтирь, за чем его и заставал часто Эдик, стоящего перед иконами.   Нередко молодой человек приходил к своему другу в гости на чай, и они, сидя за обшарпанным столом, вели задушевные беседы, рассуждая о жизни, о Боге. Нередко их разговор заходил  и  о слабом поле, о женской психологии. И тот, что был помоложе, считал, что все женщины по своей природе коварны, а тот, что постарше, утверждал, что миром правит любовь. У звонаря всегда находился в доме свежий, ещё в сотах мёд, что приносил ему знакомый пасечник за небольшую цену, и которым он обычно угощал Эдика, и они ели его вместе с воском, что, по мнению Николая, было очень полезным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)