«Страсти – мордасти!»

— Все в шоколаде! Клавдия тает и млеет. Еще немного, еще чуть-чуть и окончательно созреет для интимных отношений. Плохо, что время идет, пыл у меня остывает, угасает. А надо бы поднапрячься, соловьем запеть и в лучшем виде ей показаться. Две недели остаются до пенсии, нужно в этот срок укладываться.

Яков проявил сочувствие:

— Ты уж, Прокоп, сильно не напрягайся, береги здоровье. Если надо, меня подключай на подмену. Пойду ради общего дела. Соловьем запою, выложусь перед ней в лучшем виде. И навряд ли она поймет кто есть, кто…

— Рано, рано, Яков, тебя выпускать. Лучше тренируйся, упражняйся в словесности якобы перед дамой. Потом посмотрим. Прикинем наши возможности. Если что, подтянем резервы. Понял?

Через несколько дней довольный Прокоп выпалил:

— Все, братан! Малина! Моя Клавдия, как миленькая! Преобразилась, прямо летает. Меня превозносит, ничего не жалеет. Заботливая, ласковая, чуткая! Я прямо, как царь – государь, в ее владениях. Только одна закавыка, требует регистрации брака. А это не входит в мои планы. Остается думать, что делать.

Яков вошел в понимание:

— Да, женитьба дело ответственное. Она не для нас прописана. Но главное все же достигнуто. Препятствий для выплаты пенсии явно не будет. И если, Прокоп, тебя отношения с Козулиной обременяют, то я могу все же пойти тебе на подмену. Мне стало интересно, как женщину обхаживать и ублажать.

— Ага! Раскатал губу! Ничего не выйдет. Клавдия не дура. Меня пометила.

— Как это?

— А так! Рассказывать не буду, лучше покажу, где клеймо поставлено. Вот, видишь?!

— Ох, ты! Круто! Прикольно! И, кажется, это самое теперь очень, очень привлекательное. Но, как думаю, при умении можно все же клеймо скопировать.

Прокоп встрепенулся, сжал кулак, поднес к носу брата:

— Вот это видел?!

Яков отвел руку, выпалил:

— Понял, не дурак!

В день выдачи пенсии Прокоп, глядя на брата, с иронией заметил:

— Что-то ты плечи расправил, цветешь и пахнешь! С чего бы это? И есть у меня подозрение…

Яков с улыбкой перебил:

— Ставь бутылку – все расскажу без утайки!

— Какой разговор! Как человек обстоятельный, располагаю, располагаю заначкой. Выставляю водку по поводу значительных событий. Мечи, братан, на стол закуску, неси рюмки.

Молча выпили. Закусили. Выдохнули единодушно:

— Хорошо! Просто распрекрасно!

Повторили, добавили по маленькой. Посмотрели друг на друга с усмешкой. Прокоп не выдержал, завелся:

— Что щеришься, рассказывай!

Брат сделал защитный жест рукой:

— Подожди, не гони, всему свое время! Сейчас маманю посмотрю. Форточку открою. Душно.

У окна Яков пришел в замешательство:

— Господи! Страсти – мордасти! Никак в глазах двоится! Вот, одна Козулина, другая… Две Козулины к нам шествуют!

Прокоп разразился ругательством:

— Что ты там городишь?! Надо посмотреть! Гляди-ка, правда! Две Козулины. И какая из них моя единственная?!

«Единственная» однако быстро определилась, войдя в избу с сумкой почтальона и с бойким возгласом:

— Братьям наш горячий привет! Хозяйке особое почтение. И со словами – бывает же такое совпадение! – представляю мою сестру – близняшку. Знакомьтесь. Зовет ее Анна. Приехала на днях из Ставрополя в гости, а, может, и на постоянное жительство. По воли судьбы, она рано покинула отчий дом, стала вдовушкой.

Братья, стоя, замерли в недоумении. Клавдия, улыбнувшись, взяла под руку Прокопа, приобняла, выразила свои чувства:

— Не робей, дорогой, я тебя никогда не потеряю. Всегда найду, пожалею, приласкаю! А у сестры, не скрою, другой интерес. Догадаться не трудно. Все. Теперь торжественный момент – выдача пенсии. Прошу, Прасковья Ивановна, получить денежки?!

— Всегда готова! – раздался уверенный и бойкий голос старушки. Хозяйка, как ни в чем не бывало, встала с кровати. Подошла к столу, расписалась, приняла деньги и с улыбкой заметила:

— Все хорошо, дорогие, что хорошо кончается! Теперь у вас, сыновья, другая жизнь! И вы другие, по любви неузнаваемы! Я рада и счастлива!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)