Свобода и воля (глава сорок первая)

Как-то на Форуме, высказывая некоторые критические замечания в адрес еврейского народа, я сослался на работу Маркса «Еврейский вопрос» и получил в ответ реплику: Маркс был ярым антисемитом. Признаюсь, меня несколько озадачила такая характеристика деятельности Маркса. Ведь что сделал Маркс для общества в целом и для каждого конкретного человека и, в первую очередь, для еврея в отдельности? Отрицая Бога, Маркс показал, что труд, к которому человек приобщил себя сам, может объединять людей не менее успешно, чем идея. Правда, тот факт, что саму способность к труду человеку дал Бог, Маркс оставил за пределами теории, но чуть выше мы пришли к выводу, что действительно при переходе человека в экономическую формацию, Бог изменяет тактику управления человеческим обществом и наблюдает за действиями человека как бы со стороны. Впрочем, довольно трудно себе представить, что Божье управление человеческим обществом осуществляется в ручном режиме. Непроизвольно напрашивается вывод, что Бог управляет обществом посредством законов, которые в науке носят называние законов природы. Далее, логично предположить, что законы, управляющие человеческим обществом в идеологической формации, должны отличаться от законов, которыми управляется общество в экономической формации. Некоторые законы, посредством которых управляется общество в идеологической формации, открыл Гумилев, а некоторые законы, посредством которых управляется общество в экономической формации, открыл Маркс.

Да, нужно признать, что Маркс отвергал Бога и превозносил человека, ставил человека на первое место в обществе, утверждая, что на Земле хозяин – человек, что человек звучит гордо. Однако в том, что некоторые люди, включая и представителей еврейского народа, восприняли эту относительную истину, как абсолютную, и тут же взгромоздились на место Бога в обществе, расталкивая друг друга локтями, вины Маркса нет. Повторюсь, Маркс теоритически доказал, что именно труд, в который, как составляющие, входит труд и умственный, и физический, способен объединять людей не менее успешно, чем идеология. Принципиальное различие заключается в том, что идея способна объединить только пассионариев. Увы, пассионарность, как и любая энергия имеет свойство деградировать в нашем мире. С течением времени пассионарий растрачивает пассионарность и одновременно утрачивает способность к объединению посредством идеи. Вот тут и проявляется способность людей объединиться посредством труда. Способность к труду и есть та удочка, которую Бог вручил человеку взамен дополнительной порции рыбы (пассионарности). Бог создал человека, как свободную личность, а не как робота, способного лишь исполнять приказание. Но взрастить свободную личность, без предоставления человеку полной свободы, невозможно. Маркс и показал, что человек свободен даже в том случае, когда, под воздействием заблуждения, совершает непоправимую ошибку, навсегда лишая себя Божьего внимания. К правде Божьей человек должен прийти самостоятельно. Бог не хватает человека за шиворот, чтобы направить на путь истинный. Да, Маркс создал учение, которое не во всех своих положениях является истинным. Так, труд умственный и труд физический не могут нести в себе какие-либо антагонистические противоречия. Производство немыслимо как без организатора рабочего места, так и без рабочего. Но с другой стороны, Маркс показал, что каждый человек должен быть строителем своей судьбы, должен принимать активное участие в общественной жизни государства. Ведь не случайно же многие представители еврейского народа, отойдя от традиционного иудаизма, приняли марксизм вроде как за обновленное и долгожданное слово, ведущее в страну обетованную, и не только приняли сами, но убедили в том значительную часть русского народа, отошедшую от православия. Непонятно лишь, почему в разряд антисемитов попал только Маркс? Так, Лев Давидович Бронштейн (Троцкий) был далек от обожания и еврейства, и сионизма. А. И. Солженицын в своей книге «Красное колесо» описывает психологический момент, который пережил Троцкий, оказавшись нежданно-негаданно в компании меньшевиков, где он «чувствовал себя и шатко, и жалко», готовый примкнуть даже к сионистам.

«Даже: сразу после съезда партии поехал на сионистский конгресс в Базеле, летом 1903: посмотреть на этих мыслителей? Примериться к ним? И даже, может быть, – вступить к ним?.. Жалкое колебание: нет! Никогда, ни за что! Вечное еврейство уже отжило всё своё, всё у них – в прошлом. А в их движении тоже все места заняты. И напечатал в «Искре» яростную статью против сионизма». (А. И. Солженицын «Красное колесо» Узел 4. Апрель. Глава 179).

После 6-го Сионистского конгресса (1903 год) Лев Давидович опубликовал в газете «Искра» (январь 1904 год) статью «Разложение сионизма и его возможные преемники», в которой называл Теодора Герцля – президента Всемирной сионистской организации «бесстыдным авантюристом» и предсказывал скорое исчезновение сионистского движения. Троцкий ошибся, а Маркс по поводу еврейства оказался прав, сила которого в очередной раз проявилась в США.

Принято считать, что демократия – это власть народа, забывая при этом добавить, созревшего народа. Что бы это означало? Только то, что общественное сознание должно подняться до уровня, в котором законы, управляемые обществом, становятся способны воздействовать на подсознание человека. Законы эти могут быть открыты человеком, и тогда к управлению обществом подключается еще и сознание человека. Однако до момента открытия того или иного закона, к управлению обществом прорывается группа людей или даже отдельный человек, способный на уровне подсознания воспринимать идею, на основе которой работает закон. Если подобное развитие происходит, то и осуществляется власть народа, которая только и способна вести общество в направлении, предписанном законом. Правда, узнает общество тот факт, что движется в нужном направлении лишь после того, как закон будет открыт, т.е. переведен из подсознания в сознание. Отличает же людей, ведущих общество посредством подсознания, непоколебимая вера в правоту того дела, которому человек служит. Этого человека или группу лиц легче убить, чем вырвать из их рук власть. Никто, никогда, никому власть не дает, власть всегда берут посредством силы, правда, сила эта может иметь различный характер. Яркий пример – Владимир Владимирович Путин. Вроде бы власть Путину собственноручно вручил Ельцин, но, как говорил сам Путин, когда дело дошло до первых выборов, ему открытым текстом был задан вопрос: «Неужели Вы намерены стать президентом?» – и было обещано немало проблем, на что Путин отреагировал: «Посмотрим». Трудно представить, что Ельцин сложил с себя обязанности президента добровольно. Вероятнее всего, ему было предложено уйти, и, возможно, был назван человек, которому следовало передать бразды правления. Не могу сказать, каков характер той силы, которую применил Путин, но то, что Борис Абрамович Березовский, открывающий дверь ногой в кабинет чуть ли не каждого ельцинского министра, вдруг оказался в бегах – факт. В этом судьбы и Березовского, и Троцкого близки, различие лишь в том, что Троцкий погиб от руки Сталина, а Березовского, вероятнее всего, свои же и повесили на дверной ручке. Но, безусловно, интерес вызывает не различие, а схожесть, и, в первую очередь, схожесть, проявляемая в их поиске своего места в жизни. Каждый из них представлял собой этакий фонтанирующий источник энергии, который, к тому же, направлялся головным мозгом, обладающим высокоорганизованной структурой. Думаю, никто не посмеет отрицать, что и Березовский, и Троцкий были очень даже умны. Нет сомнений, что они оба были харизматическими личностями. В «Свободе и воле (глава тридцать вторая)» я высказал свой взгляд на харизму. И Березовский, и Троцкий подтверждают эту точку зрения. Оба они создавали у окружающих мнение о себе энергичных и умных людей, и, в то же время, ни Березовский, ни Троцкий ничего не оставили обществу, за что их можно было бы вспомнить добрым словом. Все, к чему только не прикасался и Березовский, и Троцкий, подвергалось разрушению и гниению. Целая плеяда людей таких, как Березовский, Троцкий, Ходорковский, Черчилль, Гитлер, Муссолини, признанных харизматическими личностями, если что-то после себя и оставили, то сплошные руины. Напрашивается вывод: чтобы стать творцом, недостаточно изощренного ума и бьющей через край энергии, имеющей биологическую природу, нужно что-то еще, нужна любовь (комплиментарность по Гумилеву) к тем людям, для которых деяния этого человека жизненно важны, нужна пассионарность. Так, даже критика со стороны Троцкого того же сионизма не была конструктивной, не любил он даже евреев. Характеризуя Троцкого в «Красном колесе», Солженицын пишет.

«К началу этих публикаций надо было принять важное решение: под каким именем навсегда войти в литературу? «Бронштейн» было для него ненавистный ярлык: он стыдился и фамилии, и происхождения своего, и своих родителей, да он и правда не жил еврейскими чувствами, и никогда не ощутил на себе ни процентной нормы, ни национальной травли». (А. И. Солженицын «Красное колесо» Узел 4. Апрель. Глава 179).

В отличие от Троцкого, критика еврейства Марксом была предельно конструктивна. Вероятно, в результате конструктивности своей критики еврейства в целом Маркс и попал в разряд антисемитов. В своей работе «Бруно Бауэр. «Еврейский вопрос»» Маркс пишет.

«Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще. В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала ее рабыней».

Именно это мы со всей очевидностью и наблюдаем в современных Соединенных Штатах Америки. В США, с самого появления на карте мира, утвердились две этнические группировки, две силы, которые условно можно определить, как англосаксонскую и еврейскую. Впрочем, это вовсе не означает, что в англосаксонскую группировку вошли исключительно англосаксы, а в еврейскую – евреи. Несмотря на то, что каждая из этих группировок предельно высокого мнения о себе, они сумели договориться и поделить сферы влияния. Англосаксы подвизались в государственной сфере, а евреи – в финансовой. Все бы хорошо, но евреи в период рабовладельческих производственных отношений пришли к выводу, что они много недобирают в результате отсутствия промышленности подобной европейской, т.е. рабство, внедренное в общество, тормозит развитие финансовой системы. И вспыхнула гражданская война, в результате которой рабство было отменено. Оно и правильно. На исходе – XIX век на дворе, а в США все еще рабство не изжито. При отмене рабства англосаксы что-то потеряли, но вскоре осознали всю выгоду при переходе к капиталистическим производственным отношениям, хорошо нажившись на Первой мировой войне, в особенности на Второй мировой войне. Но и евреи не стояли в сторонке. После Второй мировой войны они сумели навязать Европе, позднее, и всему миру финансовую систему, в которой главенствующую роль стал играть доллар США.

Шло время. Доллар, распространяясь по всему земному шару и захватывая рынки, тащил за собой и производство, все более, тем самым, превращая рабочий люд США из создателей великой промышленной державы в сборище клерков по разносу всевозможных пицц и прочих удовольствий. Наконец, в США наступило время, когда основным продуктом, шедшим на экспорт, стал доллар, и грянула глобализация. Доходы евреев выросли многократно. Доходы англосаксов тоже стремительно росли, но на каком-то этапе глобализации англосаксы вдруг осознали, что доходы эти обманчивы, призрачны, что в перспективе глобализация неотвратимо ведет к потере власти. Не знаю, вспомнил ли кто-то из них учение Маркса или интуитивно пришел к выводу, что в капиталистическом производстве главным звеном является именно производство, а банки – это второстепенный обслуживающий элемент. Первично производство, банк – создатель финансовой системы вторичен. Неслучайно и в римском рабстве, и в феодализме были деньги, но банков и, основанной на банках, финансовой системы не было. Если вспомнить, что в рабстве капиталом являются рабы, то становится понятно, что рабовладельческое производство исполняло роль и производства, и, своего рода, банка. В феодализме же при отсутствии массового производства, просто не было потребности в банках. Массовое производство – это та сила, которая и создает государство в конкретных, строго фиксированных границах. Неслучайно первые признаки государственности стали возникать в Римской империи, впервые породившей массовое производство в форме рабовладельческих производственных отношений. При переходе к феодализму, в котором управляющей и объединяющей силой стала идея, эти признаки были утрачены, а границы оказались размыты. Идее ни строгая государственность, ни границы не нужны. И только при переходе к капиталистическим производственным отношениям в Европе, когда вновь возрождается строгая римская государственность, возникают сами государства и границы между государствами, и в этих границах в каждом государстве рождается своя финансовая система, строго привязанная к капиталистическому национальному производству. Марксизм прав в том, что именно капитализм рождает нации, которые принципиально отличаются от этносов, теория рождения которых предельно четко и последовательно разработана Гумилевым. Из существующей закономерности напрашивается вывод, что каждая финансовая система находится в пределах границ этого государства. Однако мы воочию видим, что грянувшая глобализация, направляющей силой которой является доллар, ведет к размыву, по крайней мере, европейских государственных границ. Финансовая система США, выплеснувшись за пределы собственных государственных границ, стремительно размывает границы европейских государств, создавая, все более расширяющийся, ЕС и уничтожая, при этом, их собственные финансовые системы.

С другой стороны, уничтожая финансовые системы государств, покрывая весь мир финансовой системой США, доллар, тем самым, размывает границы собственного государства. Особенно наглядным этот признак стал при президенте Обамы, когда стал стремительно нарастать поток беженцев в США, как легальных, так и нелегальных, когда стало возникать ощущение, что государственные границы США просто исчезают. Правда, следует отметить, что в данном случае на явление «глобализация» дополнительно наложился корыстный мотив, движущий Обамой, который сыграл в этом деле не последнюю роль. Случайно ли Обама уничтожил Ливию, стоящую форпостом на пути беженцев из Африки? Случайно ли канцлер Германии Меркель, уже разочаровавшаяся в позитивном воздействии мультикультурализма, вдруг с распростертыми объятиями стала встречать поток беженцев, хлынувший из Африки в ЕС? Так и напрашивается вывод, что, шпионя за Меркель, Обама сумел проникнуть в ее секреты настолько важные для нее, что Меркель не могла ни в чем ему отказать, вплоть до того, что согласилась устроить из ЕС перевалочную базу для беженцев. Нет ни малейшего сомнения, что беженцы, преимущественно, негроидной расы предназначались для США. Европа должна была всего лишь несколько окультурить негров перед отправкой в США, создать видимость принадлежности негров к европейской культуре.

Было время, когда негров в США завозили насильно и превращали в рабов. Вероятно, Обама подумал, а почему бы не организовать добровольный поток негров в США? Сказано – сделано. И возникает вопрос. Кому выгоден добровольный поток негров в США? Естественно, возникшей после отмены рабства в США, третей силе – негроидной силе. Думаю, ни у кого не вызывает сомнений, что заслуга отмены рабства в США практически полностью принадлежит еврейской силе. Иными словами, именно еврейская сила породила негроидную силу. Таким образом, после отмены рабства в США, помимо англосаксонской силы, в государственном устройстве стала принимать активное участие негроидная сила. Именно этой силой и были рождены и политкорректность, и сексуальные меньшинства, и прочие американские глупости. Представляется, что англосаксонская сила на все эти безобразия, словно завороженная, лишь тупо посматривала. Что же касается еврейской силы, так и видится ее интригующая ухмылка.

Понятно, что у еврейской силы была и есть лишь одна забота – устранение посягательств на независимость доллара, как со стороны мирового сообщества, так и со стороны государственных структур самих США. А для этой цели необходимо выполнение двух условий: усиление мощи государства, чтобы иметь возможность силой навязывать доллар тем, кто неспособен оценить привлекательность доллара, и препятствие усилению государственных структур США, чтобы возрастающая мощь государства не смогла вырвать из рук еврейской силы печатный станок. По какой-то причине еврейская сила не видела, что эти условия противоречивы. Если усиливается мощь государства, то в первую очередь под его контроль подпадает собственная валюта. Иначе говоря, усиление мощи США непременно приведет к расторжению негласного соглашения между англосаксонской силой и еврейской силой по поводу четкого распределения прав и обязанностей в государстве. В конце концов, при дальнейшем усилении мощи государства еврейская сила непременно лишится печатного станка. Понятно, после такого поворота событий еврейская сила просто исчезнет. Этим и объясняется жесткое противостояние в США между всеми тремя силами, и, похоже, торг становится неуместен, каждая из сил просто не может идти на какие-либо компромиссы. И тут на государственные подмостки, оттесняя англосаксонскую силу, для непосредственного воздействия на политику государства, вводится негроидная сила в лице президента Обамы. Первые же годы правления показали, что этот взлет человека, принадлежащего к негроидной расе, Обама полностью отнес на счет собственной незаурядности и исключительности. Вероятно, возомнив себя отцом негроидной расы, он решил, что пришло время, когда белые должны ответить за все свои прегрешения перед неграми и просто обязаны обеспечить им райскую жизнь на земле. Вероятно, он был уверен, что для этого-то и нужно создать в США перевес черного населения над белым. Он был уверен, что в таком супертолерантном государстве, в которое превратились США, это совершить не составит труда.

Видела ли еврейская сила, на что устремлена негроидная сила? Думаю, что видела, но была уверена, что сумеет удержать ту в требуемых рамках. Однако как показали последующие события, не все звенья, принадлежащие к еврейской силе, разделяли эту уверенность. Некоторые вдруг вспомнили, что они принадлежат к белой расе и реформы, суть которых буквально выпирала из реальных действий Обамы, вне сомнений, коснутся их тоже. Монолитное единство еврейской силы оказалось расчлененным, что, в свою очередь, поставило исполнение реформ, задуманных Обамой, под большим вопросом. А как хорошо все было задумано. Ну, порулит немного Клинтон, наладив четкие потоки негров из Африки через Европу, а там и Обама вернет себе бразды правления. Ох, и заживет же себе на радость и усладу черное население Америки, прославляя Обаму на века вечные и возводя ему памятники при жизни. Но не тут-то было. Вышла англосаксонская сила из забытья и совместно с частью еврейской силы, которая не была каким-либо образом привязана к печатному станку, протащила в президенты Дональда Трампа. Для всего западного истеблишмента это стало шоком. Почему?

Представляется, что в темных лабиринтах мировой политики был поименно назван тот костяк мировой элиты, которая будет управлять миром после того, как американская финансовая система покроет весь мир, когда глобализация одержит полную победу и в мире останется единственное платежное средство – доллар. Однако возникает вопрос.

В мировой практике иностранная валюта заменяла собой полностью или частично местную валюту лишь после того, как сапог иностранного солдата утверждался на земле того или иного государства. В послевоенную практику США ввели новую тактику. Лежащую в руинах Европу США не стали добивать. США купили, нет, не только правительства государств, купили сразу всю европейскую элиту, оставшуюся вне сферы влияния СССР. И это оказалось настолько действенным средством, что доллар без особых хлопот занял господствующее положение в финансовой системе европейских государств. США сделали попытку распространить влияние доллара на все европейские государства, включая и СССР, но Сталин категорически воспротивился, впрочем, американские финансисты умеют ждать, и дождались. Грянула хрущевская оттепель и долларовые ручейки уверенно и неуклонно стали размывать железобетонную границу советской финансовой системы. Однако советская элита в своей массе еще не была готова на предательство марксистской идеологии, и к власти пришел Брежнев – умный идейный человек, верный своему слову. Шло время. Доллар все так же уверенно и неуклонно размывал финансовую систему СССР, создавая в ней теневые зоны и очаги борцов с государственной системой, обильно подкармливаемых долларом. Идейные марксисты стали просто вымирать один за другим и к власти прорвалась молодая поросль во главе с Горбачевым, которая в мечтах видела себя, живущей в мире, где нет ни войн, ни противостояний, но лишь абсолютный мир и сплошная идиллия. Да, головы молодой поросли пребывали в мечтах, а руки брали и, преимущественно, долларами. Понятно, что мечтатели не могли долго находиться у власти, и вполне естественно их сменили активные борцы против марксистской идеологии, уже основательно прикормленные долларом. Однако какая-то часть русской элиты все еще не была готова предать идею, посредством которой была одержана величайшая победа в войне с офашистевшейся Европой, и к власти пришел Владимир Владимирович Путин. Российский народ его активно поддержал и поддерживает по сей день. Всегда на Руси были, есть и будут люди, которые за серебряники ли, за доллары ли не продаются. Наш рубль, упавший до уровня деревянного благодаря усилиям борцов против коммунизма, для этих людей оказался дороже золотого доллара. Более того, они были уверены, что любое дерево в руках настоящего мастера способно превратиться в шедевр. И мы видим, что рубль, несмотря на активнейшее противодействие как со стороны внешних, так и внутренних либералов, если еще и не стал золотым, то непременно серебряного уровня достиг. Укрепление государственной валюты непременно влечет за собой укрепление государственной границы, т.е. возрастание мощи государства. И снова возникает вопрос. Почему истечение доллара за пределы государственных границ США не приводит к ослаблению финансовой системы США и, как следствие, к ослаблению мощи государства?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)