Перекрестки любви на дороге судьбы. Русско-индийский сериал.

Действующие лица:
Серафима Ковалева -33 года, хирург в больнице города Зарайска
Калина Павловна Ковалева — 56 лет, ее мать, пенсионерка
Данила и Дарья — близнецы, дети Серафимы, 7 лет
Анатолий Юрьевич Александров -37 лет, разведен, главврач больницы в Зарайске, имеет виды на Серафиму
Николай Зайцев- второй хирург больницы в Зарайске, 29 лет
Нина Васильевна Александровна — бывшая жена Анатолия, 36 лет, заведующая хирургическим отделением больницы Зарайска, любовница Зайцева
Викрам Сингх — известный индийский журналист, 37 лет , Дели
Арон Чопра — друг Викрама, журналист
Зина и Таня операционные медсестры
Сумати — жена Викрама
Радж Сингх — отец Викрама
Елена Викторовна — мать Викрама.

1. Семья Ковалевых.
Сегодня был первый выходной в октябре, что случился у Серафимы. Очень плотный операционный график в больнице и подработка на скорой помощи ее вымотали так, что нервы стали ни к черту. Когда заведующая хирургии не хотела отпускать, она сказала:
-Нина Васильевна, если не дадите выходной, то я готова залаять или кого-нибудь съесть. А Вам это надо? Подумают, что хирург сошла с ума, и больные начнут отказываться от плановых операций у меня.
-Ковалева, ты все шутишь. Я понимаю, что устала, но  я могу доверить Зайцеву только резать аппендициты, и то через раз, а на все остальное он просто не способен. Не самой же…
-А почему бы и нет?- Серафима усмехнулась.-Вы же классный хирург.
-Серафима , не хами. Ты знаешь, почему я перестала оперировать. У каждого хирурга есть свое маленькое кладбище. Я не смогла спасти свою дочь.
-Простите, Нина Васильевна, но мне очень надо. Дети уже забыли, как у них мать выглядит.
-Брось скорую,- посоветовала Нина Васильевна.
-Не могу. Дети растут, мама в нашем Зарайске не может найти работу. Пенсия, сами, знаете…
-Сима, брось ерундой заниматься! Вся больница знает, что мой бывший муж за тобой, как собачонка бегает. Выйди замуж и все твои проблемы будут решены. Я не против.
-Анатолий Юрьевич хороший человек, но еще не разобралась, как к нему отношусь. Любовь это или только дружба.
-Сима, бери, пока другие не забрали. У нас медсестры  девки ушлые. На Александрова поглядывают и ручонки тянут,- посоветовала Нина Васильевна.- А дружба это или любовь надо разберешься потом. В нашем Зарайске туго не только с работой, но и с женихами. Вот что ты сюда приехала?
-Родилась я здесь, даже в свидетельстве о рождении написано- город Зарайск. И не важно, что приехала из Москвы. Где родилась, там и сгодилась,-
-Тебе пророчили ученую степень, прошла стажировку за рубежом, ручки у тебя золотые. Ты гробишь свой талант здесь.
-Это было давно и неправда. Так Вы мне дадите выходной?
-Ладно, отдыхай. Как-нибудь справимся.
Серафима еще спала, когда Данька и Дашка тихонечко прокрались в спальню, и, стараясь не разбудить, притулились к ней по бокам. Сима тут же проснулась и поцеловав детей в макушки, прижала к себе.
-Мама, ты еще поспи, а мы с Данькой, полежим рядом. Мы будем лежать тихо — тихо, как мышки,- прошептала Дашка.
-Хорошо,- улыбнулась Сима.-Как же я соскучилась.
-Мы тоже, соскучились,- вздохнул Данька.
-Помолчи, дай мамуле еще поспать. Мы же обещали,- шикнула на него сестра.
Данька надулся и помолчал минут десять, а потом спросил:
-А мы сегодня в парк пойдем?
Сима поняла, что больше поспать не удастся:
-Пойдем и в парк, и в кафе,- погладив сына по голове, пообещала Сима.
-Урааа, закричал Данька.
-Тихо, тихо… Бабушку разбудишь,- попросила Сима.
-Хо-ро-шо, -ответил сын и еще сильнее прижался к матери.
Дашка тоже прижалась к Симе. Она обняла детей и о чем-то задумалась. Вдруг открылась дверь в комнату и на пороге появилась  Калина Павловна:
-Эх, сорванцы, не дали матери поспать. Вставайте, умывайтесь и завтракать. Раз не спишь, тоже вставай. Позавтракай по-человечески, а то совсем заработалась.
-Мама, перестань! Работа, как работа.
-Я узнавала, в местном ЖЭКе требуется дворник. Наверное, пойду устроюсь. Тебе по-легче будет.
-Не говори ерунды. Какой из тебя дворник с твоим артритом. Нам же денег хватает. Голодными не сидим, одеты, обуты.
-Сима, в Доме культуры, набирают в кружок индийского танца детей семи лет. Я хотела Дашку туда отвести. Занятия стоят две тысячи в месяц.
-Мама, никаких индийских танцев! Если хочешь, чтобы Дашка танцевала, отведи ее в бальные. Даже не говори мне об этих танцах.
-Зря ты так, Сима! Своими сказками девчонке голову забила, а теперь говоришь, что нельзя. Дашка хочет танцевать!
-Ой, делай, как знаешь!- махнула рукой Сима, зная, что мать не переспорить, если та что-то решила.- А ну, детки, подъем и в ванную!
После завтрака, как и обещала Сима, они пошли в парк. Туман уже развеялся. О нем напоминали крупные капли росы на ветках. День выдался теплым и солнечным. Деревья в парки эту веселую троицу встретили дружным листопадом. Дорожки никто не убирал. Они были засыпаны чуть ли не по колено желто-красной листвой кленов, растущих вдоль них. Данька и Дашка собрали огромные букеты из разноцветных листьев и принесли Симе. Она сплела детям венки. Дашка, получив свой венок, надела его на голову и заявила:
-Я королева Осень.
Данька стал с ней спорить:
-Это я королев Осень.
-Ты, сынок, не королев, а король,- поправила Сима.- Вот сейчас бы упасть в эту золотую красоту и смотреть, смотреть на небо.Красота и покой.
-Я и говорю. Что король,- тут Данька увидел скачущую по земле белку, которая что-то отрыв в листве, схватила и побежала по стволу дерева вверх.- Мама, мама, смотри, смотри! Белочка!
Дашка тоже. Заметив ее, присоединилась к брату и стала кричать:
-Смотри! Белка, белка.
-Да не кричите вы так, а то всю живность в парке распугаете,- остановила их Сима.
Взявшись за руки и загребая ногами листву, они пошли к старому пруду, где с незапамятных времен обосновались утки. Как только Сима с детьми появились на берегу, то к нему с разных сторон потянулись утки и селезни. Они плыли парами и по одиночке. Вскоре, там где стояла Сима, собралось их штук тридцать. Дети стали кидать корочки хлеба, специально прихваченные из дома для этой цели. Они были заняты, а Сима стояла рядом и просто думала о чем-то. Вдруг Данька заорал:
-Мама, смотри какая большая уточка. Я таких никогда не видел!
Сима отвлеклась от своих мыслей и посмотрела, куда указал сын. По глади пруда плыл лебедь. Заметив его, утки заволновались и закрякали, стали расплываться в разные стороны, будто пропуская его. Лебедь красиво выгнул шею и подплыл почти к самому берегу. Он совсем не боялся людей. Дашка стояла, открыв рот от удивления, а Данька стал бросать корочки:
-На, ешь, милый. Ты наверное голодный.
-Сынок, это  не утка. Это лебедь. Эх, дурашка, что же ты не улетел? Зима скоро,- посетовала Сима. Она помнила, как года два назад вот так же лебедь не улетел, а в мороз чуть не погиб. Полынья стала замерзать, а его перья примерзли ко льду. Для его спасения пришлось вызывать спасателей из местного МЧС.
Покормив уточек, а на обратном пути и белочек, а те, к слову, оказались почти ручными. Еду брали с рук детей. У Даньки и Дашки не хватало слов от восторга. Обедать детей Сима отвела в детское кафе рядом с парком. Погуляв еще около часа, они вернулись домой.
Калину Павловну Сима застала за складыванием в стопки старых журналов.
-Мама, что ты делаешь?!- воскликнула она.
-Что я делаю? Собираюсь выбросить старые журналы, а то они всю антресоль заполонили. Освобожу ее и поставлю туда коробки с ненужными вещами. Вон пылищи сколько!
-Не не надо их выбрасывать!- возмутилась Сима.- Они мне нужны. Лучшее старые вещи выброси.
-Да что в этих журналах такого? В них ни слова не понять! И они даже не по медицине! Так, пылесборники и только. Ты их только по разу смотришь и закидываешь на верх. И плачешь потом несколько ночей подряд. Я же слышу все. Сердце кровью обливается.
-Я не плачу больше. Слезы закончились. Мама, отдай. Я их положу на место!
Калина Павловна пожала плечами:
-Нет так нет. Только сложи их аккуратно, может места и на пару коробок хватит.  Жаль, что сейчас макулатуру не принимают. Сдала бы!
Сима залезла на стремянку и стала складывать аккуратно перевязанные стопки журналов. Места действительно хватило даже на три коробки, чему Калина Павловна очень обрадовалась.
Вечером, уложив детей, Сима собралась пробежаться в интернете по медицинским форумам и посмотреть, что новенького появилось  в хирургии, но не тут-то было. Из детской вышел Данька:
-Мама, ты забыла, что обещала рассказать нам сказку на ночь.
-Данюша, вы уже большие, ну какие сказки. Вы сами читать умеете.
Данька надулся:
-Вот вы всегда взрослые такие. Сначала обещаете, а потом говорите- сами.
Сима выключила ноутбук и пошла к детям:
-Ну и какую вам сказку рассказать?
-Про русскую княжну и индийского принца!- заорали в один голос Дашка и Данька.
-Да я вам ее сто раз рассказывала. Вы ее наизусть знаете.
-Ну и что! Ты ее всегда по=разному рассказываешь!- вопил Данька.
-Ладно. Только не кричи так громко. Слушайте. В одном княжестве жила-была княжна Анастасия. Она была единственной княжеской дочерью. Не было у князя сыновей и престол некому было передавать. Анастасия выросла. Пришло время выдавать ее замуж. Кинул князь клич по всей Руси Великой и заморским странам. Женихи понаехали, а кто не смог, портреты прислал. Сидела как-то Анастасия в саду .
-Она уточек кормила,- уточнила Дашка.
-Да, кормила уточек. Так увлеклась, что не заметила, как к ней подошел заморский купец.
-О, прекрасная Деви!  Я привез Вам подарок от своего господина,- и протянул ей богато украшенный ларец.
Княжна Анастасия посмотрела на него и сказала:
-Почему вы его не оставили в палатах, где лежат все подарки?
-Деви, мой господин просил передать его только лично вам в руки. Я не имею права ослушаться своего повелителя,- и купец почтительно склонился перед княжной.
-Да кто он такой ваш грозный  повелитель?- спросила княжна.
-Мой повелитель — принц Кашмира. Примите великодушно от него этот скромный подарок.
Анастасия взяла ларчик и поставила рядом с собой на скамейку.
-Хорошо, я посмотрю подарок вашего повелителя. Только позже. Я сейчас занята,- высокомерно заявила красавица, но купец не уходил.-Ну что тебе еще надо, посланник. Иди!
-Нет, Деви, я не могу уйти, пока Вы не откроете этот ларец.
-Странный вы человек,- заявила княжна.-Вашего господина здесь нет. И он никогда не узнает, дождался его посланник или нет, как открывали его ларец.
-Нет, прекрасная госпожа, я дал слово и не могу его нарушить.
-Ну, хорошо, я сейчас открою и посмотрю, чтобы облегчить Вашу участь. И вы могли доложить своему господину, что ларчик открыли при Вас.
Когда княжна открыла драгоценный ларец, то увидела в нем не менее драгоценное зеркало из золота с украшенной крупными рубинами и изумрудами рукояткой. Она только и смогла воскликнуть от восхищения:
-Какая красота!
Ей тут же захотелось посмотреться в это зеркало, но оно вдруг помутнело, а когда прояснилось, то Анастасия увидала в нем портрет прекрасного принца: волосы цвета воронова крыла лежали на широких плечах, брови как стрелы, а глаза, как звезды, прямой нос, четко очерченный подбородок. В его ушах были драгоценные с большими жемчужинами серьги, грудь украшало золотое ожерелье. Юноша был так прекрасен, что княжна влюбилась в него с первого взгляда.
Она спросила посланника:
-А где находится Ваше королевство?
-Далеко, далеко в Индии.
-Это дальше, чем за три девять земель?
-Да, Деви,- подтвердил посланник.- Принц, увидев Ваш портрет, влюбился. Перестал спать ночами. Он только мечтает о Вас, Деви.
-Но я не могу уехать так далеко от батюшки и матушки. У батюшки нет наследников кроме меня. Я должна остаться в своем княжестве, а мой избранник должен переехать сюда, чтобы принять бразды правления после нашей свадьбы.
-Нет, Деви, это невозможно. Принц готовится стать правителем своего королевства и не может его оставить. Вы должны, в случае согласия, выйти за него замуж и ехать в Кашмир.
-Я не могу этого сделать, как бы я его сильно не любила, но принять его предложение не могу. Мой отец очень болен. Если я выйду замуж  и уеду, то здесь наступит хаос, и начнется великая смута между соседними князьями.
-Вы отказываете, Деви?- удивился посланник.
-Да,- твердо ответила княжна Анастасия.
-Подумайте, княжна,- увещевал он.
-Я не могу уехать так далеко,- твердо ответила Анастасия. Уложив в ларец зеркало, принцесса протянула его обратно посланнику, но он исчез, будто растворился в воздухе.
После этого Анастасия отказала всем принцам и отправилась в путешествие по миру.
Данька уже сопел и ему снился первый сон, Дашка, казалось, тоже заснула. Сима подоткнула одеяльца и хотела выйти из детской.
-Она поехала на встречу с принцем Кашмира?- вдруг сонным голосом спросила Дашка.- Данька же говорит, что ты эту сказку по-разному рассказываешь…
-Да, она поехала на встречу с принцем.
-Они встретились и поженились…- положив руку под щеку, пробормотала дочь и заснула.
-Да она встретилась с принцем, но он уже женился на индийской принцессе, родившей ему двух сыновей, а княжна вернулась домой и родила двух детей, девочку и мальчика, чем очень обрадовала князя. Он так тяжело болел, что после рождения внуков вскоре умер. Все, как в жизни, -дети этого не услышали, да и не должны были это слышать.
Она вышла из детской и опять села за компьютер.
-Что, заснули?- спросила Калина Павловна.
-Да, спят. У них сегодня был хороший день.
-Да уж. Я так не могу с ними гулять. Сима, выходи замуж за Анатолия. Он хороший человек.
-Мама, и ты туда же. Я его не люблю!
-При чем тут любовь? Ты уже не девочка, у тебя двое детей, отцу которых совершенно все равно.
-Мама, последний повторяю, что отец Дашки и Даньки совершенно ни при чем. Он даже не знает, что они есть, а если бы знал, то это могло закончится не очень весело.
-Да, я вот о чем и говорю. Анатолий на тебе женится и усыновит детей. У них будет настоящий отец. И, самое главное, тебе не надо будет так много работать. Я ведь не вечная.
-Маамаа, не говори глупости. Я согласна так работать, чтобы только рядом был любимый человек. А если его нет, то и никого не надо. Сами справимся.
-Где же он твой любимый?
-Далеко.
-И я о том же. Пчелка на елке, а елка в лесу. Только лес далеко. Это у него восемь лет назад было двое детей, а сейчас их поди футбольная команда. Не знаю, как ты умудрилась от него родить детей.
-Мамуля, оставим тему. Она табу. А дети? Дети у нас просто чудо!
-Чудо. Эти чуды имеют особенность расти, а потом задавать вопросы,- ворчала Калина Павловна.
-Объясню как-нибудь,- успокоила Сима.
-Вот-вот, как-нибудь.
-Мама, когда вырастут и будут понимать, что в жизни может случиться все, что угодно, я им расскажу правду.
-Пойду я спать. И ты ложись. Завтра тебе рано вставать.
-Хорошо, -но тут к Симе подошла такса и ткнула носом в ногу.-Я сейчас   Карла выгуляю и спать.
-Опять курить пошла?- предположила Калина Павловна.- Знаю тебя! Когда собираешься его выгуливать, то значит, тебя что-то беспокоит. Ты же врач! Ты знаешь, к чему приводит курение.
-Мама, я ушла! Карл, рядом.
За Симой захлопнулась дверь.

2. Поездка на Гоа.
Утром после совещания Анатолий Юрьевич, отпустив всех, попросил Серафиму остаться.
-Сима, я посмотрел твое расписание плановых операций на начало ноября.
-И что, там не так?- удивилась Сима.
-Там все так и даже очень!-радостно сказал он.- Ты давно не была в отпуске. Мы могли бы эту неделю провести вместе, например, где-нибудь на Гоа.
-Толя, ты с ума сошел? Мне надо работать. А если даже и в отпуск, то у меня двое детей, которые меня видят раз в месяц или два. Так что если и отпуск, то с детьми.
-Тогда и их возьмем. У них есть загранпаспорта?
-Есть.
-Вот и славно. Мы едем на Гоа всей семьей,- Анатолий Юрьевич сказал это тоном не терпящем возражений.
-Какой семейный отдых? И ты туда же. Мы с тобой друзья!
-Сима, я не теряю надежду, что ты когда-нибудь согласишься стать моей женой.
-А дети? У меня дети!
-И они тоже станут моими,- сказал Анатолий и приобнял Симу.- С тебя паспорта. Турфирма нам уже подобрало тур, и я внес задаток.
-Толя, но это такая куча денег.
-Это тебя не должно волновать,- безапелляционно  ответил Анатолий.-Я на этот раз даже не хочу тебя слушать. Сима, ну поехали, а?
-Почему туда, а не в Турцию или Египет?
-Там почти круглый год лето, в ноябре еще не совсем жарко. И сезон только начинается. Нет большой толпы народа. Будет свободно.
-Хорошо, но деньги я тебе верну. Только на этих условиях,-потребовала Сима.
-Хорошо, отдашь, когда сможешь, -нехотя согласился Анатолий Юрьевич.
Сима позвонила Калине Павловне и рассказала о поездке на отдых. Та очень обрадовалась, что наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки, и Анатолий решился начать наступление на взятие крепости по имени Серафима Ковалева. Ее, конечно, огорчило условие Симы, но самое главное, что дочь согласилась ехать, а деньги дело наживное. Вечером, когда Сима вернулась домой с работы, на столе лежала пачка денег.
-Мама, ты что банк ограбила? — удивилась Сима.-Денежки откуда?
-Я продала серьги.
-Что? Ты продала бабушкины брильянтовые серьги? Мама, это же единственное, что у тебя осталось в память о бабушке.
-Ерунда! Я решила так сделать, а то ты у меня такая внезапная, что можешь отказаться от поездки. А так я буду уверена, что ты точно поедешь. Тебе надо отдохнуть. А там и к Анатолию лучше присмотришься. Глядишь и срастется,- созналась Калина Павловна.
-Мама, ты сводничеством стала заниматься. С каких пор?
-Сима, пойми меня правильно, Анатолий любит тебя. Он надежный, добрый, умный. Ты будешь за ним, как за каменной стеной. Я не пойму, почему от него Нина ушла. Дура она… Сейчас одна.
-Тебя послушаешь, он прямо такой душка! И откуда он такой хороший взялся?
-Я его с детства знаю! Его родителей знаю. Серафима, не спорь с матерью. Взяла деньги и отдала, раз тебе совесть не позволяет ехать на его деньги. Он станет твоим лекарством от слез и боли.
-Спасибо, мама,- Сима чмокнула Калину Павловну в щеку.- На счет лекарства не уверена. Там лечить бесполезно. Только ампутировать.
-Тебе только ампутировать,- пошутила Калина Павловна.- Мало на работе ампутаций и крови. Еще и душу ампутировать… Жестокой ты стала.
-Не жестокой, а жесткой… Мама, я люблю только одного человека, но он очень далеко, женат, успешен. И я рада за него. Пусть все остается так, как есть.
-Дочь, выходи замуж за Анатолия. Я хочу, чтобы ты была счастлива.
-Я тоже хочу быть счастливой.
-Ты же понимаешь, что вам с тем мужчиной никогда не быть вместе. Вы разные люди, у вас разная культура, разные веры. У вас нет ни одной точки соприкосновения. Давно пора было выбросить его из головы.
-Ни одного — это точно, кроме того, что две его копии ходят по этой земле,- согласилась Сима
-И хорошо, что ходят. Ты же знаешь, что отец умер счастливым, увидев своих внуков. Он тебя поддержал, когда я была против и просила не рожать их. Ты же с отцом выступила единым фронтом. А теперь рада, что меня не послушала. Такие чудесные дети, только на нас совсем не похожи. Чернявые и смуглые. Можно подумать, что их перепутали. Моя радость! Но вот если бы ты вышла замуж за Анатолия…
-Ты знаешь, кто их отец. И не начинай сначала. Я теперь понимаю, почему тебя папа называл любимой пилой.
-Откуда ты знаешь?
-Мама, я просто однажды подслушала ваш разговор, -призналась Сима.
Тридцать первого октября за Симой и детьми заехал Анатолий. Калина Павловна встретила его, как родного:
-Толя, я рада, что вы с Симочкой летите вместе. Я так рада за вас.
-Я надеюсь, что Сима согласится после этой поездки выйти за меня замуж. Поверьте, что я буду ей хорошим мужем и хорошим отцом детям.
-Знаю, дорогой, знаю. Только она упрямая и не хочет своего счастья понимать,- посетовала Калина Павловна.- Но я думаю, что у вас все получится. Я вас провожать не буду. Давайте присядем на дорожку и в путь.
Самолет в аэропорту Даболим приземлился около шести часов утра. Высокий сезон еще только начинался, но на паспортном контроле Сима с Анатолием и детьми простояли все равно больше часа. Когда подошла их очередь, то офицер очень внимательно осмотрел  светловолосую Симу и рыжеволосого Анатолия, а потом на черноглазых , смуглокожих и темноволосых Дашку с Данькой. Он в чем-то засомневался, а потом на ломанном русском языке спросил:
-Это ваши дети?
Сима сначала смутилась, а потом спросила:
-Детишки, вы чьи?
Данька и Даша удивленно посмотрели на Симу, а потом обхватив ее в один голос заявили:
-Мамины!
Смутиться пришла очередь офицера. Он смотрел на эту четверку и никак не мог взять в толк, как у светловолосой пары могли быть такие темноволосые дети.
Поняв, что офицер понимает по-русски, Сима успокоила:
-Господин офицер! Не волнуйтесь, это мои родные дети. Так бывает!- и добавила по-английски, чтобы не поняли дети:- Родной отец этих детей живет в другой стране.
Офицер вручил им паспорта и пропустил.
Гид с табличкой названия отеля уже ждал на выходе из здания аэропорта. Он проводил их в небольшой автобус и повез на юг Гоа. За окном уже вовсю светало.  Анатолий из окна автобуса начал делать первые фото из жизни Индии. Вдоль дороги под пальмами перемежаясь с богатыми виллами стояли убогие лачуги. Вдруг за поворотом показалась какая-то церковь, рядом с которой собралась толпа народа на утреннюю молитву. Пальмовые рощи с пасущимися буйволами и бегающими между ними длинноногими цаплями перемежались с рисовыми полями. Наконец автобус въехал через ворота на территорию отеля.
Шустрый индус подхватил вещи и отнес на ресепшен, где их уже ждали. Им выдали ключи от большого номера, в котором вся  компания разместилась довольно свободно. Приняв душ, они тут же завалились спать, но повалявшись, поняли, что спать совсем не хочется. Анатолий предложил дойти до океана, который ему обещали при покупке тура не далее чем через четыреста метров от отеля.  Одев купальники, взяв детей за руки Сима и Анатолий вышли на пляж. Океан оказался в метрах пятистах. Кругом стояли пальмы, кричали тропические птицы, и стоял ни с чем не сравнимый специфический запах океана, цветов и еще чего-то неизвестного. Песок на пляже был белым и мягким, но самое главное, вокруг не было видно ни души.
-Я специально заказал этот отель. Здесь еще народа мало, сезон только начинается, и нам никто мешать не будет. Утренний океан на горизонте сливался с голубым небом и казался бесконечным. Они зашли в пляжное кафе, которое только-только открылось. Меню было не очень, но без непонятных блюд. Еда совершенно европейская. Анатолий взялся сделать заказ. После обеда опять плескались в океане и валялись под пальмами. А когда на пляж забрела корова, то у детей от восторга захватило дух. Это было так удивительно, что животное гуляло само по себе, и за ним никто не присматривал. Вдруг набежали тучи, засверкали молнии и загремели раскаты грома. Дашка и Данька завизжали  с перепугу. Анатолий схватил их на руки и побежал. Сима вприпрыжку пустилась за ним следом. Но они не успели добежать до отеля, как на них обрушился ливень. Он был скоротечен, но этого хватило промокнуть до нитки. С пледа, который был накинут на плечи Симы, вода стекала ручьями.
Вечером в отель заехала съемочная группа. Как потом Сима поняла из разговора служащих на ресепшене, что они будут снимать ролики по заказу какой-то турфирмы о пляжах Северного и Южного Гоа. Она даже познакомилась с оператором. Его звали Арон Чопра. Увидев Симу, он остолбенел и потерял дар речи. Анатолия это бесило, а Симе было смешно. Группа Арона обосновалась на пляже и снимала пейзажи, как казалось Симе. Иногда они уезжали, но потом возвращались и устанавливали аппаратуру в другом месте, но так, чтобы был виден весь берег. Несколько раз их веселая компания попала в кадр. Анатолий, как только видел Арона, начинал ворчать и тут же   жаловаться, что пора отдохнуть в номере. Сима с ним соглашалась и отправлялась с детьми к бассейну, куда незамедлительно переходил и Арон.
Симе и Анатолию надоело сидеть на пляже, как Арон вдруг предложил воспользоваться его машиной и посмотреть местные достопримечательности. Скрепя сердцем Анатолий согласился. Арон отвез их на Дудхсагарский водопад.  Он находится в отдалении от пляжей. Пейзаж была красочной и очень впечатлил не только взрослых, но и детей. Но Даньке и Дашке больше всего понравились плавающие огромные рыбы в озере у подножья водопада. Когда дети увидели диких обезьян, бегающих за туристами и клянчивших еду, они вообще визжали от восторга. Арон делал вид, что снимает водопад, но на самом деле снимал Симу и ее детей. Она  его очаровала  своей красотой и грацией.
Но когда он узнал, что Сима врач и не просто врач, а хирург, он сказал:
-Я на месте Вашего мужа посадил бы в золотую клетку и только любовался Вами.
Сима рассмеялась и спросила:
-Это шутка, да?
-Нет! Вы прекрасны! Не знаю какой вы врач, но даже если бы знал, что вы меня зарежете, я лег бы под ваш нож.
-Арон, я хороший врач и вас бы не зарезала… Ну может быть чуть- чуть кое-что укоротила.
-Я — понял. Это мой язык. Ваш муж не понимает, каким сокровищем обладает. Говорят, что русские женщины красивы, это значит ничего не говорят. Я бы носил Вас на руках.
-Арон, вы преувеличиваете.
-Я говорю, как есть. У вас с мужем очень красивые дети. Только они совершенно другие. Я уже третий день ломаю голову. Они ни в папу, ни в маму.
-Арон, будьте уверены. Они очень похожи на своего отца.
-Но он рыжий!- воскликнул Арон.
-Он не родной отец Дарьи и Данилы.
Тут появился Анатолий и чуть не устроил сцену ревности, требуя ехать в отель. Всю дорогу он молчал, а в номере запретил разговаривать с посторонними.
-Это чужая страна. И никто не знает, что у них на уме. Ты ведешь себя безрассудно и легкомысленно,- менторским тоном заявил он.
-Толя, успокойся. Арон хороший парень. На уме у него ничего плохого нет. И, если ты не помнишь, я проходила стажировку в Дели. Правда она была давно. Но как видишь, что тогда, что сейчас ничего плохого не произошло.
-Ничего тогда не произошло? А дети?  Непорочное зачатие от одного из индусов?
-Так, -спокойно сказала Сима.- Детей, пожалуйста, не трогай и их факт рождения тебя совершенно не касается. На этом мы заканчиваем наш отдых, и я уезжаю с детьми. Этого я от тебя не ожидала. Они мои, а если ты не можешь пережить этот факт моей биографии  и принять их такими, какие они есть, то прости, нам говорить не о чем.
Анатолий, поняв, что сказал что-то не то, упал на колени и начал целовать Симе руки:
-Прости, родная. Я сказал это от ревности. Ты думаешь, я не вижу, как он смотрит на тебя. Меня это бесит. У меня начинает кипеть мозг. Дети больше похожи на него, чем на нас. Сразу чувствуется, что кровь их отца…
-Не надо… -отстранилась от него Сима.- Больше мне не надо ничего говорить. Анатолий Юрьевич. Если после нашей поездки, Вы решите, что я не должна работать в больнице. Я уйду.
-Сима, Сима, теперь ты горячишься. Я ни за что не хочу потерять тебя. Пусть ты не захочешь выходить за меня замуж, пусть между нами все окончится так печально, но я не такой дурак, чтобы потерять тебя, как хирурга. Ты плохо обо мне думаешь.
-Извини, но мне надо собрать вещи.
В дверь кто-то громко постучал. После ответа, что можно войти, вбежал испуганный служащий отеля:
-Вы врач?
-Да,-ответили в один голос Сима и Анатолий.
-Там, там рабочему по кухне плохо… Помогите!
-А скорую помощь вы вызвали?- поинтересовался Анатолий.
-Ведите,- потребовала Сима и схватила маленький саквояж с лекарствами, которые она взяла на крайний случай.
-Сима, стой, стой. Чужая страна, чужие правила. Ты хочешь неприятностей?- кричал в след Анатолий.
Рабочий лежал на полу и с трудом дышал. Симе было достаточно на него посмотреть, чтобы понять, что это сердечный приступ. Она попыталась сделать все, чтобы на время, пока приедет скорая, облегчить его страдания. Порывшись в саквояже она нашла нужную ампулу. Анатолий стал хватать ее за руку и запрещать делать укол. В этот момент с Симой было бесполезно спорить. Она делала то, что должен делать врач- спасать жизнь. Она сделала укол в вену. Человеку стало легче, и он приоткрыл глаза, придя в сознание. Но самое страшное, началось после приезда машины. Выяснилось, что больной совсем не местный, и у него нет нужных бумаг. Сима не стала разбираться, что нужно для госпитализации и попыталась договориться с врачом, но тот отказался с ней разговаривать. Анатолий старался успокоить ее, но она требовала, ругалась. Сима настояла, чтобы больного погрузили в машину и увезли. Но
кто-то вызвал полицию и сообщил, что русская женщина поставила человеку неизвестный укол, и он чуть не умер. Когда приехала полиция, только Арон попытался поговорить с полицейским, но Симу все равно увезли в участок. Анатолий стоял растерянный в стороне и про себя ругал Симу за ее упрямство. Только через какое-то время он пришел в себя и позвонил в консульство, объяснив, что произошло. Все что было в участке, Серафима помнила очень смутно. Когда приехал представитель Российского консульства и уладил дела, она поняла, что ей запретили въезд в Индию за нарушение каких-то правил.. Ей дали двадцать четыре часа на сборы,  но для нее это уже стало не важно. Они и так должны были улетать на следующий день. Ее только интересовало, жив ли тот человек.
Симу успокоили в отеле, что он жив благодаря вовремя сделанной инъекции.
Она со смешанным чувством покидала Гоа, простившись только с Ароном. На прощание тот поцеловал ей руку. Анатолий молчаливо смотрел на эту теплую сцену прощания. В салоне самолета Сима не разговаривала с Анатолием весь полет. Он пытался оправдаться за свое бездействие, но Сима все равно молчала.

3. Нью-Дели
В центре Дели на одной из улиц на последнем этаже здания расположилась редакция журнала «Индия сегодня» и газеты «Новости Дели».
Викрам Сингх только что вернулся из поездки по штату Ассам и его столицы Диспур.
-Привет, Арон. Как дела? Как поездка на Гоа? Ролик отснял для Капуров?
-А как поживают чайные плантации?- ответил вопросом на вопрос Арон.- Конечно отснял. Там сейчас классно.
-Я тоже репортаж сделал. Есть, что показать. Что смотрим?
-Кино,- грустно ответил Арон.
-А что так кисло? Радоваться надо. Работу сделал, гуляй смело. Так говорят русские, когда работа выполнена.
-Посмотри, Викрам, какая женщина…
-Я так и знал! Ты не работал, а на девушек глазел. Сколько раз говорил, что работа прежде всего.
-Что ты начинаешь. Чопра знает свою работу. Это между работой. Ты лучше посмотри.
-Где ролик? Завтра его надо отдать заказчику.
-На, возьми. Нет, ты лучше посмотри на эту женщину,- настаивал Арон.
-Где?
-Смотри. Какая грация, какая фигура. При этой фигуре у нее двое детей.
-Может у нее и муж есть?- увидев кислое выражение на лице друга, Викрам сделал вывод:- Значит и муж есть. Ну ты и влип, дружище. Давай, посмотрю на твою красавицу. Ничего не вижу. Очки на пол-лица, платок, закрывает все. Фигура и правда ничего. А есть она у тебя без всего этого? Или ты ее видел только так? Любовь в слепую… Ха-ха-ха.
-Обижаешь, друг! У меня она есть и с детьми, и с мужем, и в бассейне, и в океане, и даже, когда ее полиция забирала.
-Что? Она преступница?- засмеялся Викрам.
-Нет, она врач. В отеле спасла помощника по кухне, а какой-то идиот позвонил в полицию и обвинил ее в незаконной деятельности. Она укол сделала.
-Человек-то жив остался?
-Жив. Очень смелая и решительная женщина,- вздохнул Арон.
-Показывай свою деви.
В это время на экране монитора бежала женщина с распущенными светлыми волосами в синем купальнике. Она весело смялась и кого-то звала. Потом появились черноволосые девочка и мальчик. Женщина остановилась и повернулась к детям. Те налетели на нее и повалили на песок. Они стали смешно барахтаться в песке, а потом побежали к океану. Увидев лицо женщины, Викрам напрягся и стал внимательно всматриваться в экран.
-Что случилось, друг?-забеспокоился Арон.- Ты увидел приведение.
-Почти… Верни назад.
-Да пожалуйста! Я так и знал, что тебе эта красавица понравится!- засмеялся Арон.
-Как ее зовут, ты, конечно, не знаешь?
-Обижаешь! О, у нее странное имя. Все не выучил. Муж называл ее Сима. Странное имя.
Викрам встал и стал собираться.
-Ты куда?
-На Гоа. Этот отель я знаю.
-Что понравилась? Только зря. Они улетели еще три дня назад. Если бы не русский консул, то не знаю чем бы это закончилось. А так ей предписали покинуть Индию. Она с семьей улетела. И я ее больше никогда не увижу. Она останется моей несбывшейся мечтой.
Викрам бросил сумку и сел в кресло.
-У тебя есть выпить?- вдруг спросил он у Арона.
-Ты же не пьешь?
-Не пью, но сейчас хочу выпить.
-Да что случилось?
-Я знаю эту женщину,- признался Викрам.
-Это уже интересно! Как тесен мир. Земля круглая,- вещал Арон.- Виски будешь?
-Буду.
В этот день первый раз в жизни Викрам напился так, что когда его привезли домой, то просто выгрузили из такси. Он не смог дойти до двери, и отцу пришлось помогать ему.
Викрам не раздеваясь упал и уснул на диване. Утром чудовищно болела голова. Когда он отрыл глаза, то увидел сидящего в кресле отца. Тот осуждающе смотрел на него и молчал.
-Папа, прости,- хриплым голосом произнес Викрам.
-У тебя неприятности?
-Нет, просто я встретился со своим прошлым. Я видел Симу. Вы помните ее?
-Это та русская, которая чуть не разрушила тою семью?
-Папа, она не виновата. Семья уже тогда летела в тартары. Сумати не нравилась жизнь в Дели. Ей нравился Лондон. И она не хотела быть женой просто журналиста. Ей нужен был муж- босс. А Сима меня любила таким, каким я был. Ей не важно было, что я не был известен и богат. Теперь она замужем, и у нее двое прекрасных детей.
-Ты ее до сих пор любишь?
-Думал, что все прошло, но вчера ее увидел и понял, что ничего не изменилось. Но все потеряно. Серафима мне не простит предательства. Но у меня не было выбора, Сумати грозила, если я с ней не расстанусь, то она уйдет к родителям и не разрешит мне встречаться с сыновьями. Ну и что? Где Сумати, где дети?Они в Лондоне. Сумати замужем за богатым англичанином, у сыновей другой отец. Я все эти годы, бывая у мамы в Москве пытался ее найти, но безрезультатно. А тут Арон снимал рекламный ролик для турфирмы на Гоа… Какая случайность!
-Что будешь делать?
-Я теперь постараюсь найти Серафиму.
-Сын, а надо ли это делать?
-Не знаю. Еще не знаю.
-Когда будешь знать, тогда и действуй. А сейчас поспи.
-Отец, я давно не был у мамы. Надо съездить.
-Езжай,- согласился Радж Сингх.- Ты можешь меня об этом и не спрашивать. Тебе уже достаточно лет, чтобы принимать самостоятельные решения.
-Я Вас никогда не спрашивал… Вы любили мою маму?
-Елену? Любил. Она была красива, как может быть красива только Елена Прекрасная. Самоотверженная и добрая. Только ей не подошел наш климат. Она терпела до последнего, пока врачи не испугали меня, что климат ее убивает. Она могла умереть и потерять тебя. Ей здесь было плохо. Я вынужден был ее отпустить. Когда узнала, что у меня появилась Ава, она попросила развод. Я ей его дал. Женился на Аве. Жаль, что она прожила так мало. Она была хорошей женой и тебе матерью, когда ты приезжал к нам. Когда Елена сообщила, что родился ты, и тебе ничего не угрожает, я был счастлив. С Авой у нас почему-то не было детей. С Леной договорились, что ты будешь расти в России, но она разрешит тебе бывать у нас. А где тебе жить- будешь решать сам. Ты учился в России, но все-таки выбрал меня. В то время там были трудности. Здесь ты известный журналист и телеведущий. Так что поезжай. И передай Елене этот подарок. У нее скоро день рождения. И найди свою Симу. Если у тебя с ней что-то получится, то я не буду против.
-Она замужем, отец. Значит она потеряна для меня навсегда.
-Но тебе надо с ней поговорить, чтобы жить дальше. Тебя прошлое еще не отпустило.
-Прежде чем поговорить, ее надо найти. Папа, Вы могли бы позвонить господину Ананду?
-Зачем?
-На Гоа Серафима попала в полицию. Там должны быть документы. К ней приезжал русский консул.
-Она что-то натворила? Эти русские вечно что-то творят… То смеются и поют громко, то…
-Нет, она спасла человека. Был сердечный приступ, а Сима, как врач, ему помогла.
-Умереть?
-Папа, у тебя черный юмор. Она спасла ему жизнь, но…
-Ясно, постараюсь что-нибудь узнать. Звонили из редакции, просили зайти. Сегодня твой репортаж о штате Ассам будет в программе.
-Спать некогда, да и голова почти прошла от Ваших волшебных таблеток. Еду. До вечера.
-А я господину Ананду позвоню. Найдем твою русскую.
Вечером пришел факс от господина Ананда по Серафиме Ковалевой.
Через два дня Викрам уже летел в Москву к матери.

4.Авария.
После поездки на Гоа, Серафима четко дала понять Анатолию, что у них ничего не получится.
В конце рабочего дня Сима сидела в комнате отдыха и планировала, чем займется сегодня вечером. Она только что закончила просматривать карточки больных к завтрашней проверке. Вдруг распахнулась дверь и вошли медсестры Зина и Таня.
-А вы знаете, что наш Колясик Зайцев подбивает клинья к Нине Васильевне?
-Мне это не интересно,-ответила Сима.
-Да она же старая. Нина старше его на целых семь лет. Ужос…-засмеялась Зиночка.
-Зина, это частная жизнь… Нет, чтобы пожелать им счастья, вы перемываете им косточки,- заметила Сима.
-Серафима Кирилловна, Вы же понимаете, что Зайцев не просто так к ней клеится… Он хочет стать ведущим хирургом. Это он сможет получить через Нину. Они с Анатолием Юрьевичем хоть и в разводе, но она на него кое-какое влияние сохранила.
-Но какой из него ведущий? Его же при каждой операции пот прошибает, скальпель дрожать начинает,- иронично заявила Зина.
-Он еще молодой и опыта маловато,- снисходительно заметила Сима.
-Ну у Вас-то его хоть отбавляй,- сказала Таня.
-Не знаю. Это такое дело, что сколько ни работай, может знаний не хватить. Учиться надо, а не зацикливаться на аппендиксах,- ответила Сима, не понимая куда гнут медсестры.
-Серафима Кирилловна, а меня Анатолий Юрьевич на свидание пригласил,- друг сказала Зина.
-И?
-Я хотела у вас спросить…
-О чем?-удивилась Сима.
-Но как же, все знают, что у Вас с ним роман.
-Зина, какой роман? Не поняла. Кто сказал, что роман?
-Да мы все видели, как он за Вами ухаживал,- настаивала Зина.
-Так, что ты хочешь спросить?- не поняла Сима.- Не против ли я вашего свидания?
-Да!
-Поверь, Зиночка, я не люблю Анатолия Юрьевича,… И как друга, его рейтинг понижен до ноль целых одной десятой. И мы не в школе, когда друзья за ручку на переменах ходят.
-Серафима Кирилловна, это правда?
-Конечно, не против! Даже благословлю, — засмеялась Сима.
-Правда?
-Правда! Будьте счастливы!- произнесла Сима.- О, пора домой!
Она только собралась уходить, как раздался звонок на сотовый.
-О, мой Бог, — воскликнула она, увидев, что звонит Нина Васильевна.-
Да, я слушаю. Конечно, еще на работе. Только собиралась уходить. Что? Авария? Я пас, не дежурю. Зайцев дежурный ночной ангел. Что? Известный журналист… Иностранец? Матерь Божья,-воскликнула Сима.- Зачем его к нам везут? Что? Совсем плох. И Вы хотите, чтобы я воскресила этого журналиста. Нет, в Москву, в Москву… Там врачи, оборудование. Не довезут? Я врач, не могу отказать в выполнении своего долга… Если я ничего не сделаю, если даже один шанс из ста, я просто лишу человека права на жизнь. Хорошо… Операционную уже готовят. Анестезиолог здесь… Я жду вас. Мне понадобится Ваша помощь.
Когда Серафима узнала, кого привезли, опять стала отказываться его оперировать. Нина Васильевна не выдержала и закричала на нее:
-Что с тобой происходит? Ты пойми, от тебя зависит его жизнь! Жизнь человека.
-А если он умрет у меня на столе?
-Не умрет! Мы ему не дадим это сделать!- успокоила Нина.
-Боюсь! Боюсь, как будто скальпель беру в первый раз в жизни,- простонала Сима.- Если он умрет у меня на столе, я не смогу себя простить.
-Хватит размазывать сопли и слезы! Все, соберись!- приказала Нина Васильевна.-Да что же с тобой происходит? Чем дольше ты тут боишься, тем меньше шансов у него выжить. Идем. У него большая кровопотеря, открытый перелом правой голени, пневмоторакс и это только то, что известно. Все, дорогуша, успокаивайся и к столу. Он уже под наркозом.
Сима вдруг успокоилась и, как будто этой минутной слабости не было, решительно вошла в операционную. Операция длилась шесть часов. Она по очереди оперировала с Ниной Васильевной. Когда был сделан последний шов, Викрама перевезли в реанимацию. Сима от изнеможения просто рухнула на стул и заплакала.
-Сима, да что это все значит?-спросила Нина Васильевна.
-Это… Это отец моих детей.
-Что? Так вот на кого они похожи. Во время операции у мелькала мысль, но об этом думать было не когда.
-Главное, чтобы он только выжил. Если он не выживет, то я этого себе не прощу. Просто умру.
-Выживет обязательно. Он сильный.-успокоила Симу Нина Васильевна.
Три ночи подряд Сима не отходила от Викрама- меняла капельницы, делала уколы.
По истечении трех суток, увидев на планерке Серафиму, Нина Васильевна приказала:
-Спать. Сейчас идешь домой и ложишься спать! Мне не нужен хирург, у которого от бессонницы дрожат руки.
-Нет, я останусь,- ответила Сима.
-Если не пойдешь домой, то прикажу вывести и увезти домой силой. И прикажу не пускать на территорию больницы ровно двадцать четыре часа. Вон одни глазищи на лице только и остались. Будет жить! Не захочет- заставим,- Нина Васильевна указала Симе на дверь.
Та нехотя встала и вышла. Она тихо прошла к палате реанимации и посмотрела в окно. Викрам лежал опутанный трубочками и проводами. Мониторы фиксировали показатели его состояния, но все было без изменения.
Сима ушла домой. На следующий день, она только вошла в больницу, как ее встретила медсестра Зиночка и радостно бросилась на шею:
-Он пришел в себя! Нина Васильевна сказала, что это чудо, и его сотворили Вы! Его уже перевели в палату интенсивной терапии.
-Вся жизнь состоит из больших и маленьких чудес, только мы их не замечаем. Спасибо за новость,- улыбнулась Сима.
Она больше не ходила к Викраму. Этим очень даже удивила Нину Васильевну:
-Ты почему к нему не хочешь зайти?
-Не могу.
-А ты его вообще любишь? Или это только так, временное помешательство было на почве неожиданного свидания?
-Нина Васильевна, какого свидания?- не поняла Сима.
-На операционном столе. Теперь ты знаешь, что твой любимый состоит из того же, что и остальные люди- человеки. Он стал тебе не интересен?
-Я его люблю, но не хочу видеть.
-Почему?
-Он женат. Я один раз уже чуть не разрушила его семью. Не хочу больше повторять старые ошибки.
-А как ты думаешь, зачем он сюда ехал из Москвы? За репортажем? Хотя, на кой ему наш Зарайск? О Зарайске только в Индии не знали, а так уже весь мир наслышан… Или ему просто захотелось прокатиться по полям и весям нашей необъятной Родины ради интереса? Как думаешь?
-Не знаю, зачем он сюда ехал,- отмахнулась Сима.
-Ну-ну. Ты смотри, а то наше племя младое, незнакомое охмурит его и сказке твоей индийской конец. Там наши медсестры к нему в палату под разными предлогами табунами ходят. Прямо молодые пчелки над шмелем так и вьются, так и вьются. Всем интересно на него посмотреть. И все в один голос твердят — красавчик. Таких только в индийском кино можно увидеть. Помяни мое слово, уведут и даже не подавятся. Весь переломан, а на лице ни царапины. Бывает же так.
-Пусть смотрят. Тоже мне кунсткамеру нашли,- буркнула Сима.- Мне надо к операции готовиться.
-Камера, не камера, а половина медсестер в него влюбиться уже успела.
-Я с этим поделать ничего не могу. Девушки и раньше вокруг него табунами роились.
-Табуны не роятся,- поправила Нина.
-Какая разница.
-Но однако он выбрал тебя.
-Сначала выбрал, потом внезапно исчез на несколько лет, потом случайно встретились и все завертелось. Но самое противное было потом, когда меня нашла его жена и попросил оставить ее мужа в покое, иначе она найдет способ выслать меня из страны и лишить медицинской практики. А сам он сказать не смог. Он просто исчез.
-Теперь мне ясно, почему ты не хочешь его видеть. Но один раз тебе придется. Сегодня приедет хирург из Москвы. Светило хирургии. Профессор Донцов Владимир Тимофеевич. Будет консилиум. Тебе надо быть.
-Донцова я знаю. Он мой учитель. Я буду.
-На консилиуме решат, можно ли его транспортировать в столицу. Я буду против. Еще рано, — заметила Нина Васильевна.
-Да пусть его забирают и везут куда хотят,-в сердцах сказала Сима и вышла.
-Вот глупая и упрямая девчонка,- воскликнула Нина Васильевна в след уходящей Симе.
Профессор Донцов приехал с целой свитой светил медицины. С ним же прибыла мать Викрама, Елена Викторовна. Она тут же развернула бурную деятельность по отправки сына в Москву. Сима, закрыв маской лицо, вошла со всеми в палату больного и спряталась за спины московских врачей. Она дождалась, когда москвичи осмотрели Викрама и потихоньку вышла из палаты.
Донцов остался доволен результатами:
-Сделано все на высоком уровне. Сразу чувствуется рука профессионала. Даже, кажется, я не смог бы сделать лучше. Нина Васильевна, кто оперировал?
-Хирург Ковалева,- ответила она.
-Была у меня студентка Ковалева. Подавала большие надежды… Даже стажировку проходила в медицинской корпорации Фортис Хэлскеар в Дели. Но потом ее следы затерялись. Вернулась и отказалась работать над кандидатской. Жаль! Очень способная была девочка.
-А где Ковалева?- вдруг спросила Нина Васильевна.- Она же здесь была. Зиночка найди мне ее.
-Ваша Ковалева — талант и ей надо работать в Москве.
-Профессор, если все талантливые хирурги начнут переезжать в столицу, то кто же будет работать здесь?- Нина Васильевна развела руки в стороны.- Если бы ее не было, то наш больной, возможно, сейчас бы вел беседу не с нами, а в другом месте. Я буду против.
-Жаль, очень жаль,- ответил на ее тираду Донцов.- А больного можно транспортировать в наш институт.
-Я категорически против! Не раньше, чем через неделю,-запротестовала Нина Васильевна.-У нас оборудование современное, почти как в лучших клиниках Лондона и Парижа.
-Хорошо, через неделю,- вдруг согласился профессор.
Зиночка вышла из палаты и отправилась на поиски Симы, но осмотрев кабинеты и сестринскую, она ее не нашла. В это время Серафима сидела в бельевой и рыдала. Ее будто прорвало. Слезы просто лились рекой. Там ее и нашла Нина Васильевна. Она села рядом с Симой, обняла ее и сказала:
-Слезы — это хорошо. Значит, сердце не стало камнем. Поплачь, милая, поплачь. Это полезно. Станет легче. Все будет хорошо…
Серафима прижалась лицом к ее плечу:
-Конечно, все будет хорошо, но легче не станет
-Станет. Поговори с ним.
-Нет. Когда мы встречаемся, всегда что-то происходит. То его чуть не отчисляют из университета, то начинаются неприятности в его семье. Даже сейчас он ехал в Зарайск и попал в аварию. Я ему приношу только несчастья. Больше не хочу быть причиной его бед.
-Глупая, а ты не думала о том, что это происходит только потому, что вы не вместе?
-Нельзя переступить черту, которая нас разделяет. Так говорит моя мама.
-А ты попробуй. А еще тебя хочет видеть профессор Донцов. Он, кажется, хочет забрать тебя в Москву. Ты же его ученица, правда?
-Да, но я не хочу в Москву. Если бы мне это надо было, то я там бы и осталась.
-Но это твое дело. А вот с Викрамом тебе все-таки рано или поздно придется поговорить. У тебя на это неделя. Потом его увезут в Москву. Его мать настроена решительно на перевозку из нашей больницы.
-И она здесь?
-Вижу, что ты и ее знаешь.
-Да. Имела возможность с ней познакомиться. Тогда Викрама чуть из универа на последнем курсе не вылетел. Из-за меня. Она пришла ко мне и потребовала оставить ее сына в покое.
-Чем же ты им всем насолила?
-Не знаю. Чем-то не вышла
— Ты сегодня по графику дежуришь?
-Да,- кивнула Сима.
-Давай, я тебя на Зайцева заменю, а ты потом за него в смену выйдешь.
-Нет, я в полном порядке. И это ничего не изменит. Его смена завтра.
-Как знаешь,- согласилась Нина Васильевна.

5.Забыть нельзя помнить. Рассказ от первого лица.
Листая карточки больных, Сима наткнулась на карточку Викрама Сингха. Воспоминания нахлынули сами собой:
«Странно, вроде вырос в России, а имя… Чем же он меня тогда привлек? Внешностью? Наверное. А потом Владик нас познакомил. Странно, что тогда все так получилось. Прошло тринадцать лет, а будто бы все было вчера. Лиля вытащила меня тогда на Воробьевы горы. Шла сессия, остался последний экзамен. Она так настаивала. У ее Владика было день рождения. Мы с ней были неразлучны. Лиля даже на первые свидания таскала меня. У меня хватило ума, объяснить ей, что я третья лишняя. Мне уже надоело на себе ловить Владькины косые взгляды. И вот этот день рождения. Собрались все в сквере. Половины присутствующих я не знала… Они были с журфака, где учился Владька. Он перешел на последний курс. Да, мое внимание привлек парень очень необычной внешности. Черноволосый, кареглазый и смуглый, как будто из солярия. Про таких говорят, что красив, как бог. Таких боятся, потому что они очень избалованы женским вниманием и надолго не зацикливаются на одной девушке. Белый легкий свитер подчеркивал смуглость кожи, джинсы сидели как влитые.
Вокруг него собралось несколько девушек, перед которыми он блистал своим остроумием. Девчонки не могли удержаться и покатывались от смеха. Только одна, сидевшая у него на коленях, была мрачнее тучи и всем видом показывала, что этот парень ее и за за него, если что, битва будет до крови. Случайно наши взгляды с парнем встретились. И в тот миг я пропала, поняв выражение «утонуть в любимых глазах». А тут еще Владька подлетел:
-Сима, привет! Я рад, что ты пришла! Ты же наш с Лилей ангел-хранитель!
-Владислав, поздравляю тебя с днем рождения и желаю, чтобы все твои мечты сбылись. Хотела бы я с тобой и Лилей встретиться лет через десять и спросить, как там с мечтами получилось.
-А меня не хотела бы встретить через десять лет и спросить — сбылись ли мои мечты?- спросил этот незнакомый парень.
-Сима, ты еще не знакома с моим другом. Это Викрам Сингх
-Викрам,- и он вдруг взял мою руку в свою.-А вас, прекрасная незнакомка?
-Серафима,- опешила я.
-Шестикрылый серафим,-начал было он.
-Викрам- наш русский раджа,-засмеялся Владька.-Не трогай Пушкина. Лучше свои почитай.
-Нет, я поражен в самое сердце взглядом этих небесно-голубых глаз, что язык мой онемел и не может произнести ни слова!- шутил Викрам.
-Ты поосторожней с ней! Она будущий хирург, светило российской медицины. Так что много не болтай, а то при встрече через десять лет перепутает и отрежет тебе твой язык,- пошутил Владька.
-Серафима, почему я не встретил тебя раньше?-задал он вопрос.
Но тут за его плечом появилась блондинка:
-Потому, что встретил меня. Идем на смотровую площадку. Там ребята ждут.
Они отошли, но девушка вернулась и, наклонившись к моему уху, прошептала:
-Даже не думай! Он мой. А если вздумаешь мне мешать, раздавлю. Изуродую.
Я от этих слов потеряла дар речи, не понимая за что подруга Викрама на меня так набросилась. Я еще немного посидела с друзьями Владьки и Лили, потом ушла, сославшись, что завтра трудный экзамен.
Экзамен сдала на отлично. Я счастливая вышла из здания института. У меня уже лежал в сумочке билет на поезд до Зарайска. Выйдя на крыльцо, я столкнулась с Викрамом. Он протянул мне в целлофане розовую герберу:
-Поздравляю.
-С чем?
-Ты же на отлично сдала экзамен. С этим и поздравляю.
-А ты откуда знаешь?-не поняла я.- И почему гербера и именно розовая?
-Когда выбирал цветок, то не знал какие ты любишь. Вдруг увидел эту герберу и почувствовал, что ты такая тонкая, нежная и хрупкая, как она. Ты вышла сияющей от счастья. Можно я постою рядом? И эти лучи меня немного согреют.
-Тебе тепла солнечных лучей не хватает?- улыбнулась я.
-Твои счастливые лучики намного теплее,-ответил он.-Глядя на тебя, я становлюсь абсолютно счастливым. Погуляем?
-Погуляем,- согласилась я.
Мы брели с ним по бульвару.
-Мороженое будешь? Какое?-спросил он.
-Какое выберешь.
Я пошла вперед, а он остановился у лотка.
-Оп ля,- как факир он протянул мне рожок с шоколадным мороженым.- Я надеюсь, что угадал.
-Ты в самом деле угадал,- и я засмеялась.
-Честно? — он не поверил.
-Честное -пречестное. Я правда люблю шоколадное,-успокоила я его.
-И я. Так, уже интересно. Вкусы с мороженым у нас совпали. А что у нас еще может совпасть? Музыка? Книги? Кино? Что?
-Классика, медицина, хорошее,- засмеялась я.
-Хороший ответ,- согласился он.
Потом он подхватил меня за талию и поставил на гранитный парапет, взял за руку и повел по нему.
-Я завтра уезжаю на каникулы,- сказала я.
-Жаль. Я только через два дня улетаю в Дели. К отцу.
-А у меня папа очень сильно болеет. Ему никто не может помочь, поэтому я решила, что стану врачом.
-Хочешь поспорить со Всевышним?
-Если можно, то почему бы и нет? — серьезно ответила я.- Может быть удастся оспорить пару тройку сотен жизней.
-Знаешь, а ты мне очень нравишься,- вдруг сказал он.- Ты не такая, как те девушки, которых…
-Не надо, ничего не говори,-остановила я.
-Мне с тобой так легко и просто, будто знаю всю жизнь.
-Ты ничего не знаешь обо мне,- усмехнулась я.
-А мне и не надо,- согласился он.
-Ты сказал, что едешь к отцу, а мама?- спросила я.
-Мама у меня живет здесь. В Москве. Я дитя Олимпиады. Мама познакомилась с папой в восьмидесятом. Он приехал посмотреть Олимпиаду. Мама была переводчицей с хинди. Отец влюбился, потом они как-то умудрились пожениться. Она уехала с ним в Индию, но увы, климат не подошел. Врачи посоветовали отцу вернуть маму туда, где взял, а иначе потеряет ее и меня. Мама с трудом вернулась домой. Я родился здесь в Москве. Она узнала, что семья отца требует, чтобы он женился на другой женщине, развелась с ним. Папа нас не бросил. Я его уважаю и часто бываю в Дели. Для русского слуха у меня странное имя. Мама могла назвать меня Виктором или еще как-то, но так захотел отец. Вот и все.
-Ты зачем мне все это рассказал? — не поняла я.
-Просто хотел, чтобы ты знала. Я хочу чтобы ты была моей женой,- спокойно сказал Викрам и повторил: — Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Мне стало смешно:
-Вот так вот сразу? А вчерашняя блондинка? Ты ее тоже звал в жены?
-Ее? Нет, никогда. Я зову тебя первую и на полном серьезе. Ты первая и единственная.
-Я должна закончить институт, а потом уже подумать о замужестве,-отшутилась я.
-Хорошо, я подожду,- согласился он.
-Тебя хватит на четыре года?-засмеялась я.
-Ты зря смеешься. Будь уверена, хватит.
-Хорошо, запомню. Потом через десять лет, когда встретимся, я тебя спрошу.
-Не веришь?
-Викрам, мы пришли. Мое общежитие. Прощай. Я завтра уезжаю, а через два месяца…
-Я буду ждать тебя на том мосту, где покупал мороженое. В час дня. Ровно через шестьдесят дней я буду тебя там ждать,- сказал Викрам и поцеловал меня.
Мое сердце замерло, а потом снова пошло. Рядом со мной был парень, который, если сказать, мне очень нравился, значит, ничего не сказать. Я была в него по уши влюблена. И с трудом себя сдерживала, чтобы не броситься ему на шею. Удержаться от этого поступка мне было так трудно, но усилием воли я заставила себя.
Когда я пришла на мост в указанный день, Викрам ждал меня. Я бросилась уму на шею, а он обнял меня за талию и закружил, шепча на ухо:
-Я так боялся, что ты не придешь. Примешь мои слова за шутку. Но ты пришла и для меня снова светит солнце. Я люблю тебя, моя шестикрылая Серафима. Только прошу никогда не улетай.
-Хорошо, улетать не буду,- пошутила я.
Год пролетел, как в тумане. Я не знаю, как мы оба умудрялись учиться, но старались каждую свободную минуту проводили вместе. Нам хватало того, что мы чувствовали нашу близость, когда сидели в центральной библиотеке и готовились к сессии.
Викрам готовился к госэкзаменам. Мы почти не виделись. Но мой день рождения поставил точку на наших отношениях. Утром я проснулась от того, что кто-то стучится в окно. А жила я на пятом этаже. Откинув шторы, увидела Викрама. Он стоял в люльке и просил открыть окно. Внизу у машины со стрелой уже стоял милицейский УАЗ.
Когда он спустился, его арестовали и увезли. Вечером ко мне пришла его мама. Елена Викторовна накричала на меня и потребовала прекратить отношения с ее сыном, потому что он после экзаменов уезжает к отцу. Там его ждет невеста, дочь очень уважаемых людей, которую он любит. Они ждали только того момента, когда Викрам закончит обучение. А я для него была просто так, девочкой для развлечений.
Если он из-за меня вылетит из университета, то она сделать все, чтобы я никогда не закончила институт. Известие, что у Викрама есть невеста, подействовало на меня, наверное, больше чем ее угроза о моем исключении из института. Я была в растерянности. А она продолжала давить на самые больные точки, требуя, если я действительно его люблю, то должна ради его счастья отказаться от ее сына. Она была так убедительна в своем гневе, что я пообещала сделать все, что в моих силах ради его счастья. Историю Елене Викторовне удалось замять.
Когда Викрам пришел ко мне в общежитие, я разговаривала с сокурсником, который тщетно пытался за мной ухаживать. Увидев Викрама, я бросилась на шею, ошарашенного моим поступком, Андрея. Викрам был ошарашен ничуть не меньше его. Он даже не подошел ко мне, а просто ушел. Потом Владька сказал, что получив диплом, он улете в Дели.
Прошло четыре года. Я с красным дипломом окончила институт, уже год работала под руководством профессора Донцова, как мне предложили стажировку в одной из лучших медицинских клиник в Дели. Я с радостью согласилась. Нет, я тогда даже не думала, что могу встретить Викрама, но все произошло неожиданно.
Он снимал для «Новостей» репортаж о клинике и о нас, молодых врачах из России, приехавшим по линии обмена молодыми специалистами. Для меня это было, как удар грома среди ясного неба. Я встретилась с ним у выхода из клиники. Он молча подошел ко мне и без слов просто обнял и крепко-крепко прижал к себе со словами: «Я тебя больше никуда не отпущу». У меня тогда, как говорят, сорвало крышу.
Меня поселили в небольшой, но уютной квартирке в трех кварталах от клиники. Мы старались скрывать от посторонних глаз наши отношения. Я знала, что он женат, что у него есть двое сыновей. Его жена, окончившая Гарвард, не любила Индию и большую часть года жила в Лондоне. Викрам же напротив, очень любил Дели и никуда не хотел уезжать.
Все свободное время , которого у нас было совсем мало, мы проводили вместе. Он показывал мне город, храмы, старинные развалины. Иногда мы уезжали из города куда-нибудь где нам никто не помешает и наслаждались нашей свободой. Этот год был самым счастливым для меня.
Но хорошее когда-нибудь заканчивается. Так и срок моей стажировки подходил к концу. В этот день я хотела рассказать Викраму, что у нас с ним будет ребенок, но он неожиданно был отправлен в командировку, но к моему отъезду обещал вернуться. Неожиданно ко мне пришла Сумати, жена Викрама. Она, оказывается, несколько дней назад вернулась из Лондона и узнала, что ее любимый муж увлекся русской женщиной.
Сумати была само спокойствие.
-Если Викрам Вам сказал, что мы с ним расстались, не верьте. Он мужчина. Мы же с вами современные женщины. Мы поймем друг друга. У нас с мужем были временные трудности. Сейчас они устранены. Викрам вернулся в лоно семьи. Так что не стоит думать, что он ради Вас бросит семью. У нас двое детей Ради них он останется со мной, даже если будет любить Вас. Да, и не ждите, что он приедет Вас провожать. Его не будет в Дели. И любовниц не провожают,- не дав мне произнести хоть слово, сказала она и ушла. В комнате повисла угнетающая тишина, и только бабочка невесть откуда попавшая в комнату билась крыльями в стекло. Серафима подошла к окну и открыла его со словами:
-Лети, лети. Будь свободна. Я тоже скоро улечу и больше никогда его не увижу. Нам не суждено быть вместе. Передай ему, что он самый любимый и желанный, но нас разделяет пропасть. Прощай.
Больше Викрама я не видела. Поменяла билет и вернулась в Москву раньше. Отказалась от работы у профессора Донцова и уехала в Зарайск. Через семь с половиной месяцев после моего отъезда из Дели, я родила близнецов Данилу и Дарью, которые своими чертами удивительно напоминали своего отца. Еще неделю назад я даже не могла предположить, что судьба сведет меня с Викрамом снова. Но я больше не хочу вмешиваться в его жизнь и сделаю все, чтобы ничего не повторилось…»- так думала Сима, пока не услышала, что в ее кабинет вбежала испуганная Зиночка:
-Серафима Кирилловна, там… там больному в вип-палате, ну этому иностранному журналисту, плохо. Показатели падают.

6.Чему быть, того не миновать
Серафима сорвалась с места и побежала в конец коридора, где лежал Викрам.
Елену Викторовну она застала в страшной растерянности. Серафима вызвала санитаров и тут же распорядилась перевести его в реанимацию. Сердечный приступ удалось купировать, но Серафима осталась с ним в палате. Елена Викторовна тоже сидела у кровати сына, и, держа его руку, беззвучно шептала губами:
-Что это было?Что это было? Сынок, ты у меня один. Даже если ты не рядом, я знаю что ты есть. Не уходи. Не бросай меня.
-Елена Викторовна, не волнуйтесь, с ним все будет хорошо,-стала успокаивать ее Сима. -Все наладится. Это, видимо, последствия наркоза и двух остановок сердца во время операции.
-Серафима, прости меня за то, что я сделала тогда. Это все наказание за мой обман. Я тебя обманула, Симочка. Если бы он женился на тебе, то у него здесь в то время не было будущего. Он бы стал заурядным журналистом, а благодаря помощи отца у него появилась интересная, насыщенная событиями работа. Я хотела ему лучшей жизни, но пропустила самое главное. Он как послушный сын выполнил сначала мою волю, потом отца. Прости меня, Серафима.
-Я на вас зла не держу. Став матерью, я тоже желаю своим детям только счастья.
-У тебя есть дети?
-Да. Данила и Дарья. Мой подарок Судьбы.
-Ты замужем?
-Нет.
Серафима прислушалась к дыханию Викрама и посмотрела на приборы. Больной дышал ровно и спал под действием лекарств.
-А сколько лет твоим детям?
-Семь.
-Ты счастливая мать. А где отец?
-Это ваши внуки, Елена Викторовна.
-Ты говоришь правду, Сима?
-Правду. Викрам ничего не знает.
-А я, старая, не могла понять, зачем он так спешно сорвался в Зарайск. Только прилетел и тут же взял машину. Он мне ничего не рассказал. Я его спрашивал, а он ответил, что меня ждет очень большой сюрприз. Нет, Симочка, он знал и ехал к тебе. Ты меня познакомишь с моими внуками?
-Конечно, Елена Викторовна.
-Сима, я тебя попрошу, поговори, пожалуйста, с Викрамом. Он просил меня передать тебе это, и Елена Викторовна протянула Симе белый камушек с отверстием в центре.
-Все-таки сохранил,- улыбнулась Сима. — Я его нашла и подарила Викраму. Это была шутка. Думала выбросит, а он его сохранил.
-Я так боялась, что ты меня оттолкнешь. И мне было стыдно, за тот разговор с тобой. Помнишь? И спасибо, что ты ему о нем не рассказала. Если бы он узнал, то меня не простил, сказала Елена Викторовна.
-Хорошо, я поговорю с ним, когда ему будет лучше.
-Завтра же, Симочка, завтра же. И детей позови, я очень хочу их видеть.
-Хорошо. Отдыхайте. Я сейчас медсестру позову, чтобы она подежурила в палате.
Ночь прошла спокойно. Утром Елена Викторовна зашла к Симе:
-Вы не забыли, что обещали сегодня познакомить меня с моими внуками?
-Нет. Они вернутся из школы и зайдут ко мне на работу.
Заметив фотографию на столе, Елена Викторовна, взяла ее в руки:
-Это они?
-Да.
-Они правда очень похожи на моего сына. Я даже спорить не буду. Он еще спит, но я очень хочу, чтобы дети с ним познакомились.
-Я Вам, Елена Викторовна, обещала.
-Главное, что бы он поправился и больше нас так не пугал.
-Все будет хорошо. Идите к нему.
Данька и Дашка пришли к Симе гораздо раньше, чем она их ждала.
-Вы почему так рано?
-Мам, не ругайся, мы так хотели к тебе на работу и решили, что физкультура подождет,- сказал Данька.
-Значит вы сбежали с урока? Не рано начали с уроков бегать?
-Не не рано. Мы же целых три урока отсидели.
-Да, я думала, что этот период начнется в классе девятом,- вздохнула Сима.- Ладно, сегодня прощаю. Наказывать не буду. Вот наденьте халаты. Я хочу вас познакомить кое- с кем.
-С кем?- в один голос закричали дети.
-Покажите, что вы умеете себя вести, как воспитанные дети. Не толкайтесь и не кричите. Здесь…
— Мы знаем! Здесь люди лечатся,- сказал Данька.
Сима провела их к палате, где ждала Елена Викторовна. Она открыла дверь и, взяв за руки, ввела детей.
Елена Викторовна замерла, Викрам слегка повернул голову и его измученное болью лицо вдруг озарила улыбка.
-Вы пришли. Мы вас так ждали,- тихо сказала Елена Викторовна и обняла Симу.
-Мама, это кто?- спросил Данька.
-Это ваша вторая бабушка, Елена Викторовна. Это ваш папа. А это мои дети — Данила и Дарья.
Данька уставился на Викрама, а потом вдруг громко с детской непосредственностью сказал:
-Уфф! А то бабуля говорит в капусте нашли, в капусте…
Викрам хотел что-то сказать, но Сима его остановила:
-Молчи, тебе еще нельзя говорить.
Он что-то написал в блокноте. Елена Викторовна взяла его и передала Серафиме. « Я ехал к тебе. Очень тебя люблю. Прости за все.»- прочитала она.
-Об этом поговорим позже,- ответила Сима.
-Симочка, пусть дети здесь еще побудут,- попросила Елена Викторовна.
-Хорошо, пусть остаются, но только не долго. И не шуметь,- она погрозила пальцем Даньке и Дашке. Те, молча, в знак согласия покачали головой.
По просьбе Елены Викторовны, дети стали каждый день приходить в больницу. Вскоре Викраму стало гораздо лучше, что его можно было перевезти в московскую клинику. Она решила на несколько дней уехать, чтобы все подготовить:
-Серафима, меня не будет три дня. Присмотри за Викрамом.
-Хорошо. Будьте спокойны, с ним все будет хорошо. Днем у него будет сиделка, а ночью я подежурю.
Она так и сделала. После работы, Сима отпустила сиделку, и сама осталась в палате Викрама. Он спал. Она задремала, но ее вывел из состояния дремоты едва уловимый стон Викрама.
-Что? Что случилось? Тебе больно?- встревожилась она.
-Нет, все нормально,- успокоил Викрам.- Шея затекла.
Сима поправила ему подушку, слегка коснувшись его волос. Он, перехватив ее руку, поднес к губам и поцеловал:
-Твои руки легки, как руки богини Лакшми…
-Не сравнивай с богами. Они ревнивы и найдут способ отомстить,- усмехнулась Сима, убирая руку.
-Я тебя искал все эти годы. Я тогда, сем лет назад, приехал следом за тобой в Москву, но опоздал. Нашел Владислава и Лилю, Она не знала, куда ты уехала. Ты никому ничего не сказала. Каждый раз, бывая в Москве, я пытался хоть что-то узнать о тебе, но все было впустую. Россия слишком большая, чтобы найти в ней одного человека. Мне было больно, что ты уехала, не поговорив со мной. Я понял, что ты мне не доверяла. Время притупило обиду. Я уже смирился с потерей, сдался. Не поверишь, найти тебя помогла простая случайность! Почему она не случилась раньше? Мой друг Арон выполнял заказ на изготовления рекламного ролика о Гоа, но вместо этого снимал одну очень красивую семейную пару с двумя детьми. Я понимаю, что ты замужем и не хочу мешать твоему семейному счастью, но хотел бы видеть детей хоть иногда.
-Какому счастью? — не поняла Сима.
-Но тот человек с которым ты была на Гоа, разве он не твой муж?
-Нет. Он мой друг,- просто ответила Сима.
Викрам облегченно вздохнул:
-Тогда у меня есть шанс, видеть не только детей. Знаешь, я все эти годы хотел тебя увидеть и задать только один вопрос.
-Задавай.
-Почему ты тогда так внезапно уехала из Дели? Ведь мы с тобой договорились, что я обязательно тебя провожу. И ты мне хотела сообщить что-то очень важное.
-Шанса у тебя нет. А важное-я хотела сказать, что у нас будет ребенок, но не успела. Викрам, ты же женат и у нас ничего не может быть общего. Да, я поступила тогда опрометчиво. Любовь к тебе взяла верх над разумом.
-Постой, причем моя жена?
-Когда ты уехал за очередной сенсацией, ко мне пришла твоя жена , кажется ее зовут Сумати, и сказала, что никогда тебя не отпустит, а возникшие трудности в вашей семье, преодолимы. А выследил нас человек твоего отца по его же приказу.
Викрам хрипло засмеялся:
-Женское коварство не знает границ! Да, женская месть изворотлива и жестока.
-Не поняла, — удивилась Сима.
-Сумати приезжала просить развода. Она встретила в Лондоне мужчину, устраивающего ее во всех отношениях, а я ее не устраивал, но она надеялась меня переделать. В России ей было холодно, в Индии жарко, а в Лондоне оказалось в самый раз. Тебя она просто обманула,— он притянул Симу к себе и прижал к груди.-В твои глаза заглянул и утонул. Как потерял тебя, я не был счастлив ни дня. Напрасно мне говорили, что в прошлое верить не надо. Надо жить здесь и сейчас. Нашу любовь время не излечило. Я люблю тебя, так же как и раньше. Как в ту самую первую встречу на Воробьевых горах.
Сима нежно гладила его по волосам и улыбалась:
-Говорят, что время лечит от любви. Это неправда. Я смотрела на Даньку и Дашку, а видела тебя. Когда мне делали предложение выйти замуж, но я смотрела на детей и понимала, что никогда не смогу ответить на него да.
-А на мое предложение ты как ответишь?- спросил Викрам.
-Надо подумать, взвесить, поговорить с детьми…- шепотом ответила Сима.
-Поговори, подумай, наши пути перекрещены любовью на дороге Судьбы. Даже если мне откажешь, ты останешься единственной самой любимой моей женщиной.
-Я люблю тебя, Викрам. И всегда любила. Даже если будешь гнать, я больше никогда от тебя не уйду.
-Я собственник. Если уж ты попала в мои руки, то больше тебе не удастся от меня сбежать. Мы с самой первой встречи были предназначены друг для друга, но чтобы понять это, нам понадобилось целых тринадцать лет. Бог сохранил мне жизнь в этой аварии, только потому что все было предрешено там, на небесах. Ты посмотри в мои глаза и увидишь силу моей любви. А без тебя моя жизнь мне не нужна.
-И этот твой Бог дал мне силу с ним же и поспорить за твою жизнь,- целуя Викрама, ответила Серафима.
На этом мы расстанемся с Викрамом и Серафимой — героями этой русско-индийской сказки, но хочу сказать, что после всех испытаний, выпавших на их долю, они будут жить долго и счастливо. У них будет две свадьбы- одна по русскому обычаю в одном из ЗАГСов Москвы, а вторая в Дели. На этом настоял Радж Сингх. Иначе он отказывался считать Серафиму женой Викрама и своей невесткой. Больше всего Радж Сингх был рад Даньке и Дашке, которых тут же начал учить говорить на хинди. Когда он смотрел на играющих детей, его лицо становилось умиротворенным, а губы расползались в блаженной улыбке. Все кто видел его в эти минуты, понимали, что перед ними самый счастливейший человек на Земле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)