Свобода и воля (глава тридцать вторая)

«Гендерология – это учение о полах, дисциплина, изучающая общественное бытие полов, включая эволюцию их общественных статусов».

«Цель гендерологии – изучение и использование знаний о полах и их взаимоотношениях в социуме, выяснение влияния половых особенностей жизнедеятельности людей на общественную и индивидуальную жизнь, создание адекватного образа полов».

«Предмет гендерологии – пол в его культурно-исторических измерениях, пол как социальный конструкт. Такой пол – продукт собственных усилий человека, и потому отношения между полами, и социальный статус каждого пола может быть изменен (по желанию человека или общества)».

Обратите внимание, может быть изменен по желанию и не только человека (отдельной личности), но и общества. Однако прежде чем будет изменен (по желанию человека или общества) статус социального пола, (по желанию человека или общества) должен будет изменен его биологический пол. Просто по-другому не получится. Прежде чем у человека появится возможность заявить окружающим его людям о принадлежности к определенному полу, он должен показать эту принадлежность в явном виде. Например, если в графе документа «социальный пол» будет записан «женский», то человек должен предстать женщиной в полном смысле этого определения. Можно, конечно, просто из всех документов, определяющих социально-биологический статус человека, изъять соответствующие графы или вообще отменить сами документы, каким-либо образом определяющие принадлежность человека к какой-либо группе людей, как в США отменили термин «негр», определяющий принадлежность человека к негроидной расе. Увы, гендерологи на это пойти не могут, так как в этом случае теряет смысл сам термин «гендер», не говоря уже о его применении.

В начале прошлого века, когда психологи обратились к исследованиям о различиях и сходстве между полами, первые работы проводились в русле поло-ролевого подхода. В тот период большинство психологов исходили из положения, что анатомо-физиологические различия между людьми разного пола закономерно будут определять и различия в их психологической сфере. Психология пола в основном развивалась на стыке таких сфер знания, как психология половых различий и психология семьи и брака. Совокупность наиболее значимых психологических характеристик личности, используемых в качестве отличительных черт для выделения своего пола, определялась как психологический пол. Другими словами, психологический пол есть комплекс психологических, социокультурных и поведенческих характеристик, обеспечивающих индивидууму личный, социальный и правовой статус мужчины и женщины. Тогда ни о каком гендере, определяющем исключительно социальный статус человека, и речи не было. Но к 80-ым годам прошлого столетия кто-то на Западе пришел к мысли, что эти рамки слишком узки для настоящей науки, и был изобретен гендер. Наука о психологии полов подверглась изощренной атаке.

С точки зрения гендерологии, даже такие близкие понятия, как поло-ролевая идентичность и гендерная идентичность не могут быть синонимами. Дело в том, что фундаментом представлений о половой идентичности, разрабатываемых до 80-х годов прошлого столетия, и современной концепции гендерной идентичности служат различные научные парадигмы. Так, в сфере исследований проблемы пола и межполового взаимодействия вплоть до 80-ых годов 20-го столетия была популярна биолого-эволюционная парадигма, опирающаяся на традиционные ценности. Естественно, подобные интерпретации традиционных поло-ролевых представлений не способствовали развитию гендерного подхода, что никак не устраивало адептов гендерологии, и появилась социально-конструктивистская лженаучная парадигма.

Так, если в биолого-эволюционной парадигме объектом изучения являются два психологических пола: мужской и женский, то в социально-конструктивистской парадигме количество гендерных идентичностей достигает пяти: мужская, женская, трансексуальная, гомосексуальная, лесбийская. Волей-неволей апологеты гендерологии вынуждены признать, что гендерную психологию, созданную в рамках психологической науки, невозможно ограничить лишь анализом научных предпосылок. Значительную роль в, так называемых, научных разработках гендерной психологии играют гендерные идеологические предпосылки, которые не менее чем научные, важны для гендерной проблематике во всех областях знания, куда только может быть внедрен гендер. Гендерологи видят, что научным методом как-то обосновать присутствие в обществе ни гомосексуалов, ни, тем более, транссексуалов невозможно, и вынуждены психологию сращивать с идеологией, и уже на основе этого гибрида доказывать научность гендерной психологии. Напрашивается естественный вывод, что гендерология, в частности, гендерная психология представляет собой противоестественное насильственное объединение действительно научного знания, созданного на базе психологии полов, и гендерных идеологических предпосылок, разработанных на базе феминистского движения второй волны и гей-парадов. Если феминистское движение первой волны представляло собой действительно борьбу женщин за равные права с мужчинами в социальной сфере, то феминистское движение второй волны развернуло борьбу за равные права в психологической сфере. Перед организаторами феминистского движения второй волны и создателями, на основании этого движения, гендерологии была поставлена задача: изменить психологию мужчин и женщин настолько, чтобы они забыли и думать о семейных ценностях. В этом и только в этом состоит смысл гендерологии и, в частности, гендерной психологии.

Феминистское движение второй волны очень напоминает вторую инквизицию. Вторая инквизиция ознаменовала собой акт отчаяния католической верхушки, осознающей, что неограниченная власть над душами людей ускользает из их рук, ознаменовала переход европейского общества к экономическим законам развития, замену идеологической формации формацией экономической. Так же вторая волна феминистского движения ознаменовала собой поворот европейского общества, но уже от экономической формации к идеологической формации. Американские банкиры всем своим нутром ощущают приближающийся крах неограниченной власти доллара и делают все, чтобы как-то затормозить это движение в небытие. И как фундаментом второй инквизиции, так и фундаментом второй волны феминистского движения, включая и гендерологию в целом, является ложь, сознательная ложь.

Однако не на пустом же месте возникла гендерология. Ведь, как свидетельствуют исторические источники, в том числе и Библия, гомосексуализм существовал всегда. И гендорологи утверждают, что гомосексуалом нельзя стать, им можно только родиться. Насколько правдиво это утверждение?

Как утверждает теория Гумилева, человек, помимо биологической активности, которой обладают все животные, может обладать пассионарной активностью. Важно, что пассионарной активностью человек именно может обладать, а не обладает, и это положение доказывается тем, что в обществе помимо пассионариев существуют и субпассионарии, пассионарная активность которых колеблется в районе нулевой отметки. Однако субпассионарии, как и все представители животного мира, обладают биологической активностью. Чем обусловлена биологическая активность животного? Чувством голода. Можно было бы сказать, что животное живет ради насыщения собственного желудка, если бы не одно «но». Животное живет ради продления своего рода. Следует отметить, что у животного и чувство голода и жажда потомства представляют собой инстинкты. Казалось бы, субпассионария можно отождествить с животным, если бы не свобода воли, которой Бог наградил всех людей без исключения. Человек может сознательно голодать и даже умереть от голода, что неоднократно демонстрировали пассионарии во всевозможных тюрьмах. Так же, руководствуясь свободой воли, человек, если не захочет, может не иметь потомства. Этим качеством и отличается субпассионарий от животного. Субпассионарий, в отличие от животного, способен оценивать себя, сравнивать свое положение в обществе с другими людьми, и эта социальная оценка частенько приводит субпассионария к определенным выводам. Мужчина, видя, как легко достаются жизненные блага проституткам, жаждет стать женщиной, а женщина, видя, как легко мужчины управляют обществом, изъявляет желание порулить, почувствовать себя мужчиной. А так как моральные принципы, выработанные предками, субпассионарием просто игнорируются, то, естественно, никакой ответственности субпассионарий на себя при этом не возлагает, и общество, позволяя субпассионариям навязывать себе их мнение, получает в итоге и гей-парады, и однополые браки, и гендерологию, которая, прячась за псевдонаучной трескотней, как за дымовой завесой, пытается легализовать всю эту непотребность.

Как-то на форуме у меня возникла дискуссия с одним из форумчан по поводу: харизматичен ли Ходорковский? Мы так и не пришли к единому мнению. Позднее, размышляя по поводу этой дискуссии, я понял, почему она не увенчалась успехом. Я харизматичную личность отождествлял с пассионарной личностью, а мой оппонент исходил исключительно из трактуемого понятия «харизма».

Харизма – это особая одаренность, исключительность личности в интеллектуальном, духовном или каком-либо другом отношении, способная принудить собеседника к сопереживанию. В древнегреческой мифологии «харизма» употреблялась для обозначения способности человека притягивать к себе внимание. Слово это нашло применение в католическом богословии, где употребляется в значении «исключительно духовного свойства, ниспосылаемого Богом кому-либо ради блага католической церкви. Показательно, что во всех богословских текстах в русском переводе это понятие передается словом «благодать». Понятно, что такие личности, как Гитлер, Муссолини, Черчилль, Троцкий, не могут быть причастны к Божьей благодати, а ведь современными социологами они поставлены в один ряд с Наполеоном, Махатмой Ганди, Мустафой Кемаль Ататюрком. В чем принципиальное различие между Гитлером и Наполеоном? Наполеон ради торжества того дела, которому он служил, готов был пожертвовать собственной жизнью, а Гитлер не мог ни при каких обстоятельствах. И не случайно существует мнение, что Гитлер так и не смог уйти из жизни, ему помог его охранник, направив пулю в висок. Можно ли представить себе, чтобы Наполеона кто-либо за ручку привел к власти? Наполеон и ему подобные всегда власть берут сами, причем с открытым забралом и в честном бою. Гитлеру же власть была вручена в кулуарах монополистическим капиталом Германии. Таким образом, существуют люди, которые приходят к власти, проявляя честь, достоинство и личную смелость, подобные Наполеону, а другие – проявляя ложь, подлость и личную трусость, подобные Гитлеру, и те, и другие социологами определяются как харизматические личности. В чем же все-таки принципиальное отличие жизненного кредо Наполеона от Гитлера? Чем принципиально отличается дуэль в жизни и на сцене? Талантливый артист может сыграть роль дуэлянта так, что в зале люди затаят дыхание, и все-таки это будет всего лишь игра, отличающаяся от реальной жизни тем, что своей собственной жизнью артист, в отличие от истинного дуэлянта, не рискует. Иными словами, существует пространство, в котором человек живет, и существует пространство, в котором человек играет. Так вот существуют люди такие, как Наполеон, которые всегда и везде живут реальной жизнью, и существуют люди такие, как Гитлер, которые всегда и везде играют. Первые, утратив власть, продолжают жить и бороться, вторые – ломаются и очень быстро превращаются, мягко говоря, в бомжа, которого в реальной жизни перестает интересовать все то, что нельзя съесть и выпить, по выражению Гумилева. Первые живут той реальной жизнью, с которой согласуется их внутренний мир, вторые же играют ту роль, в которую их поставили те или иные жизненные обстоятельства, подчиняя свой внутренний мир правилам этой игры. Так, Наполеон всегда был ведущим звеном любого сообщества людей, в котором он оказывался, а Гитлер стал им лишь тогда, когда получил власть из рук, уже облеченных властью, людей. Определение Шекспира: «Вся жизнь – игра, а люди в ней – актеры», – слава Богу, неверно. В нашей земной жизни были, есть и будут люди, которые не играют, а живут. Именно благодаря этим людям человеческое общество представляет собой один из элементов развивающейся системы. Гумилев назвал этих людей пассионариями.

Гумилев в своей теории этногенеза понятие «харизма» не употребляет. Для определения социальной значимости человека он выработал три градации: пассионарий, гармоничная личность и субпассионарий.

Пассионарий – это особь, пассионарный импульс поведения которого превышает величину импульса инстинкта самосохранения. К пассионариям Гумилев относит: Наполеона, Александра Македонского, Люция Корнелия Суллу, Ян Гуса, Жанну д»Арк, протопопа Аввакума.

Субпассионарий – это особь, пассионарный импульс которого меньше импульса инстинкта самосохранения. Примеры субпассионариев Гумилев не приводит, так как в первом ряду следовало назвать Хрущева.

Пассионарий – это тот человек, который может пожертвовать своей жизнью, отстаивая какие-то свои внутренние убеждения, а субпассионарий ни при каких обстоятельствах на это неспособен. В жизни деятельность пассионария проявляется в созидании. Тот уровень, которого достигло человеческое общество, создали пассионарии. Субпассионарии способны только к разрушению. Невозможно привести ни одного начинания Хрущева, которое не вело исключительно к разрушению существующей системы и только. То же самое можно сказать при сравнении деятельность Черчилля и Наполеона. Так, вся деятельность Наполеона и основная деятельность Черчилля была связана с войной. Казалось бы, война и созидание уже по определению не могут быть совместимы. И действительно, деятельность Черчилля никоим образом не связана с каким-либо созиданием, а после Второй мировой войны он всеми силами разрушал ту, чуть наметившуюся, связь между западным миром и СССР. Наполеон же не только разрушал устои европейского общества, он создавал новые связи. Наполеон буквально вдохнул свободу в европейское общество, в результате чего оно смогло перейти к капиталистическим производственным отношениям. Запретив во Франции деятельность второй инквизиции, Наполеон вырвал из рук католицизма способность управлять обществом посредством силы. Период идеологической формации с тоталитарной формой управления подходил к концу. Западная Европа шагнула в демократический период своего развития.

И Гитлер, и Черчилль, как считает современная социология, были харизматическими личностями. Но не вызывает сомнений, что и Гитлер, и Черчилль, и Троцкий были типичными субпассионариями. Вероятно, точно так же можно охарактеризовать и Ходорковского. Убить человека из-за угла, при этом наняв убийцу, как это осуществил Ходорковский, расправившись с мэром Нефтеюганска Петуховым, способен только субпассионарий. Можно ли представить себе Наполеона подсылающего убийцу к своему сопернику?

Таким образом, понятие «харизма» способно охарактеризовать лишь тот социальный статус, которого достиг человек. На вопрос: честным ли способом или бесчестным человек добился этого статуса, харизма ответить не может. В полной мере на этот вопрос может ответить только пассионарность. Если пассионарий никогда не опустится до примитивной лжи, то для субпассионария ложь – это стихия, жизненное пространство. Именно ложь является тем фундаментом, на котором субпассионарий, обладающий харизмой, строит свою социальную карьеру. Пассионарию харизма не нужна, он и так пассионарен, а вот субпассионарий без харизмы карьеру никогда не сделает. Субпассионарию, как и любому актеру, нужны постоянные репетиции. Поэтому-то Черчилль, чтобы выглядеть естественно, всегда отрабатывал свои речи перед зеркалом. Пассионарий же и так, без репетиций всегда естественен. Напрашивается естественный вывод, что харизма нужна лишь субпассионарию для того, чтобы обмануть общественность.

Согласно классическому определению, харизмой называется качество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается, как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по меньшей мере, специфически особыми силами и свойствами, недоступными другим людям. Однако существует и другая точка зрения, в которой харизма предстает, как результат особого невербального поведения, которому можно научиться. Однако если харизму можно приобрести посредством обучения, почему не все субпассионарии харизматичны? Потому что не хотят учиться, как справедливо замечает Гумилев. Если субпассионарий родился в обеспеченной семье, его очень трудно убедить в необходимости обучения. Но самое главное, харизматичность человека сильнейшим образом зависит от устройства его головного мозга, насколько быстры реакции человека, насколько велик объем его памяти. Проявление же пассионарности никак не зависит от устройства головного мозга человека, пассионарность лишь увеличивает способности человека. В организме человека непременно должен быть орган, в котором аккумулируется пассионарность. Этот орган не может быть головным мозгом, но должен быть тесно связан с головным мозгом, увеличивая его возможности, подобно компьютеру, встроеннному в организм человека. Невозможно отрицать, что ум Гитлера, Черчиля, Троцкого, Ходорковского, Березовского и многих подобных им людей, предельно изощрен и направлен исключительно на собственное обогащение и возвеличивание. Однако судьба их всех печальна из-за непонимания того факта, что харизматическому субпассионарию следует посвящать себя театру, а не политике. Дело в том, что театр – это то пространство, которое позволяет человеку прожить жизнь любого героя, но при этом не подвергаясь ни малейшему риску. Нужно всегда помнить, что инстинкт самосохранения у субпассионария преобладает над пассионарным импульсом, т.е. основным движущим мотивом у субпассионария является страх за свою жизнь, и чтобы сохранить свою жизнь, субпассионарий готов пойти на любую подлость и, прежде всего, на предательство. Любые действия, которые субпассионарию сохраняют жизнь, он признает допустимыми и приемлемыми с этической точки зрения. Вот как описывает Гумилев фазу, в которой к управлению этносом приходят субпассионарии.

«Характеризуя инерционную фазу, мы уделили много места анализу тех неблагоприятных изменений, которые в этой фазе происходят в отношениях этноса с кормящим его ландшафтом.

Но еще страшнее, пожалуй, те изменения, которые происходят внутри самой этнической системы в инерционной фазе. Ведь не надо забывать и о субпассионариях. А таковые всегда были. В фазе подъема они были совершенно не нужны и не ценились вовсе. Затем, во время акматической фазы, их использовали как пушечное мясо и ценили очень мало. А вот в инерционное, тихое время начинают возникать теории о том, что всякому человеку надо дать возможность жить, человека нельзя оставить, человеку надо помочь, надо его накормить, напоить, ну а если он не умеет работать, что ж – надо научить, а если он не хочет учиться – ну что ж, значит плохо учим. Словом, самое главное – человек, все для человека.

К концу инерционной фазы этногенеза они образуют уже не скромную маленькую прослойку в общем числе членов этноса, а значительное большинство. И тогда они говорят свое слово: «Будь таким, как мы!», т.е. не стремись ни к чему такому, чего нельзя было бы съесть или выпить. Всякий рост становится явлением одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идет снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция… Все продажно, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться…» (Лев Н. Гумилев «Конец и вновь начало», стр. 339).

Всякий российский человек легко узнает в этой картине отражение 90-х, когда, после сравнительно кратковременной эйфории, мы вдруг осознали, что являемся жертвами обмана и грабежа, и назывались все эти безобразия шоковой терапией. Позднее выяснилось, что субпассионариев, составивших ельцинскую гвардию, шоковая терапия не только не коснулась, наоборот, для них открылись колоссальные возможности, о которых говорится в интервью, данное министром гайдаровского правительства, создателем Альфа-Банка, Петром Авеном журналисту Дмитрию Быкову, и опубликованное в газете «24 часа» за № 19 (1703) от 10 мая 2018 года под названием «Без России нас просто не будет».В интервью Авен говорит лишь о евреях, думаю, и нам не следует выходить за эти рамки. И действительно, ельцинское правление очень напоминает ленинское правление. Как в ленинское правление, так и в ельцинское правление правительство преимущественно состояло из лиц, причисляющих себя к евреям. Почему причисляющих? Потому что этнос – это сообщество людей, объединенных идеей, а не способом производства. Иудейский этнос, согласно историческим источникам, включая и Библию, возник в XIII веке до рождества Христова, и уже в X веке до рождества Христова, в полном соответствии с теорией Гумилева, вошел в инерционную фазу, о чем свидетельствует распад царства Соломона. Инерционная фаза характерна отслоением этнического поля от этноса. Иными словами, иудеи попользовались запасами энергии египетского этнического поля всего 3 века. Вероятно, если бы Соломон сумел перевести иудейский этнос в последующую рабовладельческую формацию, история Ближнего Востока была бы иной, центр притяжения людей так и остался на Ближнем Востоке, остался бы в Израиле, а не переместился бы в Рим. Ни Вавилона, ни Персии просто не смогло бы возникнуть. Увы, это не произошло. Соломон не смог расплодившуюся армию идеологических работников заставить работать. Евреи не смогли удержать жар птицу в своих руках. Именно то будущее, которое ожидало Израиль, которое могло бы свершиться, и описывает основная масса иудейских пророков. Они видят прошлое, которое могло бы исполниться, но им кажется, что они видят будущее. Именно поэтому пророки видят, но не могут объяснить увиденное. Будущее увидеть возможно, но оно предельно кратковременно и возвращается исключительно по свершении в настоящем, т.е. будущее может видеть только один пророк, будущее возвращается исключительно реализовавшись в настоящем. А вот прошлое могут видеть несколько пророков и свидетельствовать, как им кажется, о грядущем будущем. Да, Израиль не смог стать Римом, но, безусловно, иудеи совершили громаднейший шаг в будущее всего человечества. Но трагедия иудейского этноса заключается в том, что они далекое возможное прошлое стремятся переместить в будущее. Прошлое, даже возможное прошлое, невозможно переместить в будущее. Так что же представляет собой современное еврейство, почему возникают личности, причисляющие себя к евреям, по сути не являющиеся евреями? На этот вопрос, правда, косвенно, но предельно откровенно и понятно дает ответ министр гайдаровского правительства, создатель Альфа-Банка, Петр Авен, данное журналисту Дмитрию Быкову, и опубликованное в газете «24 часа» за № 19 (1703) от 10 мая 2018 года под названием «Без России нас просто не будет».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)