Жизнь в наследство или Сеннинская Прохоровка. Глава 7. На минном поле

Сводки Советского Информбюро.

Оперативная сводка за 6 июля 1941 года.

Утреннее сообщение 6 июля.

В течение ночи на 6 июля продолжались упорные бои на Островском, Полоцком, Борисовском и Новоград-Волынском направлениях и на Бессарабском участке фронта.

На Борисовском направлении в течение вечера 5 июля шли упорные бои наших войск, перешедших в контратаку. Бои продолжаются.

Вечернее сообщение 6 июля.

Днем 6 июля продолжались крупные бои мотомеханизированных частей на ОСТРОВСКОМ, ЛЕПЕЛЬСКОМ И НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях.

НА ЛЕПЕЛЬСКОМ направлении в результате нашего контрнаступления развернулись сильные бои танковых частей. Во второй половине дня мотомеханизированные части противника, атакованные нашими танковыми соединениями, перешли к обороне.

У войны свои законы, жёсткие и беспощадные. Мгновения решают жить солдату или нет. Смалодушничал, всё – хана тебе. Испугался, но не растерялся, успел спрятаться, сманеврировал и, глядишь, ошеломлённый противник в чистую проигрывает.

Заглохший советский танк стоял на подмятой им пушке. Механик водитель в панике покинул машину и был захвачен в плен. Немцы ликовали от предвкушения очередной, пусть маленькой, но победы. Хотелось поскорее выкурить оставшихся членов экипажа и доложить командованию о захвате нового русского танка… Наиболее ретивые зашли в тыл и стали карабкаться на моторный отсек, чтобы добраться до башни и извлечь незадачливых русских, и, под одобрительное улюлюканье сослуживцев, пинками загнать в очередную колонну военнопленных.

Тем временем, в планы попавших в западню танкистов, сдача на милость врагу не входила. Михаил Михалёв подготовил двигатель к запуску и доложил:

— К запуску готов!

— Заводи!

Михаил нажал кнопку пуска, мотор взревел, выпустив клубы черного дыма. Немцы от страха брызнули, спотыкаясь, в разные стороны.

— Задний ход! – скомандовал командир.

Танк на больших оборотах медленно сполз с раздавленного орудия.

— Вправо разворот, — последовала команда.

Машина послушно крутанулась вокруг своей оси и плавно покатила.

— Полный вперед, — рявкнул лейтенант, — мы же моторный отсек подставляем.

Михаил увеличил скорость до предела и понёсся к своим. Только миновав поворот и скрывшись в лесу, все вздохнули с облегчением. Дубровин приказал:

— Сбавь обороты. Если остановимся и заглушим двигатель, завести вновь сможешь?

— Смогу.

— Тогда останавливайся. Глуши. Осмотреться нужно.

Остановились. Дубровин приоткрыл люк и выглянул. Где-то вдалеке гремели выстрелы. Вокруг них, в обозримом пространстве, царило относительное спокойствие. Более смелее лейтенант высунулся из башни. Осмотрелся в бинокль. Не обнаружив признаков опасности, успокоился.

— Ну, что, — проговорил он, — с боевым крещением. Только вот Егора жаль…

Жизнь в наследство или Сеннинская Прохоровка. Глава 7. На минном поле: 4 комментария

  1. Читается легко. Умело увязаны художественный вымысел автора и реальные боевые документы, а также информационные материалы военного времени. Некоторая сухость изложения вполне оправдана, ввиду отмеченного выше. Хорошо сделаны диалоги. Но самое главное это историческая правдивость материала и его актуальность. На фоне засилья различных шоу для дебилов типа — Кто дальше плюнет и т.д. этот голос чрезвычайно важен! Успехов!

  2. Владимир, спасибо за тёплые слова. Вымысел автора развит на воспоминаниях ветеранов войны. Все события я по крупицам собирал и дальше неоднократно прокручивал в воображении. Получается, что не зря.
    Творческих вам успехов.

  3. @ Светлана Тишкова:
    Добрый день, Светлана. Я стараюсь увязать художественное изложение событий с документальным подтверждением. Очень тяжело продвигается работа. материал приходится собирать буквально по крупицам.
    Спасибо вам, что уделили внимание моей работе. творческих вам успехов и вдохновения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)