Скамейка

Ее глаза сияли, от чего на душе одновременно потеплело и что-то сжалось. Я не понимала, что она хочет сказать своим взглядом, помимо благодарности и тепла. Облегчение от того, что мои эмоции не отвергли сменилось бременем непонимания и заставило оцепенеть. Я даже не до конца осознала тот миг, когда ее мягкие губы коснулись моих. Тогда меня в первый раз поцеловала девушка. Та Самая Девушка.

Я не ожидала, что она ТАК меня поймет. Но думала совершенно о другом. В тот момент я силилась понять свои эмоции. Мне было одновременно страшно и как-то… томительно больно, что ли.

Она обняла меня за шею и, не в силах сопротивляться, я обняла ее в ответ. В этот миг мир вокруг меня стал каким-то другим. Хотелось ликовать и биться в панике, но главное — не отпускать из рук это дивное создание. Она подняла голову. Глаза моей нимфы были полны слез, но губы, которые только что ввели бурю эмоций маршировать по моей душе, улыбались. Теплой, ласковой улыбкой. Не в силах сдержаться я поцеловала ее в ответ. Это был самый долгий и нежный поцелуй в моей жизни.

Мы так просидели до утра. Нимфа спала на моих коленях, а я не могла сомкнуть глаз. Не было сил поверить в то, что это реально. Ошибочно она полагала, что моя любовь к ней именно такая? Или ошибалась я? Так или иначе сейчас я была рядом с ней и не собиралась никуда уходить.

Утром я впервые коснулась губами не только ее губ. Однако смелости позволить ей коснуться меня никак не нашлось. Мне было более чем достаточно, видеть слышать и чувствовать то, как она откликается на физическое выражение моей любви. Я даже не снимала одежды. Мне казалось оскорбительным по отношении к ней. Потом я ее купала, как маленького ребенка. Пришлось снять душный свитер, благо под ним у меня была майка. Нимфа смеялась и все норовила затащить меня в воду… Никогда не забуду Ее вкус. Хотелось есть, но я никак не решалась, лишь бы смаковать этот момент вечность.

Так прошло еще какое-то время. Оставив спящую нимфу на том диване я ушла. Мысли понемногу приходили в порядок. И я была ей благодарна, когда оставшееся смятение прошло. Однако мне очень хотелось стать мужчиной. Я хотела дать ей настоящую семью… или себе? По крайней мере — простые и понятные человеческие отношения. Не то что бы я была против того что было между нами. Просто на тот момент я не могла этого понять и просто наслаждалась.

Через несколько дней она снова поймала меня на скамейке в парке. В этот раз я шла безропотно, крепко держа ее руку. Нимфа хотела сразу уложить меня в постель, но я не далась. Я не понимала, как ей объяснить свои чувства… но это чудо мне не дало. Всего на минуту выпорхнув из комнаты, она вернулась в одно лишь прозрачном шелковом халате. Я не могла налюбоваться ее тонкими хрупким телом и скромными изящными округлостями. Желание снова почувствовать этот непередаваемый вкус напрочь сорвал все тормоза, и я впилась губами в ее плоский мягкий живот.

Пока моя нимфа спала, я написала записку, что хотела бы выражать свою любовь как мужчина, но увы. После, скрепя сердце, добавила, что поэтому нам лучше не видеться.

Уйти мне не дали. Только я обулась, в прихожую ворвалась встрепанная и заплаканная девушка. Она смяла в руках записку и крепко обняла меня, не давая сделать и шагу, уверенно впихивая меня обратно. Потом мы молча пили чай у нее на кухне. Сейчас были нужны слова, как никогда, как воздух, но я выла не в силах разлепить губ. Нимфа о чем-то усердно думала, словно собиралась на что-то решиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)