Про любовь и не только

ПРОЛОГ.

Анна опаздывала… Сегодня с самого утра не везло: сначала сломалась кофеварка, потом не завелась «Шкода». Пришлось бежать на остановку и ловить маршрутку. Они обычно в это время шли переполненными и пролетали мимо. Водитель скрещивал над рулем руки, мол, все, мест нет, и жал на педаль. Ей удалось попасть только в третью и то, по счастливой случайности. Она оказалась первой перед открывшейся дверью. Ну, попасть, это мягко сказано. Анна с трудом втиснулась в салон и почти висела в воздухе, потому что места хватило только на одну ногу, а вторая просто повисла, не доставая до нижней ступеньки. На остановке, с трудом открыв дверь маршрутного такси, она почти вывалилась наружу едва удержав равновесие. Она поспешила к ресторану «Шехерезада», на ходу разматывая свой оранжевый шарф. Прическа от бега и весеннего ветра несколько растрепалась, а упрямый локон все лез и лез в глаза. Она успокаивала себя: «Ничего, еще немного, еще чуть-чуть… если получится, то дядя Боря  не заметит…» Но сегодня, как назло, опаздывать было нельзя…

Вчера позвонил клиент, пообещав очень большой заказ, и назначил встречу на утро. Он показался Анне большим занудой. Она в глубине души надеялась, что ей повезет, и он сам опоздает. «Вряд ли, вряд ли… Вчера, когда мы с ним договаривались о встрече, он мне не понравился. По голосу слышно, что сухарь и высокого мнения о себе… Даже не назвал себя… Прямо, мистер икс какой-то. Ни фамилии, ни имени, только время встречи изменить нельзя. Да еще просил не опаздывать, видите ли, он очень занятой человек, и у него все встречи рассчитаны по секундам. Уф… Вот и «Шехерезада»!»- облегченно выдохнув из себя воздух, Анна открыла дверь и влетела в вестибюль. Оглядевшись, еще раз облегченно вздохнула и почти бегом направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.

Много лет назад дядя Анны Борис Борисович и ее отец, взяв кредит в банке под залог своих квартир, открыли кафе «Шехерезада». Через полгода кафе стало пользоваться у горожан бешеной популярностью, скорей всего потому, что шеф-поваром в нем был настоящий араб, изумительно готовивший восточные сладости и кушанья арабских шейхов. Выплатив кредит, братья взяли еще один, превратив «Шехерезаду» в ресторан, а потом открыли сеть небольших уютных кондитерских и кафе по образу парижских бассари. Борис Борисович был человеком старой закалки и дисциплины. Сам никогда не опаздывал и требовал от остальных сотрудников того же. То, на что его брат Андрей Борисович мог посмотреть сквозь пальцы, у него считалось почти преступлением.

Дядя был очень недоволен, когда Анна после смерти отца, стала рьяно вникать в ресторанное дело, пытаясь что-то изменить в управлении. Отец не оставил завещания, а дядя не очень-то хотел делиться с Анной. Он мечтал выделить племяннице энную сумму, надеясь, что та, получив ее, бросит ресторан и начнет светскую жизнь, но очень ошибся. Хотя и теплилась у него где-то в глубине души, если она у него была, крохотная надежда, что Анне скоро надоест, и та оставит это «грязное» дело, полностью передав бразды правления ему и забыв дорогу в ресторан. Все равно весь бизнес находился под его контролем и вряд ли когда-нибудь  достанется кому-то другому. Но прошел год, а Анна только-только вошла во вкус и бросать ничего не собиралась.

-Анна! Ты опять опоздала, — раздался откуда-то с боку возмущенный голос Бориса Борисовича, показавшийся ей в этот момент громом среди ясного неба, только молний не хватало.

Она остановилась и виновато посмотрела на него:

-Доброе утро, дядя! Простите…

-На работе я тебе не дядя. Просил же,- строго ответил он. — Что у тебя сегодня случилось? Землетрясение или наводнение? А может шторм или тайфун? Может, опять котенка с дерева снимала?- с раздражением спросил он. — Если мы из-за твоей халатности потеряем этот заказ, я тебя, видит Бог, не прощу, и, наконец ты согласно нашему договору, покинешь «Шехерезаду». Может хоть тогда найдешь  женское занятие, а еще лучше выйдешь замуж.

-А Вы не боитесь, если я выйду замуж, то Вам, дорогой дядя, придется разделить бизнес?

Борис Борисович от ее слов поперхнулся. Откашлявшись, он сказал:

-Николай тебя любит. И это ты знаешь. Чем он тебе не партия? Не пойму. Пора уже определиться. Еще немного, и ты даже моего сына не вдохновишь на женитьбу. У тебя с годами стал портиться характер.

-Дядя Боря, дядя Боря, ты же знаешь, что за Николая я никогда не выйду замуж. Это обсуждалось за последний год и не раз. И хватит с меня одной неудавшейся попытки,- притворно сочувствуя, ответила Анна. – А делиться все равно придется.

— Не отдам!- закричал Борис Борисович.

-Не нервничайте так! Или есть причина?- Анна  задала вопрос и внимательно посмотрела в глаза Бориса Борисовича, наблюдая за его реакцией.

Он вдруг положил руку на сердце, его лицо перекосилось, как от невыносимой боли:

-Анна, ты не понимаешь!  Если сорвешь встречу, то нам устроят такую антирекламу, что можно будет закрывать ресторан. Да что там ресторан, наш бизнес накроется медным тазом. Иди, тебя уже минут десять ждут! Я удивляюсь, почему он из-за твоего опоздания не захотел поменять ресторан?! Зачем олько с тобой хочет обговорить вопрос предстоящего торжества, не со мной, а с тобой?..- Борис Борисович махнул рукой, будто давая знать, что разговор окончен, и, справившись со своим гневом,  удалился в  кабинет.

Анна стремительно поднялась по лестнице и, скинув на ходу плащ, вошла в кабинет. На диванчике сидели миловидная с кукольным лицом лет восемнадцати девушка и пожилой мужчина в очках, внимательно читавший какие-то бумаги. У окна спиной к входной двери стоял высокий брюнет с короткой стрижкой и спортивной фигурой. Он одной рукой опирался о стену, а пальцами другой нервно барабанил по подоконнику, будто играл на пианино.

-Доброе утро, господа!- изобразив на лице доброжелательную улыбку, произнесла Анна. -Я прошу…

-Вы опоздали! Впрочем, это в вашем стиле отменять уже назначенные встречи, — перебив, съязвил стоявший у окна мужчина, не поворачиваясь в сторону собеседницы.

-Я хотела извиниться за опоздание, но Вы мне не дали этого сделать, — как можно вежливей ответила Анна.- Простите, а почему Вы сказали, что  это в моем стиле?..

-Однажды вы умудрились отменить собственную свадьбу…- холодно заметил он. — Вы помните этот факт своей биографии?

-Не понимаю, что Вы хотите этим сказать? — растерялась Анна, но,  взяв себя в руки, продолжила: — Мы с вами знакомы? Не припомню такого факта… из своей биографии…

-Да неужели? — удивленно воскликнул мужчина и обернулся. -Как коротка женская память!

-Я ничего и никогда не отменяла. Это какая-то нелепая ошибка.  Меня никто не захотел слушать, а Роман вообще улетел…-пролепетала Анна.- Вы Илья, его старший брат?

-Узнали. Вижу, что узнали… — заметил он с ехидцей. — Нет, вся наша семья очень хотела знать тогда правду… десять лет назад, а сейчас уже не важно… Я даже читал вашу бредовую записку. Роман мне все рассказал. Конечно, бедный студент после института не пара принцессе, дочери короля рестораторов. Но есть простые, добрые девушки, что не считают зазорным выходить замуж за простых, нормальных парней, не из-за денег, а по любви.

— Я не знаю, что Вам рассказал Рома, но это, вы, верно заметили, не важно сейчас. Я рада, что мой мнимый отказ не оставил в его тонкой и ранимой душе какого-либо глубокого следа, а у него все сложилось. Кажется даже ребенок родился, — съязвила Анна.

-А Вы думали, что он, посыпав голову пеплом, уйдет с горя в монастырь?… Впрочем, не ваше дело,- Илья сказал это так, что Анна почувствовала лютый холод, исходящий от него. — Роман умер пять лет назад.

-Извините, я не знала…-прошептала она.

-Да где уж Вам знать,- ехидно заметил Илья.- Париж, Милан, Лондон, Рим и снова Париж.

— Простите, но я живу, так, как хочу.

-Где же было бедному студенту обеспечить своей любимой такую жизнь?!- ухмыльнулся Илья.

-Не Ваше дело! – возмутилась Анна, но справившись с собой, спокойно сказала: —  И так, либо мы вернемся к нашим баранам, либо дверь «Шехерезады» всегда открыта в обратном направлении.

-Что? — не понял Илья, а когда смысл сказанного дошел до него, он засмеялся:- Если я уйду, то  ваш дядя этого точно не простит.

-С дядей мы как-нибудь разберемся по-родственному, — улыбнулась Анна. — Господин Макаров, значит Вы не желаете поменять ресторан? -с вызовом спросила она.

-Нет, я желаю, чтобы банкет прошел именно в «Шехерезаде», — он ухмыльнулся. — Моя сестра выходит замуж. Я хочу, чтобы все было на высшем уровне и запомнилось на всю жизнь.

-Мы сделаем все возможное, чтобы банкет удался, — пожала плечами Анна.

-Надеюсь, милочка…- ухмыльнулся он.

-Я вам не милочка…- фыркнула она.

-Хотите, чтобы я назвал Вас кошечкой или зайкой? – с сарказмом спросил он. — Я хочу, чтобы вы выполнили кое-какие условия…

— Какие именно?- удивилась Анна.

Но раздался телефонный звонок, и, извинившись, Илья ответил на него:

-Через двадцать минут буду, —  посмотрев на Анну, как великан на пигмея, промолвил: — С ними вас ознакомит мой дядя… Лев Николаевич, прошу, а я спешу, — Илья мельком взглянул на часы, и, потрепав по плечу сестру, поцеловал ее в щеку.- Леночка, будь умницей. Дядя Лева все сделает правильно. И слушайся его.

-Хорошо, — ответила Елена.

-А у вас, госпожа Терентьева, есть три недели для составления меню, программы и что там еще полагается, — он вышел, хлопнув дверью.

Лев Николаевич начал объяснять, что они хотят и какой должна быть программа вечера. Делал он это монотонно и нудно, что Анна вскоре перестала слушать и улетела мыслями так далеко в свое прошлое, что все события тех лет пролетели перед ней, как кадры кинофильма о ней самой.

-Милочка, вы меня совсем не слушаете, — вдруг возмутился Лев Николаевич. — Я вас третий раз спрашиваю, что вы думаете вот об этом пункте, а вы молчите. Буду вынужден доложить Илье Сергеевичу, что вы совершенно не заинтересованы ни в обсуждении проекта вечера, ни в гонораре за него.

-Простите, я задумалась… об этом самом пункте. Думаю, что вы предлагаете хорошо, но банально… Все уже когда-то было.

-Не надо экспериментировать, есть много интересных проверенных сценариев, — Лев Николаевич многозначительно посмотрел на Анну.

-Вы можете оставить все ваши бумаги, я их изучу, а если возникнут вопросы, то перезвоню для консультации, — улыбнулась Анна.

Он глянул на часы и вдруг  согласился:

-Хорошо, вот моя визитка, — Лев Николаевич протянул ей прямоугольную картонку с лаконичной надписью «Вице президент холдинга «Строймаш Альянс» Макаров Л. Н.»

Про «Строймаш» она кое-что слышала, но никогда не думала, что это семейный бизнес Макаровых. Хотя, когда она познакомилась с Романом, Илья был где-то на Севере. Анна даже не подозревала о его существовании. В семье не очень любили о нем говорить, хотя тот ничего не сделал такого, что могло навлечь на него гнев родственников. Просто Илья не продолжил семейную династию строителей, как его отец, дед, прадед, а поступил в Бауманку, окончил факультет геологоразведки, после чего уехал на Север. Роман оказался более покладистым, чем старший брат — он сделал, так,  как хотел отец.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Отец Анны, Терентьев Андрей Борисович, знал, что такое бедность. Он был одним из подающих большие надежды студентов на курсе, получал повышенную стипендию, но без помощи родителей на нее было просто не прожить.  У него была только старенькая бабушка, которой самой требовалась помощь. Андрей по ночам разгружал вагоны, а потом прикорнув, в лучшем случае, пару часов, бежал на лекции. С Алисой он познакомился на какой-то студенческой тусовке. Это была любовь с первого взгляда. Они поженились сразу, как только он получил диплом. Алиса прошла с ним все от начала до конца — от бедности до богатства, но светской дамой так и не смогла стать. Да и дочь Андрей Борисович воспитывал не в неге и праздности, хотя считал, что у нее должно быть все  лучшее. Она и имела это  лучшее.

В доме у них не было домработницы. Алиса все делала сама, а со временем, и  Анна стала ей помогать. Андрей Борисович никогда не кичился своими успехами в бизнесе и не рисовался перед знакомыми достатком, машинами, домами. Анна с детства была приучена к труду, умела готовить, могла себе сшить все, или почти все, что хотела, а чувство вкуса у нее было врожденным. Когда приезжала из Лондона на каникулы, то работала простой официанткой в «Шехерезаде» и, кроме Бориса Борисовича никто не знал, что она дочь совладельца ресторана. Но в последнее лето перед окончанием университета правда выплыла наружу, а причиной стало знакомство Анны с Романом.

Борис Борисович с того момента, как Анна отказалась выйти замуж за его приемного сына Николая, честно говоря, ее не просто недолюбливал, а терпеть не мог. Рухнула голубая мечта дяди Бори объединить обе половины бизнеса и прибрать в одни руки. Но он не оставлял надежды, что подвернется случай, и Анна все-таки примет предложение Николая, потому что ей просто будет некуда отступать. Брат Андрей был слаб здоровьем, и часто болел.

Но случайное знакомство Анны с Романом Макаровым спутало дядины планы.

В тот день у Анны все валилось из рук. Она уронила поднос с горячим для компании молодых людей, несколько раз перепутала заказы… «Господи, да что же это такое… Даже в первый день работы такого не случилось…»

Борис Борисович строго следил за тем, что происходит в зале и, заметив, что у Анны возникло несколько конфликтных ситуаций, вызвал к себе.

-Анна, что происходит?

-Простите, дядя Боря, папу увезли в больницу.

-Почему сразу не сказала? А я его жду. У меня много документов на подпись.

-Он просил никого не волновать зря…

-Что с ним?

-Не знаю… Вдруг стало плохо, потерял сознание. Врач предполагает инфаркт… Мама сейчас у него в больнице. Отпустите меня, пожалуйста.

-Предполагает, это не значит, что инфаркт. А кто будет в зале работать? Я что ли?  Если что-то серьезное, то Алиса уже несколько раз позвонила бы. Иди, иди, в зале нет свободных мест. Официантки зашиваются. Твою учебу в Лондоне надо же оплачивать с чего-то,- жестко заявил Борис Борисович.

Анна вышла в зал и тут же столкнулась с парнем. Он начал извиняться. Заметив опухшие от слез глаза девушки, участливо поинтересовался:

-У вас все хорошо? Вы чем-то расстроены.

-Нормально все. Я готова принять Ваш заказ,- справившись со слезами, — ответила Анна.

-Мой заказ? Хорошо! Я заказываю, чтобы Вы улыбнулись.

-Увы, этого блюда нет в меню,- ответила она.- Закажите что-нибудь другое.

-Нет, только ваша улыбка может спасти мое раненное сердце,- полу шутя, полу серьезно ответил Роман.

Анна не успела ему ничего сказать, как неожиданно рядом появился Николай и, подхватив ее под руку, увел.

Когда Анна вышла вечером из ресторана, у служебного входа ее ждал Роман. Протягивая букет, с улыбкой сказал:

-Привет! — он протянул руку. -Роман… Я не знаю, какие цветы ты любишь, но мне показалось, что фиалки  точно должны понравиться.

Анна сначала опешила, а потом взяла букет:

— Спасибо! Мне фиалок еще никто не дарил. Они очень милые.

— Я рад, Аня, что они тебе понравились,- ответил Роман.- Не смотри на меня так удивленно. Все просто! Имя я прочитал на твоем бейджике. Можно тебя проводить?

-Можно,- согласилась она.

Они только успели пройти метров десять, как на дороге раздался визг тормозов, и дорогая иномарка остановилась рядом с ними. Стекло медленно опустилось, и Анна увидела разгневанное лицо дяди.

-Анна, в машину,- приказал он.

-Борис Борисович, но я…

-Анна, я сказал – в машину,- прервал он и вышел. – А вы, молодой человек, не имейте такой привычки приставать к девушкам на улице.

— Борис Борисович, Роман не приставал ко мне. Он предложил проводить. Дядя, я уже взрослая. Может, хватит меня контролировать? Даже папа такого тотального контроля себе не позволяет.

-Я не контролирую, а стараюсь защитить тебя от этого жестокого мира, от ошибок, которые ты можешь совершить в силу своего юного возраста. Едем к отцу в больницу. Алиса звонила, что он пришел в себя.

Анна пожала плечами и развела руки, будто извинялась перед Романом за эту сцену:

-Пока.

-До встречи,- улыбнулся он.

Анна села в машину, а Борис Борисович подошел к Роману и что-то ему сказал. Роман с вызовом ему ответил, и, сунув руки в карманы брюк, направился по проспекту в сторону метро.

Анна взволнованно спросила Бориса Борисовича:

-Что вы ему сказали?

-Что надо, то и сказал, — пробурчал тот.

Пока ехали до больницы они не проронили больше ни слова. После свидания с отцом, Борис Борисович отвез Анну и Алису  домой. Доктор категорически запретил Алисе оставаться в холле перед палатой. Он просто потребовал, чтобы до утра они покинули пределы больницы. Борис Борисович уговорил Алису и Анну поехать домой, а утром пообещал отвезти к Андрею. Ради этого он даже остался у них ночевать.

После ужина Анна ушла к себе, но, вспомнив, что в зале забыла книгу, вернулась. Она стала невольным свидетелем странного разговора между дядей и матерью.

-Нет, он имел наглость заявить, что сам решает с кем ему встречаться. Сопляк. Голытьба! Студент! Как он смел…

-Борис,  вспомни, когда мы с Андреем познакомились, кем он был,- сказала Алиса.

-Нет, но у Андрея уже были перспективы! Он работал над проектом, а тут ни сном, ни духом. Нет, он, наверное, узнал, что Анька дочь совладельца ресторана. Ты думаешь, ему она нужна? Нет, ему нужны деньги ее отца, наш бизнес. Женитьба на Аньке – это самый лучший вариант поправить свое финансовое положение, если оно отсутствует.

-Борис, с чего ты взял, что они собираются пожениться? Наша девочка совсем не дурочка. Понимает, что ей еще доучиться надо. А ты  оставь свои буйные фантазии в покое, — погладив руку Бориса, ответила Алиса.

-Но мы же с Андреем хотели наших детей поженить, чтобы не делить бизнес. Нет, вот Андрей поправиться, я его потороплю. Надо быстрее решать со свадьбой Анны и моего Николая.

-Борис, а что ты будешь делать, если Анна не согласится? Вдруг у нее к этому юноше какие-то чувства? — взволновалась Алиса.

-Знаешь, стерпится – слюбится,- жестко произнес Борис Борисович. — Мы с братом так и хотели, чтобы Николай женился на Анне. Тогда нашему бизнесу ничего не угрожает.

-Борис,  Анна к Николаю относится как к брату. Она совсем его не любит.

-Любит, не любит, подумаешь какие сантименты. Нам бы их поженить, а потом все придет. Николай-то обожает вашу Анечку, пылинки сдувает, все ее прихоти и капризы готов терпеть,- возразил Борис Борисович. – Дай бог, чтобы Андрей оклемался, а там…

-Боря, ты не понимаешь, но Аня не любит твоего приемного сына, и вряд ли полюбит. Он для нее просто друг.

-Это  не важно. Отцу Анна не сможет отказать, не захочет волновать.

Услышав это, Анна сначала хотела войти в комнату и крикнуть им,  что никогда не будет женой Николая, но, опомнившись, отдернула руку от  двери, и убежала к себе наверх. Она не смогла уснуть. До утра ее мучили страшные мысли: «Если папа дал слово дяде Боре, что  выдаст ее замуж за Николая, то так и будет,»- сокрушаясь, думала Анна.  Он никогда не брал назад данное слово, будь то партнер, брат или ребенок.  Анна не могла поверить, что отец может так жестоко поступить с ней. Николай был хорошим, добрым парнем. Он знал, что Борис Борисович и Кира Викторовна не его родители. Они в прямом смысле слова нашли его в капусте. Своих детей у них не было. Они усыновили найденыша. Было проведено расследование, но следователю не удалось найти настоящую мать малыша, оставившую его на краю поля с капустой.

На следующий день вечером Роман опять встретил Анну у ресторана. Дядя занимался бухгалтерией целый вечер, и ему некогда было следить за племянницей. Роман проводил Анну до больницы, где она узнала о состоянии отца. К  большому огорчению, ее не пустили к нему, объяснив, что уже поздно и больной спит. Роман дождался Анну у входа в больничный парк. Они посидели на скамейке под старым каштаном. Анне было очень легко и просто говорить с Романом. Казалось, что они знакомы много-много лет. Пошел дождь. Роман снял с себя джинсовую куртку и накинул на плечи Анны, но она все равно промокла до нитки. Он поймал такси и отвез Анну домой. Прощаясь, Роман первый раз поцеловались.

Дома ее встретила обеспокоенная мать:

-Аня, я не могла до тебя дозвониться! Разве так можно?

-Мамочка, прости, сел телефон. Мы заходили к папе, но меня не пустили.

-Что значит мы? Ты была с Николаем?- поинтересовалась Алиса.

-Мама, нет. Я была с Ромой. Он такой, такой… Я не знаю, как сказать, что я к нему чувствую.

-Может это любовь?- вдруг спросила Алиса.

-Мама, я еще до конца не поняла, что со мной происходит. Но мне кажется, без него я не могу жить, дышать.

-Знаешь, когда я встретила твоего отца, себя чувствовала точно так же. Без Андрея мне не хватало воздуха. Это любовь, дочка,- Алиса прижала к себе Аню. – Я рада за тебя. Что ты встретила свою половинку. Это случается так редко в этой жизни.

-Мама, это правда, что папа хочет меня и Николая поженить?

-С чего ты взяла?- удивилась Алиса.

-Прости, но я слышала ваш разговор с дядей Борей.

-Глупости! Он что-то себе придумал и теперь живет этими фантазиями. Наш папа мудрый человек и никогда не пойдет против счастья своей единственной и любимой дочери. Борис Борисович просто помешан на семейном бизнесе. Отдать ему должное, слишком тяжело все начиналось в девяностые. Он поддержал папу, вложил свои деньги. Был мозговым центром. Они вместе не спали ночами, охраняли помещение «Шехерезады», когда было нападение на ресторан. Здание пытались поджечь. Слишком  лакомый кусочек. Посмотри сама, в центре города, рядом большие и дорогие магазины, музеи, туристические автобусы стоят рядом. Так что повоевать пришлось.

-А я этого не помню,- удивилась Анна.

-Ты была совсем крошкой. Дядя Борис бывший военный. Он смог   организовать службу безопасности нашей ресторанной сети. Папа экономист. Он составлял проекты, планы, а вся их реализация лежала на плечах брата. Его связи, большой круг знакомых. Так что  его понимаю, почему он хочет сохранить наше дело в одних руках.

-Мама, но я никогда не любила Колю, даже не давала повода. Да, мы играли в детстве вместе, но это все осталось там, в песочнице. Мы друзья, и он это знает. Я совсем не чувствую к нему того, что у меня есть к Ромке. Я бы очень хотела, чтобы вы познакомились с ним.

-Вот папа поправится, и тогда мы пригласим твоего Ромео в гости. Он где-то учиться?

-Да, в строительном. Ромка будет строить когда-нибудь большие заводы. Он, как и я, перешел на последний курс, — воскликнула Аня и поцеловала мать.- Рада, что ты поддержала и поняла меня. Я так переживала из-за вашего разговора.

-Ты же знаешь, что подслушивать плохо,- пожурила дочь Алиса.

-Но так получилось,- потупив глаза, прошептала Аня.

-Знай, наш папа никогда не будет против твоего выбора.

-Но дядя Боря, сказал, что папа обещал…

-Борис сказал глупость. Папа обещал, что ты, если полюбишь Николая, то он будет рад. Борис все не так понял, или понял, как ему нравится. Отсюда и эти фантазии,- усмехнулась Алиса.

-Уф… Ты меня успокоила, мамуля. Я вас с папой люблю!

-Больше своего Ромки?- спросила Алиса.

-Мама, это две разные любви!- воскликнула Аня.- Их нельзя сравнивать.

-Ладно, ладно, я пошутила,- успокоила дочь Алиса.

Прошло три недели. Андрея Борисовича выписали из больницы. Он чувствовал себя хорошо, и Аня решила поговорить с ним о Романе.

Отец внимательно выслушал дочь и сказал:

-Ну, если любовь, то зови парня в гости. Через два дня мы с матерью едем на дачу.

-Хорошо, папа!- обрадовалась она.

-Ты раньше времени не радуйся. Я ведь мудрее тебя, меня не обманешь. Ведь пойму, что или кто ему нужен. Так что, смотри дочка, спуску ему не будет

-Ты ему еще испытание устрой, как в сказках,- засмеялась Аня, пытаясь разрядить обстановку и успокоить отца.

-И устрою, не сомневайся,- строго взглянув на дочь, ответил Андрей Борисович.

-Папааа, какая разница, мне же за него замуж выходить, а не тебе,- воскликнула Анна.

-Тебе выходить, а мне смотреть, как моя любимая дочь мучается, и считать себя виноватым, что не остановил, не уберег,- возразил Андрей Борисович.

-Ну почему, я должна страдать? Я же его люблю! Хорошо, мы с Ромкой приедем на дачу в субботу.

-Вот и славно,- согласился отец.

В субботу Аня и Роман приехали на дачу. Андрей Борисович протянул руку для рукопожатия Роману:

-Андрей Борисович. Рад знакомству.

-Роман. Я тоже рад,- ответил в тон ему Роман.

Алиса увела Аню на веранду:

-Пусть мужчины без нас пообщаются.

Андрей Борисович пригласил Романа пройти в беседку и заняться шашлыком:

— Никогда не доверял шашлык женщинам. Считаю это сугубо мужским занятием.

Роман помыл руки под рукомойником и принялся помогать Андрею Борисовичу. Сначала они делали это молча, но потом Андрей Борисович задал ему вопрос:

-Может я, конечно, спешу, но хотел бы знать, как вы, молодой человек, относитесь к моей дочери?

-Я люблю Аню,- просто ответил Роман.

-Так, так, так… Любишь? Хм, Ты знаешь кто я?

-Знаю.

-Тогда, другой вопрос. А если я Анне не дам ничего в приданое, ты так же ее будешь любить?- хитро прищурив глаз, спросил Андрей Борисович.

-А мне все равно дадите вы ей приданое или нет. Через год я получаю диплом. Меня уже пригласили в проектное бюро на хороших условиях. Так что мы с Аней голодными и холодными не будем. Аня очень умная и трудолюбивая девушка. Вон она как на каникулах в вашем ресторане наравне со всеми вкалывает.

-За что ты любишь мою дочь?- не унимался Андрей Борисович.

-Разве любят за что-то?- удивился Роман. – Мне с ней легко. Не только говорить, но и молчать приятно. Я знаю, что она есть.

-Ладно, оставим этот разговор. Идем жарить шашлык. Скоро еще родственники подъедут. У нас сегодня семейные посиделки, — потом вдруг добавил: — Роман, только дай слово, что пока вы не получите дипломы, ты торопить Аню не будешь. Хорошо?

-Я не буду, но это решать Ане,- ответил Роман, беря шампуры и направляясь к мангалу.

Минут через двадцать приехали Борис Борисович с Николаем.

Появление Романа на даче  Бориса Борисовича совсем не обрадовало. Он ходил хмурым, а через час, извинившись и сославшись на дела, вовсе уехал.

Молодежь, посидев еще с час за столом,   ушли гулять по поселку.

Вечером Николай, собираясь уезжать, предложил подвезти Романа в город, но Аня была категорически против. Роман остался на даче. Когда родители ушли в дом, то Анна поманила за собой Романа. Они подошли к старому дубу.

-Рома, там среди ветвей спрятана веревочная лестница. Попробуй, достань ее.

Он скинул лестницу и полез по ней вверх. В метрах трех от земли в густой листве был спрятан небольшой домик. Он протянул руку и помог Ане забраться в него.

-Знаешь, Ромка, в детстве это было моим тайным убежищем. Я здесь пряталась от папы. Он у меня очень строгий.

-Я заметил,- прижимая к себе Аню, согласился Роман.

-А еще, я здесь пряталась от Николая.

-Короче, ты здесь пряталась от всех и вся.

Пошел теплый летний дождь. Они просидели в домике на дубе до рассвета, мечтая о совместном счастливом будущем. Вернувшись на дачу, застали хлопотавшую у стола Алису. Она разливала по кружкам парное молоко.

-Вот соседка принесла. Как раз к горячим булочкам, — увидев Анну и Романа, сказала Алиса.- Налетайте! Сейчас и папа придет.

Прошел месяц после знакомства Романа и родителей Анны. За это время они лучше узнали его. Андрей Борисович уже не сомневался в том, что Анна сделала правильный выбор. Роману и Анне оставалось пройти последнее испытание для их чувств разлуку. Анна в конце августа улетела в Лондон. Они писали друг другу трогательные сообщения, часто болтали по скайпу.

Но не было предела их радости, когда, наконец, Анна вернулась домой. Прямо в аэропорту Роман сделал Анне официальное предложении стать его женой. Она, не раздумывая и секунды, согласилась

Андрей Борисович и Алиса были очень рады за дочь. Алиса занялась подготовкой свадьбы. Тогда-то и произошла первая и единственная встреча Анны с Ильей, братом Романа. Он ей не понравился, а она ему. Илья приторно улыбался и называл Анну золотой молодежью нового века, которая привыкла только брать и получать все готовенькое, ничего не отдавая. Она не хотела ввязываться с ним в полемику, старалась не подходить к нему ближе, чем на десять метров, но он всегда оказывался рядом со своими язвительными шутками и колкостями.  Все успокоилось, когда Илья уехал, не пожелав остаться на свадьбу брата.

Настал день бракосочетания Романа и Анны. Все было готово: приглашения разосланы, ресторан украшен живыми цветами, повара превзошли себя, ведь выходила замуж дочь хозяина, играла музыка.

Когда Роман не приехал в назначенное время, Анна стала ему звонить, но его телефон был отключен. В голову лезли разные мысли одна страшнее другой. Но Роман не появился и у Дворца бракосочетания. Родители и друзья начали беспокоиться, а Анна совсем потеряла голову. Андрей Борисович был мрачнее грозовой тучи, а Алиса пыталась успокоить дочь. После часа ожиданий Андрей Борисович попытался усадить Анну в машину и увезти домой.  Она вырвалась из его рук и выскочила на дорогу. Отец хотел ее остановить, но Анна села в первый остановившийся автомобиль. Она не помнила, как подъехала к дому Романа, как бежала по лестнице на третий этаж, стучала в дверь, которую долго не открывали. В конце концов, дверь приоткрылась. Анна не видела человека, который стоял в проеме, так как в прихожей и на лестнице было темно, но только услышала:

-Уходи, тебя здесь не ждут. Роман улетел к брату.

-Я ничего не понимаю. Но почему?- Анна расплакалась.

-Ты тут не разводи сырость, сама виновата. Ты же написала ему, что свадьбы не будет, ты любишь другого человека.

-Я ничего ему не писала. Это ошибка.

-Никакой ошибки нет. Вчера поздно вечером принесли записку. Роман сразу же и улетел к Илье в Нижневартовск,- бесстрастно вещали из-за двери.

С Романом она больше не виделась. До нее доходили обрывки слухов о нем, но Анна старалась внушить себе, что это ее больше не касается. Сначала она хотела выяснить, почему он так поступил, но после еще одной неудачной попытки встретиться с ним, уехала по настоянию отца в Париж, где прожила почти восемь лет. У нее была замечательная  работа в дизайнерской фирме, она полностью не зависела от родителей, пока не случилось несчастье с родителями. Отец на скользкой дороге не справился с автомобилем и вылетел на встречную полосу, попав под проезжающий груженый лесовоз. С ним в машине была и мама. Они погибли на месте.

Целый год Борис Борисович  не подпускал Анну к работе в семейном бизнесе. Как позже выяснила Анна, из кабинета отца пропали все важные документы. Дядя Борис разводил руками, мол, ничего не знаю, я ни я и хата не моя. Анне удалось настоять и  занять место отца. Борис Борисович был очень зол, но ему пришлось смириться с настойчивостью племянницы.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

Анна целый месяц с утра до вечера была занята подготовкой свадебного банкета для сестры Ильи Макарова. Она крутилась, как белка в колесе. Илья был очень щедр и не жалел денег. Счета подписывал быстро, хотя и проверял их лично. В назначенный день банкетный зал в «Щехерезаде» было не узнать: он был украшен гирляндами роз и орхидей, столы ломились от изысканных блюд. Отдав последние распоряжения, Анна собиралась покинуть ресторан до наступления торжества, но ей этого не удалось сделать. На выходе ее встретил Илья и крепко взял за руку:

-И куда это мы собрались? Вы решили уйти? Тогда кто будет отвечать за соблюдение протокола? Вы читали наш договор?

-Сколько вопросов сразу, — устало вздохнула Анна.- Что Вы от меня хотите? Я, как проклятая, целый месяц занималась только этой свадьбой века. И когда она должна состояться, не могу пойти и отдохнуть.

-Нет, не можете. Вы должны все довести до конца. Так что идите и руководите, чтобы никто ничего не напутал и не испортил,- приказал Илья.

Она была вынуждена вернуться, успокаивая себя тем, что это последний день, а потом Илья просто исчезнет из ее жизни навсегда. И тогда она забудет все, что было связано с этой семейкой.

Банкет удался на славу. Илья поблагодарил  Бориса Борисовича за хорошую организацию банкета. Анну, он не то, что не замечал, он просто не видел в упор.  Борис Борисович на радостях, что все удачно прошло, даже разрешил Анне взять пару выходных. Она их провела на старой любимой даче.

После смерти родителей Анна ничего там не меняла. Все осталось так, как было при их жизни. Иногда казалось, что  откроется дверь и войдет мама, накинет на плечи палантин, небрежно лежащий на подлокотник кресла, или отец с газетой в руках, внимательно осмотрит комнату и спросит: «Алиса, ты не знаешь, где я мог оставить очки?»

Анна надеялась, что эта история с семейством Макаровых закончилась навсегда, но очень сильно ошиблась. Выйдя на работу после выходных, она заметила, что Борис Борисович чем-то очень встревожен. Когда  Анна зашла к нему в кабинет, то он даже не сразу заметил ее присутствие. На столе были свалены горой   толстые папки с документами. Анне показалось, что когда он ее заметил, то очень обрадовался:

-Анна, ты где пропадала эти два дня? Мы не могли до тебя дозвониться.

-Дядя, ты же  сам распорядился о двух выходных. Я была на даче.

-Ах, да, да, выходные,- рассеянно сказал Борис Борисович. Потом неожиданно схватил Анну за руку и взмолился:- Анна, только ты можешь спасти все, что у нас есть. Только ты можешь спасти от краха наш семейный бизнес. Он же не только мой, но и твой. Помоги!

-Дядя Боря, что я могу сделать? Чем помочь? Разве в нашем деле что-то от меня зависит?

-Конечно, зависит…

-Что я должна сделать?

-Ты должна выйти замуж…

-Дядя, я думала, что этот вопрос по поводу моего замужества с Николаем закрыт,- перебила его Анна.

-Нет, не за Николая. Ты должна выйти замуж за Илью Макарова,- с каким-то надрывом в голосе, произнес Борис Борисович.

-Что? Это шутка? Тогда это очень плохая шутка, дядя,- вспылила Анна.- Этому никогда не бывать!

-Если ты этого не сделаешь, то тогда нашему делу, делу твоего отца, придет конец, — с трагическим выражением на лице произнес Борис Борисович и закрыл лицо руками. – Я очень виноват перед тобой и памятью брата.

-Но все же было хорошо два дня назад. Макаров был доволен…

-Ты не знаешь самого главного!- закричал дядя. – Николай влез в долги, очень большие долги. Чтобы его спасти я заложил большую часть наших кафе и «Шехерезаду», чтобы взять огромный кредит. Надеялся, что смогу постепенно выкупить, но у меня не получилось. Мы почти банкроты. Макаров, подлец, выкупил весь долг у банка, а теперь предъявляет счет – плати или…

-Что или? – не поняла Анна.

— Или ты станешь его женой,- произнес Борис Борисович и бухнулся перед Анной на колени. –Я… Мы с братом в это дело вложили свою душу, силы, деньги. Мы ночами не спали. А я его загубил…

-Нет, дядя, я не могу выйти за него замуж. Я его не люблю. Он мне отвратителен!- закричала Анна.- Вы хотите меня продать за долги? Я лучше пойду мыть полы, чем это сделаю.

-Анечка, ты подумай о своей тете, о нас… Как же мы будем жить? Это же дело твоего отца. В память о нем! Прошу тебя, согласись!

-Это Илья просил со мной поговорить?

-Нет, его  адвокат. Он передал от него письмо и брачный договор. Вот,- и Борис Борисович протянул ей папку с бумагами.- Это только на три года. Если у вас через три года не родится ребенок, то ты сможешь получить развод. Только три года, только три года, — увещевал ее Борис Борисович, вытирая носовым платком выступивший пот на лбу. – Ты думаешь, мне легко дается этот разговор. Я всегда любил тебя, как дочь. Хотел, чтобы ты стала женой Николая, но ты его отвергла, может и хорошо, что не приняла его предложение. Только ты можешь спасти нас от разорения.

-Я никогда не выйду за него замуж,- выбежав из кабинета Бориса Борисовича, Анна хлопнула дверь.

Вслед ей полетело что-то тяжелое, и раздался крик дяди:

— Дура, ах какая же ты, дура… Мы все пойдем на вокзал жить… Мы теперь никто! Ради больной тетки ты примешь это предложение. Она всегда была добра к тебе! Я сказал!  Ты выйдешь за него замуж.

Анна металась в своем кабинете из угла в угол, ругая дядю, проклиная Илью, который, видимо, решил таким образом отомстить ей за брата. Хотя она точно знала, что ни в чем не провинилась  перед Романом.

Вдруг дверь кабинета распахнулась и на пороге появилась Вера, с которой Анна подружилась десять лет назад, будучи еще студенткой.

-Анечка, что случилось? – обняв расстроенную подругу, спросила она.

-Вера, я не знаю, что делать. Дядя хочет, чтобы я вышла замуж за Илью Макарова, — рыдая, ответила Аня.

-Борис Борисович совсем ума лишился? То он хотел тебя за своего Николая замуж выдать, а теперь за Макарова. Что он себе позволяет? Это настоящая работорговля в двадцать первом веке.

-Он говорит, что это единственный способ спасти наш бизнес.

-Его бизнес,- поправила Вера. – Ты вкалываешь по полной, несмотря на то, что дочь его брата.  А почему именно Макаров, а не Иванов, Петров, Сидоров?

-Илья Макаров скупил дядины долги,- всхлипывая, пролепетала Анна, и опять зарыдала.

-А при чем тут ты? И откуда долги?- не поняла Вера. – Вроде бы все у нас идет хорошо, даже очень.

-Николай – игрок. Он проиграл очень много денег. Дядя взял кредит в банке под залог «Шехерезады» и нескольких кафе. Илья эти долги выкупил, а теперь требует оплаты.

-И дядя согласился отдать тебя за него замуж в счет долга? Ну и гады, же они! А Макаров согласился?

-Я не знаю,- всхлипнула Аня.

-Так надо с ним поговорить. У меня где-то с  банкета остался номер телефона. Назначь встречу и поговори,- предложила Вера.

-Я его ненавижу, и он меня терпеть не может.

-Тебя? Но это глупости. Разве может тебя кто-то ненавидеть? Ты сама доброта,- улыбнулась Вера.

-Это из-за Романа.

-Того мальчика, за которого ты должна была выйти замуж. Но он же улетел куда-то в тайгу почти в день свадьбы, ничего тебе не объяснив. Это ты должна требовать объяснений от них.

-Он его брат и считает по непонятным причинам, что свадьбу расстроила я. Винит во всех смертных грехах. Он на меня так смотрит, будто надеется, что я растаю, как Снегурочка или сгорю от его взгляда. Он меня ненавидит, — и Аня опять зарыдала в плечо подруги.

-Не понимаю, зачем ему нужна ты? И что ты решила?- спросила Вера.

-Я не знаю. Мне жаль ресторан. Это память о папе. Он же его с нуля поднимал. Может родительскую дачу продать и отдать деньги?- в глазах Анны вспыхнула надежда.

-Так сколько твой дядя должен этому упырю?

-Не знаю, но очень много, очень.

-Тогда дачей не отделаешься,- вздохнула Вера. – Надо Макарову доказать, что жениться на тебе очень плохая идея.

-Но как?- воспрянула духом Анна.

-Надо подумать,- усмехнулась Вера.- Мы докажем, что жизнь с тобой ему медом не будет казаться. Ты успокойся, вытри слезы и улыбнись. Аня, давай посмотрим, что дальше, и уже будем действовать по ситуации. Хорошо?

-Хорошо,- согласилась Анна.

Два дня спустя Илья заявился в ресторан и заперся в кабинете с Борисом Борисовичем. Через пару часов дядя позвал Анну в свой кабинет. Илья по-хозяйски расположился в кресле Бориса Борисовича, проверяя бухгалтерские документы. Когда Анна зашла, то он мимоходом взглянул на нее, как на пустое место, и вернулся к просмотру бумаг. Анне показалось, что пауза слишком затянулась, но она решила поддержать его игру в молчанку. Ее взгляд бесцельно бродил по потолку, стенам. Первым не выдержал Илья.

-Ну-с, Борис Борисович, вы донесли до своей племянницы мое предложение?- обратился он к дяде, который стоял рядом с Анной.

-Да,- коротко ответил он.

-Объяснили ей всю серьезность ситуации, в которую вы попали и способы ее решения?

-Да, опять ответил Борис Борисович.

-И?..

-Нет, простите,- взорвалась Анна.- Вы спрашиваете обо мне, так как будто меня здесь нет. На мне, что шапка невидимка?

-Я спрашиваю Бориса Борисовича,- не обращая внимания на Анну, продолжил Илья.

-Я что, я ничего,- развел руками Борис Борисович.- Анна отказала.

-Замечательно,- встав с кресла, ответил Илья. – Завтра к вам зайдет мой адвокат, скажем, часов в одиннадцать. И вы подпишите все документы на передачу собственности в управление,- он направился к двери, но Борис Борисович стал хватать его за руку, пытаясь остановить.

-Я ее уговорю, она согласится,- лепетал он.

-Завтра в одиннадцать, -не слушая его, отрезал Илья и вышел.

-Хочешь, я на колени перед тобой встану? – кричал он Анне.- Спаси! Это дело всей моей жизни. Ради памяти об отце, спаси!- Борис Борисович рухнул перед Анной на колени и стал целовать ей руки.

-Дядя Боря, не надо! – она попыталась вырваться из его цепких рук.

-Анечка, деточка, спаси! Не вели казнить, вели миловать. Я Николая отправлю лечиться. Он же больной человек,– умалял он.- Мы тебя не забудем! Если все вернется, то я выполню волю твоего отца! Каюсь, я солгал, что  Андрей все  завещал мне. Спаси! Ты спасаешь и себя!

-Дядя Боря! Как вы могли! Но почему я? Он меня ненавидит, а я его,- шептала Анна.

-Только три года, только три года надо потерпеть, и ты  освободишься от него, — просил Борис Борисович. – Аня, надо будет потерпеть только три года! В брачном договоре есть пункт, что если через три года совместной жизни под одной крышей у вас с Ильей не родится ребенок, то ваш брак может быть аннулирован.

-А если родится?- спросила Анна.

-А если родится, то в случае расторжения брака он остается с отцом, то есть с Ильей,- ответил Борис Борисович. – Но у вас же с ним не может быть детей,- он с надеждой посмотрел на племянницу.

-Нет, не может. У нас с ним не будет детей,- с каким-то ожесточением произнесла Анна.- Звони ему, пусть присылает своего адвоката. Я подпишу брачный договор.

-Вот и славненько, вот и славненько,- защебетал Борис Борисович, радостно вскочив с колен.- Умница, ты приняла правильное решение для спасения нашего общего дела.

На следующий день Илья приехал с адвокатом, и когда все формальности были соблюдены, он приказал:

-Анна, иди, садись в машину. Ты здесь больше не работаешь.

-Не поняла,- опешила она.

-Бери паспорт. Мы едем в ЗАГС,- отрезал Илья.

-Что? Вот так вот сразу?

-А что тянуть? Если тебе нужно, чтобы я встал на колено, попросил твоей руки, белое платье и прочее, то сразу скажу, не дождешься. И хочу напомнить — у тебя все уже было. Считай, что это продолжение внезапно прерванной свадьбы десятилетней давности.

-Просто какой-то бесконечный мелодраматический сериал, воскликнула Анна. – Даже не подумаю.

Илья взял брачный договор и спросил:

-Порвать? Одно слово и эти бумаги летят в корзину, но тогда ты и твой дядя с его непутевым сыночком в течении пяти минут выметаетесь из этого здания и на пушечный выстрел к нему не подходите.

Анна заметила, как побледнел Борис Борисович, схватившись рукой за левую сторону груди, и простонал:

-Анна, не дури! Мы с тобой вчера обо всем договорились…

Она вдруг решила образумить Илью:

-Но зачем тебе это надо? Жить в одном доме, зная, что тебя ненавидят больше жизни. Зачем?

-Не твое дело!- повысил голос Илья.- Если ты сейчас же не пойдешь в машину, то через три дня от ваших кафе и ресторана не останется даже названий. В них будет все, что угодно, но только не…

-Хорошо, я уже иду,- едва слышно ответила Анна и направилась к двери.

Через час в паспорте Анны стоял штамп, а на руках было свидетельство о регистрации брака с Ильей.

Он привез ее в свой загородный дом и оставил, буркнув на прощание:

-Можешь выбирать любую комнату. Продукты в холодильнике.

Анна осталась одна. Целый день она  бродила по пустому дому. В конце концов, устав, свернулась калачиком и уснула на диване в гостиной. Илья где-то пропадал неделю. За все это время он не позвонил ни разу. Анна даже повеселела, обрадовавшись, что он получил свое и забыл о ее существовании.

Погода стояла теплая и солнечная. Анна стала выходить из дома и  изучать окрестности. В березовой роще она случайно наткнулось на небольшой пруд, заросший почти на половину белыми  кувшинками. Ей это место так понравилось, что она стала приходить туда каждый вечер и смотреть на закат. Даже попробовала сделать карандашный рисунок, но черно-белое изображение не могло передать всей прелести и красоты природы.

Илья приехал неожиданно в пятницу вечером.

-Ну и как тут поживает моя женушка?- с каким-то ехидным удовольствием поинтересовался он.

Анна ему не ответила. Она взяла лист бумаги и написала: «Мне нужны, краски, кисти, бумага, мольберт и моя машина.»

-Значит, решила в молчанку поиграть? Хорошо, играй. Может это и доставит тебе удовольствие. Хотел поужинать дома, так сказать, в узком семейном кругу, но вижу, что здесь мне не рады. Счастливо оставаться!- Илья ушел, а от звука захлопнувшей двери за ним Анна вздрогнула и сильнее вжалась в кресло.

Через три дня водитель Ильи привез все, что просила Анна. Кто пригнал машину, она не видела. Однажды проснувшись утром, она вышла на балкон и увидела ее внизу. В багажнике лежали ее вещи.

«Жизнь налаживается!» — подумала она.

Приведя себя в порядок, Анна решила съездить в город и заехать в ресторан.

Перовой, кого встретила в «Шехерезаде» была Вера.

-Анечка, ну как ты?- взволнованно спросила она.

-Никак,- весело ответила Анна.- Мы с ним почти не видимся. Я не знаю, зачем ему был нужен этот фарс. Он за эти две недели был только раз и то на пять минут. Я его не интересую, как женщина.

-А он тебя?

-Вера, что ты говоришь! Какой интерес у рабыни к рабовладельцу,- засмеялась Анна.

-Аня, я не хотела тебе говорить, но думаю, что ты должна знать. Я его несколько раз видела в Александровском сквере.

-Подумаешь. И что в этом криминального? Мне это не интересно.

-Он там был не один. С ним была молодая женщина и ребенок лет четырех. Они очень нежно прощались, а мальчишку мама еле оторвала от него. Похоже, что у него есть любовница. Только почему он женился на тебе, а не на ней, раз они так любят друг друга. И, по-моему, он каждый день там бывает с трех до пяти. Я их вместе несколько раз видела.

-Вера, я же говорю, что это месть за Романа,- усмехнулась Аня.- Только перед Ромкой я ни в чем не виновата.

-Знаешь, хватит каяться. Я же знаю, что ты не виновата,- успокоила ее Вера.

-Ладно, я поеду. Мне пора,- сказала Анна, взглянув на часы.

-А что приезжала-то? – спросила подруга.

-Хотела посмотреть, как у вас дела. Вижу, что хорошо,- усмехнулась Анна.

-Хорошо-то хорошо, только Борис Борисович на твое место своего Николашу поставил. Они все гайки закрутили так, что вздохнуть нельзя. Зарплату урезали и новых официантов взяли.

-Ладно, поеду я. Пока.

Анна подъехала к скверу около четырех часов и поставила машину так, что большая его площадь была, как на ладони. Через несколько минут она действительно заметила Илью с ребенком на руках, а рядом с ним шла невысокая миниатюрная блондинка. Она с таким обожанием взирала на Илью, что даже невооруженному взгляду было заметно, что она  влюблена в него. Блондинка споткнулась и крепко вцепилась в руку Ильи. Он бережно ее поддержал, как показалось Анне, прижал к себе. Смотреть на эту семейную идиллию, у нее больше не было сил. Она вырулила из своего укрытия и через десять минут уже оказалась на окружной дороге. Вечером, взяв краски и мольберт, отправилась на озеро, где просидела почти до темноты.

Она подошла к дому и остановилась во всех окнах горел свет Тихо войдя во двор крадущимися шагами Анна подошла к задней двери и тихонько ее открыла.

-И где это бродит по ночам моя жена?- вдруг раздался за спиной голос Ильи.

Анна  от неожиданного его появления вздрогнула и быстро вошла в дом. Илья поспешил за женой, но потянув ручку двери на на себя, понял, что она успела закрыть ее изнутри. Пока он обходил дом, Анна успела зайти в свою комнату. Для надежности она придвинула к двери комод и поставила на него стулья. Илья через какое-то время постучался в дверь, но она не издала ни звука, как будто ничего не слышала. Он просил открыть, долго уговаривал и обещал, что ничего не сделает плохого, но, не дождавшись ответа, отправил ее ко всем чертям и ушел. Утром Анна осторожно вышла из своего убежища и обнаружила завтрак на столе, накрытый белоснежной салфеткой. Рядом лежала записка: «Приятного аппетита!»

Анна понимала, что так долго продолжаться не может, но решила тянуть, сколько сможет, чтобы он понял: его идея жениться на ней была просто абсурдной.

Но шло время, и Анна вдруг заметила, что ненависти к Илье в ее душе больше нет. Она стала с нетерпением ждать его приездов. Ей даже было приятно, когда он находился в доме. Илья старался ее чем-то развлечь или развеселить. Но она продолжала молчать. Когда ей очень хотелось ему ответить, она подавляла в себе это желание, стараясь казаться равнодушной и безучастной к его вопросам или шуткам.

Анна тут же брала мольберт и уходила рисовать на пруд. Но наступила осень, пошли дожди. Ей уже не удавалось так легко сбежать от него. Илья старался наладить их отношения, но она не могла понять зачем ему это надо. Анна точно знала, что он продолжает встречаться с той блондинкой и ее ребенком. От этого она чувствовала себя лишней и не доверяла ему.

Перед Новым годом Илья пропал на несколько недель. Анна стала беспокоиться о нем, но гордость и еще тлеющая обида не позволяли ей это сделать первой.

Тридцать первого декабря Анна приготовила легкий салат, несколько бутербродов и собралась встретить приход Нового года в одиночестве. В десять часов вечера она услышала, как открылись подъездные ворота и машина Ильи въехала во двор. Он вытащил из машины елку и несколько пакетов с продуктами.

-Привет, вот и я! Заждалась? Прости, занят был. Работа. Надо было несколько контрактов подписать, пришлось уехать,- на одном дыхании выпалил он.

-Здравствуй,- ответила она.

-Ну наконец, заговорила!- воскликнул он.- Я продуктов заехал купил. И вот елку привез.

-Зачем? — спросила Анна.

-Но как же Новый год и без елки. Помоги мне разобраться со всем этим.

-Хорошо.

К двенадцати Анна накрыла на стол. Илья достал бутылку шампанского и под бой курантов открыл.

Анна подняла бокал и посмотрела на Илью.

-С Новым годом, Ли…-он запнулся и поправился: — С Новым годом, Анна!

Он протянул в ее сторону бокал, но Анна демонстративно отпила и поставила свой бокал на стол. Илья пожал плечами и тоже поставил фужер рядом со своей тарелкой.

-Анна, это мой подарок,- Илья поставил на стол небольшую бархатную коробочку.

-Спасибо, но не надо. У меня нет для тебя подарка,- тихо ответила она и отвернулась к окну.

Тут зазвонил телефон Ильи. Он моментально ответил на звонок:

-Да! Привет! С Новым годом! Минутку, я сейчас перезвоню! — он встал и вышел на балкон. Илья нарочно или случайно не закрыл плотно за собой дверь. Анна слышала весь разговор от первого слова до последнего:

-Дорогие мои с Новым годом! Лиза, я вас с Ванечкой крепко целую. Конечно, скоро приеду. Завтра приеду! Лиза, скажи Ванечке, что Дед Мороз обязательно принесет ему подарочки,- ласково говорил Илья. — Завтра, завтра! Целую вас крепко- крепко. Пока- пока!

Когда он вернулся, Анна пристально посмотрела ему в глаза. Она увидела в них море любви и нежности к тем, с кем он только что попрощался. Анна подумала: «Я здесь лишняя! Зачем он женился на мне? Ведь он любит этих Лизу и Ванечку! Странная месть. Он хочет, чтобы я страдала? Но, по-моему, больше страдает он сам.» Она ушла к себе.

Анна проснулась рано утром, но Ильи уже не было.

-Вот и наступил Новый год! — произнесла она.

Она сварила себе кофе и села у окна. Потом поставила мольберт, попробовав нарисовать пейзаж за окном, но после нескольких штрихов с бумаги на нее смотрел Илья. Она сорвала лист, смяв его, выбросила в корзину.

Третьего января позвонил водитель Ильи и взволнованно заговорил:

-Здравствуйте! Попросите Илью Сергеевича включить телефон, Анна Андреевна.

-Кирилл, Илья Сергеевич уехал первого января и больше не приезжал. Поищите его в другом месте! Вы же знаете, где искать!-раздраженно ответила Анна и отключила телефон.

Через два дня опять позвонил Кирилл:

-Анна Андреевна! Илью Сергеевича еще не нашли, но обнаружили его сгоревшую машину. Вы не волнуйтесь, мы его обязательно найдем. Служба безопасности «Строймаша» вторые сутки не спит, полиция тоже ищет.

-Спасибо, Кирилл. Я верю, что вы его найдете,- как робот, ответила Анна.

До нее не сразу дошло, что Илья пропал и его не могут найти. Она вдруг поняла, что он ей уже давно не безразличен. Анна провела бессонную ночь. В голову лезли мысли одна страшнее другой, но рано утром раздался звонок. Звонил начальник службы безопасности:

-Простите, что так рано звоню, Анна Андреевна! Мы нашли его.

-Он жив? — закричала она.

-Не волнуйтесь! Илья Сергеевич жив, но сильно пострадал в аварии. Его не сразу опознали. Документы сгорели в машине.

-Где он?

-В травме Первой городской больнице. Состояние очень тяжелое. Сейчас его ввели в медикаментозную кому, и к нему никого не пускают.

-Спасибо, Александр Максимович. Камень упал с души,- выдохнула Анна.- Я скоро приеду!

-Вас не пустят. Там консилиум собирают. Светила хирургии из Москвы должны приехать. Обещали, что дня через два будет более ясно.

Но Анна его не послушала и помчалась в больницу. В дверях реанимации она столкнулась с той самой блондинкой из Александровского сада. Та шла по больничному коридору и плакала навзрыд, не видя ничего из-за слез.

Анна присела на больничную скамейку у входа в реанимацию в надежде, что кто-нибудь выйдет, и она сможет узнать хоть что-то более определенное о состоянии Ильи. Она сидела, перебирая в мыслях все встречи, и сожалела, что не смогла переступить через свою гордость. Вдруг на ее плечо легла чья-то рука. Анна подняла голову и увидела перед собой пожилую женщину в белом халате.

-Здравствуйте, -тихо сказала врач.- Я Инна Семеновна. Лечащий врач Макарова Ильи Сергеевича. Вы кем ему приходитесь?

-Здравствуйте. Я его жена.

-Наберитесь терпения. Все очень серьезно. Он сильно пострадал в аварии.

-Можно мне его увидеть? Пожалуйста!

-Нет. Он в коме.

-Мы так плохо в тот день с ним расстались. Поссорились. Я считаю себя виноватой в том, что с ним произошло.

-Нет, вы не виноваты. Гололед и большая скорость. Он попытался уйти от столкновения с самосвалом, но не справился с управлением. Его просто вынесло а встречку, закрутило, и машина врезалась в дерево. От удара его выбросило из машины. Он сильно ударился головой о дорогу. Если бы не это, сгорел бы в машине. А водитель самосвала был пьян и ехал на очень большой скорости.

-Откуда Вы это знаете?-удивилась Анна.

-Мой брат ведет дело Макарова. Так что езжайте домой. Оставьте свой номер телефона, а я вам позвоню, когда будет можно.

-Спасибо,- и Анна уехала домой.

Инна Семеновна позвонила через три дня:

-Анна, опасность миновала. Ваш муж родился в рубашке! У него все будет хорошо. Приезжайте! Вы ему сейчас очень нужны.

-Еду!- обрадовалась Анна.

Она ехала, и в голове прокручивала все, что она скажет ему, когда увидит. Теперь все пойдет по другому. Она не будет больше отталкивать его и постарается исправить все, что можно исправить в их отношениях.

Она спешила по больничному коридору, но ее остановила нянечка, протирающая полы.

-Стоять! Где бахилы? Это больница, тем более реанимация. Без бахил нельзя,-категорично заявила она.

-Простите, я спешу. Но вы не знаете, где их можно взять?- поинтересовалась Анна.

-У меня!Пять рублей пара,- заявила нянечка и достала пару бахил из кармана.

-Спасибо!

-Ты к кому?

-Я в десятую палату.

-Туда нельзя! Там жена, сын и сестра пришли к больному. А ты кто?

-Я…- Анна вдруг запнулась.- Я сотрудница. Да, я с ним работаю.

-Нечего его загружать работой. Пусть порадуется, что жив остался. Жена безумно рада, что живой.

-Я пройду? Обещаю, что только одним глазком на него взгляну и все. О работе ни слова.

-Ладно, -сжалилась нянечка и пропустила Анну.

Она чуть ли не на цыпочках подошла к полуоткрытой двери и увидела, как Лиза гладила руку Ильи, положив ему голову на грудь, мальчик сидел на кровати рядом, а Лена стояла лицом к двери. Она заметила Анну и сорвалась с места с криком:

-Зачем ты сюда пришла? Ты приносишь одни несчастья нашей семье! Из-за тебя страдал мой брат Ромка, а теперь чуть не погиб Илья. Я тебя ненавижу. Убирайся!

Елена оттолкнула Анну и плотно закрыла дверь.

Анна бежала по коридору, а в ушах звучали слова: «Ты приносишь одни несчастья нашей семье! Из-за тебя страдал мой брат Ромка, а теперь чуть не погиб Илья. Я тебя ненавижу.»

Анна больше не ездила к Илье в больницу, только звонила. Она знала все, что касалось его здоровья. Через два месяца Илью выписали, и по его настоятельной просьбе перевезли в загородный дом к Анне. После случая в больнице она уже ничего не хотела исправлять в их отношениях, которые оставались очень натянутыми и не стремились к улучшению. Если Илья просил Анну что-то сделать, то она делала это молча и без всякого энтузиазма. Через два месяца Илье стало настолько хорошо, что он вернулся к нормальной жизни. Все осталось как прежде — Анна большей частью оставалась одна, ездила в город, встречалась с друзьями, заезжала в ресторан, чтобы поболтать с Верой, иногда подъезжала к Александровскому саду. Она задавала м вопрос: «Зачем я это делаю? Так надо! Хочу вытравить из души эту тягу к нему! Парадокс судьбы. Я его ненавидела, а сейчас сгораю от любви и не знаю, что с собой делать!»

Она всей душой тянулась к Илье, но ее останавливала мысль: «Не смей. У него договор с дядей. Он обменял тебя на долги Николая. Это просто бизнес и ничего личного. Еще два года и все закончится. Не надо тешить себя надеждами, что у него к тебе тоже, что и у тебя к нему. Помни о Лизе и Ванечке. Не желай то, что тебе не принадлежит.»

Начало июля в этом году выдалось жарким. Однажды Илья вернулся рано и с порога заявил:

-Тебе не надоело сидеть дома? Я хочу показать одно очень красивое место. Там ты сможешь порисовать.

-Нет,- ответила Анна.

-Отказ не принимается! Собирайся. Мы едем в лесничество,- уже без экивоков приказал Илья.-На сборы час.

Анна отнесла вещи к машине. Через час они уже ехали по лесной дороге к леснику. Тот отвел их на заимку, где стояла старый дом, в котором зимой спасались от сильных морозов охотники.

Пожилой лесничий постоял на поляне перед хибарой, развел руки в стороны и весело сказал:

-Вот, располагайтесь. Дышите лесным воздухом. У вас в городе такого нет! Он как масло от запаха сосновой смолы. Его можно ножом резать. Только животных не пугайте! Они тут не особо пуганные. Может лось или косуля в гости пожаловать, а белки так совсем ручные. Отдыхайте, Илья Сергеевич и Вы, Анечка.

В субботу Анна много рисовала. Она отошла на несколько сот метров от заимки и наткнулась на обрыв, с которого открывался чудесный вид на бегущую в широкой расщелине реку. Но погода начала портиться. Налетел холодный порывистый ветер и пригнал с собой черные тучи. Анна до последнего сидела на обрыве, пока тяжелые капли ливня не погнали назад к дому. Она блуждала уже несколько минут по лесной чаще и никак не могла найти нужную тропинку. Вокруг внезапно потемнело. Ветер с неистовой силой стал раскачивать деревья, которые при этом громко скрипели. Вокруг начали падать обломанные ветви и сухие сучья. В нескольких метрах от нее раздался страшный треск и вековая сосна упала на тропинку, преградив ей дорогу. Анна кричала, но в этом вое и свисте голоса не было слышно. Она очень испугалась и забилась в нишу под большим валуном, где ее и нашел Илья. Выйти из этого тесного убежища было просто невозможно. Ветер сбивал с ног. Он втиснулся в свободное пространство рядом с Анной, крепко прижал ее к себе. Он что-то шептал ей на ухо, но она ничего не слышала. С его появлением Анна вдруг почувствовала, что испуг и страх отступают, ей стало спокойно, будто от этого кошмара происходящего вокруг закрыла надежная каменная стена. Ветер стих так же неожиданно, как и налетел. Едва накрапывал дождь. Илья пошевелил занемевшими руками и произнес:

-Надо выбираться из этой дыры.

Он вылез наружу и помог Анне. Вокруг лежали поваленные деревья, через которые Анна без помощи Ильи не смогла бы перелезть. Где не могли пройти два человека, Илья брал Анну на руки и нес. Вскоре они оказались у охотничьего домика. Поляну изменилась до неузнаваемости. Она была завалена сучьями, ветками. Несмотря на ветхость, дом выстоял, только снесло часть крыши.

Илья быстро растопил буржуйку и приготовил глинтвейн:

-Выпей, это поможет согреться. Ты сильно испугалась и замерзла.

-Сама виновата, -буркнула Анна, но кружку приняла из его рук.

После нескольких глотков, по телу начало разливаться приятное тепло. Илья сел с ней рядом, с удовольствием отхлебывая из железной кружки горячий напиток. Они сидели близко, касаясь друг друга. Слегка пьянящий напиток или пережитый страх, а может все это вместе сделали свое дело. Через несколько минут они уже целовались. Их поцелуи были сначала нежными, потом стали требовательными и страстными. Анна не помнила, как она оказалась с Ильей в одной постели, и меду ними произошло, то что, наверное должно было произойти давно. Илья был одновременно и нежен, и требователен. Он едва касался пальцами ее рук, лица, груди, что Анна без сопротивления, подчинилась его желанию. И это произошло не против ее воли. Она давно хотела этого, но боялась в этом признаться себе.

Анна проснулась рано утром. Убрав осторожно его руку со своей груди, тихо выскользнула из-под одеяла, быстро накинула рубашку и натянула джинсы. Выйдя на воздух, набрала сухих дров и растопила печку. Налила в чайник колодезной воды и поставила греться, а сама села на крыльцо и вдруг поймала себя на мысли, что ей не следовало этого делать. Теперь она привязана к нему не только, душой, но и телом. А как же Лиза, Ванечка? «Нет, ничего менять не буду! Пусть все остается так, как было. То, что произошло этой ночью чистая случайность. Он должен быть с ними!» — решила Анна и успокоилась.

Илья проснулся как раз, когда закипел чайник. Он разбудил его свистком.

-О, ты уже встала!- весело воскликнул Илья и хотел ее поцеловать

Анна увернулась от его поцелуя:

-Не надо. Сейчас будем пить чай. Лесничий приходил. Принес свежий хлеб.

-Анна, что случилось. Сегодня ночью ты была совершенно другой. Ты мне такой больше нравишься, чем сейчас. И почему эта ночь закончилась так быстро?! Я тебя чем-то обидел?- не понял Илья.

-Нет, не обидел. Забудь, что произошло сегодня ночью. Этого ошибка. Просто я вчера очень сильно испугалась урагана,- Анна видела, что ее слова огорошили Илью.

-Значит, это был страх и ничего более?.. А мне показалось иначе.

-Тебе только показалось,- ответила Анна и отвернулась, чтобы он не заметил, как слезинки катятся по ее щекам.

-Аня, я думал, что мы можем быть счастливы вместе,-произнес Илья и протянул руку.

-Не можем.

-Но назови хоть одну причину почему,- требовал Илья.

-Пожалуйста. Забыл свой договор с моим дядей? Ему долги Николая, а меня тебе.

-Согласен, что это была глупость, но я так хотел…

-Я не знаю чего ты хотел, но ты меня получил, как вещь, как приз…

-И ты меня из-за этого ненавидишь?

-Да!- крикнула Анна и выбежала на крыльцо.

Через какое-то время Илья вышел вслед за ней:

-Собирайся, мы возвращаемся. И раз за это время, пока мы с тобой, ты меня продолжаешь ненавидеть, я не вижу больше смысла в нашем браке. Завтра Лев Николаевич привезет тебе бумаги по разводу. Не переживай. Твой ресторан или дядин, останутся у вас. Я не буду требовать долг назад,- устало сказал Илья и закинул вещи в багажник.

На следующий день Лев Николаевич привез документы, которые Анна подписала не глядя. Через неделю их развели. Анна приехала в ресторан и бросила документы на стол перед Борисом Борисовичем:

-Вы этого хотели — получите.

-Он дал тебе развод и простил мои долги? Какая ты умница. Все-таки сделала ему жизнь невыносимой, что он продержался только год. Умница. Можешь занять свое место. Оно свободно.

Прошло пару месяцев и Анна вдруг поняла, что с ней что-то не так. Она обратилась к врачу, а та после осмотра с лучезарной улыбкой заявила:

-Поздравляю! Вы через семь месяцев станете мамой. Вы не рады?

-Я? Рада,- пробормотала Анна.- Я стану мамой? Как это странно звучит…

-Я не советую Вам делать аборт,-предостерегла врач.

-О чем Вы, говорите, доктор! Никакого аборта не будет.

-Вот обрадуется отец…

-У нас нет отца. Этот ребенок мой и ничей больше, -перебила докторшу Анна .

Прошло еще несколько месяцев, беременность Анны уже была очевидна для все окружающих. Дядя ходил и потирал руки. Он вынашивал по отношению к Илье какую-то страшную месть. В его мыслях зрел план и теплилась надежда, что Анна после рождения ребенка предъявит требования к бывшему мужу, а он, Борис Борисович, как раз окажется рядом и посоветует племяннице, как эти требования сделать весомыми и значительными. Он уже строил планы по расширению сети ресторанов не только в масштабах города, а с выходом на международный уровень. Это же столько деньжищ можно будет потребовать за рождение ребенка у Макаровых! Адвокаты уже готовили иск в суд о признании отцовства и с требованиями о компенсации по воспитанию. Они уверили Бориса Борисовича, что процесс будет выигрышным со сто процентной гарантией. Он не посвящал в свои планы Анну, которая не смотря на последний месяц беременности, продолжала работать.

Однажды вечером в кабинет Анны вбежала испуганная Вера:

-Анна, наш новенький официант опрокинул салат на посетителя. Он требует хозяина ресторана. Бориса Борисовича нет, он с утра уехал к поставщикам и еще не вернулся.

-Я сейчас выйду,- ответила Анна.- Успокоим. Что-то еще?

-Ты только не волнуйся, но этот посетитель Илья Макаров, вот в чем беда.

Анна вышла в зал и увидела картину: перед столиком за которым сидел Илья и Лиза стоял испуганный с пунцовым лицом молоденький официант, взятый на работу всего пару дней назад.

-Добрый вечер!- улыбнулась она.-Я от лица заведения приношу свои извинения. Сейчас за счет ресторана ваш пиджак будет отправлен в химчистку, и, думаю, где-то через час вам его вернут,- Анна говорила так, как будто совершенно не знала Илью.

Тот молча уставился на ее живот, а потом поднял глаза:

-И это все?

-Да. Вера Леонидовна, возьмите пиджак у гостя и отправьте в химчистку к Вартаняну, -еще раз взглянув на молчащего Илью, сказала:- Простите за неловкость сотрудника и испорченный вечер. Он будет наказан. Иван пройдите в мой кабинет.

Она собиралась уже уйти, как Илья вскочил с места и вплотную подошел к ней.

-Осторожней,- она выставила руку вперед, будто защищалась от него.

-Это что?- спросил он.

-Где?- не поняла Анна.- Сейчас ваш пиджак…

-К черту пиджак. Я спрашиваю- это что?- и он указал на ее большой живот.

-Вас это не касается!- ответила она.- Если вы думаете, что это ваш ребенок, то глубоко ошибаетесь. Он мой. Вы к нему не имеете никакого отношения.

-А кто имеет?-настаивал Илья.

-Я.

-Ты скрыла при разводе, что беременна?

-Илья, ты же взрослый человек. У нас с тобой не могло быть детей.

-А та ночь в лесничестве? Это что было по твоему?

-Ошибка. Извините, мне надо работать.

В кабинете Иван стал оправдываться:

-Анна Андреевна, я не виноват. Я даже не заметил, как он мне подставил подножку. Это было сделано нарочно.

-Ты уверен?

-Да, Анна Андреевна. Я шел, и вдруг он выставил ногу, а я споткнулся.

-Ладно, Иван, на сегодня Вы свободны.

-Вы меня выгоните?

-Нет. Завтра выйдешь на работу. Иди. Ничего страшного. Я когда-то тоже уронила поднос на посетителя.

Иван с удивлением посмотрел на Анну:

-А Вы, что, тоже работали официанткой.

-Еще как, работала, Иди, Ванечка, иди.

За этот день Анна очень устала и решила, что хватит работать, пора отдохнуть хоть пару недель перед родами. Она вышла из ресторана и направилась к своей машине, но та оказалась заперта на парковке здоровенным внедорожником. Анна попыталась пнуть его колесо, чтобы сработала сигнализация и нашелся его хозяин.

-Зря стараешься,- Анна услышала голос Ильи.

-Что тебе надо?

-Я хочу знать правду- чей это ребенок?- потребовал Илья.

-Я уже все сказала, что ты к нему не имеешь никакого отношения. Слушай, зачем тебе еще один ребенок? У тебя есть Лиза и Ванечка, с которыми ты провел время за этот год гораздо больше, чем со мной .

-Лиза и Ванечка — это моя семья, -просто сказал Илья.

-Вот и иди к своей семье. Будь с ними! Ко мне-то ты чего привязался?

-Постой, ты думаешь, что Лиза моя любовница, а Ванечка мой сын?- Илья громко расхохотался.- Лиза вдова Романа, а Ваня его сын. Глупая, ты глупая! — он попытался ее обнять, но она отстранила его руки.

-Только этого не надо!- воскликнула она.

-Ты за мной следила? Или ревнуешь?- спросил Илья.

-Нет, не ревную. Тебя с ней сначала видела Вера, а потом я собственными глазами. Ты с ними гулял в сквере. А потом еще в больнице, тогда после аварии.

-Ты была в больнице?- удивился Илья.

-Да, только меня твоя сестра выгнал и сказала, что я приношу несчастья вашей семье.

-Прости, я не знал. Она мне ничего не говорила. Аня, чей это ребенок?

Анна вдруг согнулась пополам, схватившись руками за живот и стала съезжать по капоту на землю.

-Прости, кажется начинается,- простонала она.

-С тобой все в порядке?

-Я сейчас рожу на этой грязной парковке, а ты спрашиваешь как американская домохозяйка в фильмах ужасов… Вызови скорую.

-Это долго! Сейчас я тебя отвезу в роддом. Потерпи, дорогая,- он схватил Анну на руки и осторожно посадил на заднее сиденье своего автомобиля.

Передав Анну в приемном покое под наблюдение врачей, Илья никуда не уехал, а остался ждать. Время тянулось бесконечно. Прошло три часа. Дверь родильного отделения отворилась и на пороге появилась симпатичная медсестра и звонким шепотом спросила:

-Вы муж Терентьевой?

-Да. Что-то случилось?- забеспокоился Илья.

-Нет, все хорошо! У вас родился богатырь! Вес четыре пятьсот, а рост пятьдесят четыре сантиметра!

-Такой маленький?!-удивился он.

-Это для взрослого — маленький, а для ребенка в возрасте — десять минут от роду — это ого-го! В общем, малыш крепенький, здоровенький, чувствует себя хорошо. Громко кричит.

-Простите, а как себя чувствует Анна?

-Мамочка чувствует себя тоже хорошо,- кокетливо поправив локон и улыбнувшись, ответила медсестра.

-Могу ли я их увидеть?

-Нет! Приходите завтра. Сейчас мамочка и малыш будут отдыхать. Они хорошо поработали.

Она опять улыбнулась и походкой модели ушла в отделение.

Вернувшись домой, Илья позвонил Льву Николаевичу с просьбой очень быстро организовать работы по переделке одной комнаты под детскую.

К одиннадцати часам утра на следующий день Илья был у Анны. Она сидела на кровати и кормила сына.

-Можно?- осторожно спросил Илья.

-Заходи, раз пришел,- ответила Анна.

-Можно его подержать?

-Зачем?- удивилась она.

-Но… Я ведь тоже имею отношение к его появлению на этот свет,- прошептал Илья.- Мы можем с тобой спокойно поговорить?

-Именно сейчас? Другого времени не нашлось?-воскликнула Анна.

-Да, сейчас. Потому что в другое время ты мне просто не позволила это сделать. Выслушай меня.

-Хорошо, я внимательно тебя слушаю, пока сын аснул.

-Знаешь, почему я не захотел остаться на свадьбу Романа?

-Почему?

-Я увидел рядом с братом, девушку в которую влюбился с первого взгляда. Я не хотел видеть, как она выходит замуж не за меня. Когда ко мне приехал Роман, он был очень расстроен. Начал пить. Он отдал мне твою записку из которой было ясно, что Роман тебе не пара, не из твоего круга, а затея со свадьбой была шуткой, а ты выходишь замуж за Николая. Хороша, однако, шутка.

-Прости, ты уже не первый раз говоришь про записку, но я ее не писала и никогда не видела.

-Вот она. Роман ее сохранил. Я нашел в бумагах после его смерти.

-Но почерк не мой, похож, но не мой. Я не писала ее. Ты мне веришь?- Анна с надеждой посмотрела на Илью.

-Верю,- ответил он и продолжил:- Роман приехал ко мне жить Он очень переживал разрыв с тобой. Пил, гулял. Я мотался с геологическими партиями. Он продолжал любить тебя. Меня это злило, и я решил прийти к тебе не бедным геологом, а добившимся в этой жизни чего-то и отомстить за брата. Мы с друзьями образовали небольшую артель, потом бюро, а потом нашли инвестора и тогда появился «Строймаш». Я вошел в совет директоров. Был так занят делами, что упустил Романа. Однажды вернулся из командировки, а он уже женился на Лизе. Скоро он понял, что это была ошибка, но родился Ванечка. Потом у Романа обнаружили некроз печени. Спасать было поздно. Он умер, но перед смертью сказал, что все эти годы знал, что я люблю тебя. Два года назад, мы решили открыть головной офис в нашем городе. Лев Николаевич нам очень сильно помог. Лизу и Ванечку я перевез сюда, купил им квартиру. Однажды я через друга узнал, что твоему дяде нужны очень большие деньги. Николай проиграл все, что можно и то, что нельзя. Борис Борисович взял огромный краткосрочный кредит, но не смог вернуть. Я понял, что мой звездный час настал. Я выкупил этот долг, и теперь мог подобраться к тебе. Я уже знал, что ты не вышла замуж ни за Романа, ни за кого-то другого, работаешь, как Золушка, на своего дядю, который самым наглым образом обманывает тебя. И теперь я понимаю, что этот ход был моей самой большой ошибкой. Ты замкнулась в себе, обида тебя ослепила, а твоя ненависть ко мне, возникшая с первой нашей встречи, усилилась. Ты относилась ко мне с холодным презрением. Я его заслужил. Но вскоре после нашей женитьбы, я понял, что не смогу тебе отомстить за Романа, потому что мстить было не за что. А когда ты открылась для меня совершенно с другой стороны тогда в лесничестве, я был уже готов стоять перед тобой на коленях и просить прощение за свою жестокость, ты вдруг заявила, что все произошедшее той ночью просто ошибка. Тогда я решил закончить этот фарс и больше с тобой не встречаться. Я не знаю, почему Лиза захотела зайти поужинать в «Шехерезаду». Я не смог ей отказать.

-Зачем ты подставил подножку официанту?- спросила Анна.

-Я хотел увидеть тебя еще раз,-ответил Илья.

-А если бы пришел Борис Борисович?

-Ну значит была не судьба, но я увидел тебя! Я знаю, что это мой ребенок. Скажи правду.

-Да,- подтвердила Анна.- Это твой ребенок.

-Спасибо,- поблагодарил он.- Ладно, я пойду. Поправляйся.

Илья направился к выходу, но у двери остановился будто ждал, что его позовут.

Анна смотрела ему в след, и вдруг крикнула:

-Илья, я хочу, чтобы ты остался. Не уходи!

Он вернулся. Обнял ее и прошептал:

-Я люблю тебя. Ты выйдешь за меня замуж?

-Да. Я тоже тебя люблю. Люблю уже давно. Сама не заметила, как это произошло.

Через месяц в загородном доме произошло бракосочетание Анны и Ильи, а через год у них родился второй ребенок — девочка, но это уже другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)