Заточка.

Это  был  необычный  город.  Он  вырос  там,  где  никогда    никто  не  жил.  Казахи  считали  это  место  гиблым:   Карагие –черная  впадина.  И  не  напрасно.  Геологи  обнаружили  там  большие  запасы  урановой  руды,  которая  залегала  близко  к  поверхности  земли,  вернее,  песка,  ведь  это  была  пустыня.  Добывали  руду  открытым  способом:  в  карьере  работали  огромные  экскаваторы,  их  поставляли  и  обслуживали  в  первое  время  немцы  из  ГДР,  хорошо  говорящие  на  русском  языке.  Полуостров  омывало  солёное  Каспийское  море.  Пресную  воду  и  электроэнергию  городу  давал  атомный  реактор  на  быстрых  нейтронах.

Город  строили  в  основном  заключённые,  так  что  зоны  с  колючей  проволокой  и  сторожевыми  вышками  по  периметру  были  привычной  частью  пейзажа.  Мы  даже  шутили:  комсомольская  стройка —  «комсомольцы»  с  лопатами,  «комсорги»  с  автоматами.  Иногда  по  дороге  на  работу  наши  пути  пересекались.   Длинная  колонна  заключённых  и    вооружённые  охранники  с  собаками   шли  поперёк  нашего  приморского  бульвара,  а  мы  стояли  и  терпеливо  ждали.  Молодые  здоровые  ребята  развлекались  тем,  что  замедляли  движение,  делали  «свирепые»  лица  и  кричали  нам:  «Сейчас  брошусь!».  И  смеялись,  а  нам  было  не  по  себе.

Как – то  мы  с  маленьким  сыном  шли  мимо  зоны  и  охранник  что — то бросил  с  вышки  нам  под  ноги.  Сыночек  поднял.  Это  оказался  миниатюрный  (сантиметров  семь)  кинжал  с  изумительной  красоты  наборной  ручкой  и  очень  острым  лезвием.  Видно,  отобрали  у  какого – то  «умельца»  заключённого.  Всё  это  я  вспомнила  в  связи  с  одним  драматическим  случаем  из  практики.  Я  уже  работала  начмедом,  поэтому  всегда  была  в  курсе  того,  что  происходит  в  больнице.  В  тот  день  мне  доложили,  что  в  реанимацию  поступил  человек  в  коме  неясного  происхождения.  Я  тут  же  поспешила  туда.

Молодой  мужчина  был  очень  бледен,  сознание  у  него  отсутствовало,  тоны  сердца  едва  прослушивались.  Я  сразу  обратила  внимание  на  маленькую  точку  чуть  ниже  левого  соска.

—  А  это,   что  такое?

—  Да  ерунда  это,  Анна  Фёдоровна! –  заверили  хирурги.  Мне  даже  стало  немножко  неловко.  Парень  умер  в  тот  же  день.  На  вскрытии  нас  ожидал  сюрприз:  проникающее  ранение  сердца  острым  предметом.  Тампонада.

При  этом  кровь  скапливается  в  сердечной  сумке,  сдавливает  сердце  и  вызывает  остановку  его.  Распознать  такое  повреждение  очень  трудно,  если  не  знать  обстоятельства.  Наружного  кровотечения  не  бывает,  на  ЭКГ  только  снижен  вольтаж  зубцов,  эхокардиографии   тогда  ещё  не  было.  А  едва  заметная  точка,  на  которую  я  обратила  внимание  в  реанимации,  это  был  след  удара  заточкой. Такое  орудие  убийства  наловчились  делать  в  зоне  из  подсобного  материала.

Да  уж –  век  живи,  век  учись!

Заточка.: 8 комментариев

  1. Добрый день, Анна! Вместо заточки подойдёт и шило — я про это давно знал. Написано интересно, читается легко. Вам успехов!

  2. Здравствуйте, Владимир! Это так. Но раздобыть на зоне шило проблематично, а речь идёт именно о заключённых. Хорошего Вам дня!@ artemm03:

  3. Доброго дня Анна! Кто-то из литературных героев говаривал — У меня тоже был случай. Столкнулся с наркоманами. Один ударил сбоку большим шприцем, я не видел, хорошо брат дёрнул за рукав и игла пробила куртку, но меня не задела. В руках знающего специалиста кредитная карточка, скрепка могут быть оружием. Один мой приятель носил в карманах гальку, за 15 м бутылку из под шампанского разбивал. Во дворе загородного дома каждый день тренировался кидал камушки в ведро на сосне. Бросал по 5-10 штук на скорость. Металлические шарики не бросал, почему я думаю понятно. Интересный материал. Удачи!

  4. @ val_338122@mail.ru:
    Добрый день, Владимир! Вы описали страшный случай (о шприце и наркомане), ведь здесь можно было получить не только травму, но и заразиться сывороточным гепатитом. Брат и Бог Вас спасли. Что касается моей миниатюры, меня интересовал медицинский аспект этого случая (сложность диагностики такой смертельной
    травмы). Удачи Вам и благополучия!

  5. Добрый вечер, Анна. В свою бытность в Амурской области приходилось много слышать о жизни на зоне. Ведь там жили в основном те, кто после отбывания срока оставались на вольное поселение. Нравы у них дикие. В ход идут любые подручные материалы. Так вот заточку они изготовляли из чего угодно. Даже из ручки алюминиевой ложки. Главное заострить побольше. Сойдёт и гвоздь, кусок стальной проволоки.
    А строительные зоны были по всему БАМу. Приходилось видеть и корейские поселения. Корейцы в основном заготавливали лес. В общем есть на зонах умельцы, которые способны смастерить что угодно, только время для этого и нужно.
    Творческих вам успехов.

  6. @ Николай Хохлов:
    Добрый вечер, Николай! Спасибо за отзыв. С нравами бывших заключённых мне пришлось познакомиться очень рано: сразу после окончания института работала врачом в Забайкалье, на комбинате «Балей — золото». Об этом я написала в рассказе «Проверка на прочность» и др. Но то, что была пережито, когда в стране подул «ветер перемен», оказалось ещё страшнее. Всего Вам доброго!

  7. @ Светлана Тишкова:
    Здравствуйте, Светлана! Если бы сразу доставили с места происшествия и было известно, ЧТО именно случилось, и сразу взяли бы на операцию на сердце, небольшой шанс на жизнь был бы. Но в условиях «зоны»…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)