Матрица Изцеления

Эти слова, каждое четко, как стук барабанных палочек, эхом отдались в ее голове, осознав которые, она очнулась с переполняющим ее ощущением неведанных ранее Покоя, Уверенности, Силы и Счастья. Искрящаяся светом голограмма, как ей казалось, не исчезла, проникнув внутрь, а зполнила ее всю, а сама она будто растворилась в ней, соединившись во одно целое. Этими переполняющими ее чувствами ей сразу же так захотелось с кем-то поделиться, что она немедленно сообразила зачем ей золотые чернила и перо. Угли уже тлели, но каменная плита оставалась еще очень горячей. Она потянула медленно пеграмент свитка и тот легко отстал от поверхности камня. С удивлением она обнаружила, что текст на свитке, как и на поверхности плиты исчез, испарившись. Она достала из сундучка чернильницу и перо, закрыла крышку ларца, присела на него, положила свиток, немного развернув его, на колени, задумавшись, обмакнула перо в чернильницу и вывела красиво золотыми буквами на поверхности пергамента:
— Солнце играло бликами на его высокой, ладной и стройной фигуре, когда он, ловко причалив лодку к берегу, перемахнул через борт и оказался в нескольких шагах от нее. Подойдя ближе он мягко и открыто улыбнулся и сказал, — Привет, Радость!…

Она глубоко задумалась и только теперь вдруг почувствовала, что действительно устала и очень голодна. — Еще рано расслабляться, — сказала строго она себе и, перевернув пергамент свитка обратной стороной к себе, приложила его снова к горячей еще поверхности каменной плиты.  Надпись, сделанная ею, тут же проявилась светящимися строчками сковзь пергамент свитка и начала источать искрящуюся золотом дымку. Она отвернулась и уложила быстро чернильницу вместе с пером в свой рюкзак. Затушенные остатки углей из ниши камменной плиты с текстом зловредного содержания собрала она тщательно в ведерко и смыла все в море. Пепел растаял в воде, не оставив следов. Ведерко, перчатки и маску-респиратор она упаковала тоже в рюкзак, застегнула его наглухо и уложила аккуратно рядом с каменной плитой, источающей живительно-золотистым светом искрящуюся дымку.
— Вот теперь Все!.. Свершилось! Слава тебе Вседержитель! По Воле моей, утвержденной, укрепленной и поддержанной Волею Твоей! Да будет так!

Не оглядываясь, она подошла к краю суши грота и решительно подготовилась к погружению. Дельфин уже радостно ожидал ее у берега, довольно пофыркивая и посвистывая что-то очень похожее на вальсы Штрауса. Натянув ласты, маску и приладив фонарик, набрала воздуха и смело шагнула в воду.. Ухватившись обоими руками за плавник дельфина мощным потоком вынесена была она им в один миг на поверхность моря у края берега бухты лазурной лагуны. Выбравшись на белый свет, она облегченно вздохнула, повернулась к весело резвящемуся в море дельфину и низко поклонившись с чувством произнесла: «Слава тебе! Прими мою Благодарность!» и помахала ему рукой.. Совершенно неожиданно для нее на поверхности оказалось уже довольно поздно и солнце уже наполовину было расплавлено на горизонте в лаве моря, оставляя за собой слепяще поблескивающий на волнах след расплава, разлитого дорожкой издали морской до самого берега.. Наконец-то она может скинуть с себя все одеяния и завалиться спать. Она нырнула в палатку и, хоть была и голодна, быстро устроившись, мгновенно и совершенно безмятежно, как малый ребенок, сладко уснула под монотонный гул морского прибоя..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)