Матрица Изцеления

Луч фонарика выхватил из темноты место у протвоположной скалистой стены грота – источником неприятно пахнущего и фосфорицирующего фиолетового тумана была раскаленная каменная плита, под которой в нише тлели, потрескивая, черно-красные угли. Она подошла ближе и увидела, что вся плита была несколько наклонена вперед, как кафедра, и испещерана мелкими буквами в виде плотно набранного текста, как-будто вырезанного в камне. Рядом видны были контуры еще двух таких же каменных конструкций но различных конфигураций. Строчки текста горели на раскаленной каменной плите ярко пурпуным цветом, источая тот самый зловонный, фософорицирующий фиолетовый туман.. Какое-то мгновение она смотрела во все глаза, как появляется фосфорицирующая, дымчатая пелена тумана. Явление это завораживало – тяжелая пелена расползалась, стелясь по дну грота, цепляясь за камни и обволакивая все зловещим фиолетово-неоновым псевдосветом…

Из короткого оцепенения ее вывели брызги всплеска воды от удара хвостом дельфина.. Она встрепенулась и стала быстро таскать воду ведерком и заливать угли в нише. Нужно было во чтобы то ни стало остановить этот зловещий процесс образования удушающего тумана. Туман, хоть и стелился пеленой по низу, но воздух в гроте был какой-то тяжелый и затруднял дыхание, перехватывая в горле спазмами. Ей потребовалось некоторое время и несколько ведерок полных воды, чтобы справиться и затушить горящие угли. Они затихли с громким шипением, отдуваясь тяжелыми белыми клубами пара. Но плита еще оставалась раскаленной и источающей удушающе-зловонный дым. Она начала таскать воду ведерком и заливать плиту, но остудить камень таким образом у нее не получалось, а сил оставалось все меньше.. Тут ей на помощь пришел дельфин и стал поливать плиту мощными струями воды. Постепенно строчки текста на плите тускнели, становились все бледнее и в конце-концов перестали гореть и источать даже дымку. Каменная плита остыла. Но дельфин продолжал поливать внутреннее пространство грота струями воды и смывать оседашвую на камни пола грота смесь пелены и пара в виде вязкой, лиловой пены, смывая все следы ее в море. Она как могла помогала ему, уже выбившись из сил.. Через несколько, как ей показалось, минут все было кончено – грот был чист, темен и холоден. Наконец-то она смогла снять маску и вдохнуть глубоко – воздух был свежий, влажный и освежающий…
Все, – подумала она, облегченно выдохнула и тихо проговорила, — Сделано!
— Ура-а-а!, — вдруг вырвалось из нее звонко следом и загремело эхом, дробью рассыпаясь по углам грота… Не задерживайся – сказала она себе строго, сразу вспомнив маму, и улыбнулась.. Почему-то ей  сразу стало как-то необыкновенно тепло и легко, как было, наверное, в раннем детстве, когда они, гуляя с мамой по лесу, наткнулись однажды на огромные валуны, причудливо нагроможденные друг на друга, за которыми начинался сразу довольно глубокий овраг. Тогда она тут же вскарабкалась на самую вершину и, встав на ней у края, раскинув руки, закричала во все горло, — Ура-а-а!…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)