Сезон

Благодатное лето водою прозрачной
Щедро блики дарило прибрежному дну.
Холод ночи из жара манил однозначно,
До рассвета уставшим дарил тишину.

Миллионы собрались на отдых в Одессе.
Местным цены устроили бунт кошельков.
Эпителий белеет в прибойном замесе.
Без санстанции нет для болезней оков.

Все резвятся в бетонных корытах купален,
Визг восторга степного срывается с губ.
Отдых, впрочем, приличный, сезон – уникальный,
Даже пошлый извозчик, похоже, не груб.

Наша горечь покажется пришлому ложной,
Не дымится помойками солнечный рай.
Здесь прижились «жлобы» и «гундосят» безбожно,
Тут замены восторга – рычанье и лай.

Ах, какое вино, коньяков – изобилье.
Что там Франция, снова нагрянем сюда.
Ну, а нас в толчею подгоняет бессилье.
Быт прекрасен, но в доме – чужая вода!

Сезон: 3 комментария

  1. Александр, доброе утро! Как мне понятна горечь Ваших строк! Мы все теперь живём в не комфортном мире: одни, как нежеланные гости, другие, как бывшие хозяева, к которым «понаехали тут». Но всё когда — нибудь проходит. Возможно, мы ещё порадуемся жизни. А стихотворение написано хорошо! Успехов Вам во всём!

  2. @ Анна:
    Спасибо. У нас уже два миллиона приезжих. Толчея и суета сует. Мы оказались раками на безрыбье. Ну, нечего ловить больше с такими доходами.
    Недавно с пересадкой на двух самолётах были дочь и внучка. Пошли в ресторан отметить день рождения дочери, уселись на веранде для курящих. Для меня лично и салат из зелени с подкопченной гусиной печенью, и шашлык из осетрины с набором соусов, и гарнир из фигурного фри, мягкого, но с нежной корочкой, и десерт были хороши. Даже «Джек Дениэлс» был приличным и удивил сервировкой из толстой трубочки, чтобы не обжигать губы. Бросил туда лёд и не удержался от двух двойных. Теперь буду так всегда делать. Даже жидкая карамель удалась и кофе был хорош. По этому поводу я постоянно ворчу. А тут, ну вот, чудесный кофе и средний род к нему не приклеили, видно, чувствовали клиента.
    Внучка с перерывами, чтобы подкрепиться, на наших глазах испробовала все забавы на детской площадке.
    Радость была аж безграничная от воспоминаний о моих прошлых достоинствах. Решили её увековечить и запечатлеть. Я даже в кадр поместился.
    Но тут оказалось, что нас слушали и за нами наблюдали. Мы узнали, что москали и москалики. Дочь зачем-то сказала, что никогда не скрывала и не скрывает, даже гордится.
    Спас ситуацию сосед из полиции, который как-то незаметно зашёл подкрепиться после службы. Он на доступном им языке объяснил, что бытовой сепаратизм здесь не канает и не надо ему раскачивать ситуацию.
    Ушли мы под «чемодан, вокзал, Россия». Такая вот «днюха» за свои кровные.
    Окончательно укрепился в мысли отмечать всё дома. Так и не сфотографировались. Кто знает… Кроме Бога, никто.

Добавить комментарий для Александр Касько Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)