Возвращённая к жизни (продолжение)

После обеда в Дом особого назначения явился Голощёкин. Войдя в комендантскую, увидел  Белобородова, спросил удивлённо:

– Ты чего здесь делаешь?

– Юровского жду.

– А он где?

– Арестантов провожает.

– Куда провожает?!

– В Пермь…

– Вы в своём уме?!

– Я не рискнул исполнить решение Уралсовета и ослушаться Москвы. Отправил Романовых. Уведомил об этом центр.

– Давно?

– Часов пять назад…

– А слуги?

– Оставили. Им не обязательно всё знать.

– А вдруг белые поезда перехватят?

– Маловероятно. Мы в разное время увезли царя с царевичем и царицу с княжнами. Если и удастся остановить составы, то никто не угадает наших пассажиров:  переодели в простые одежды, подстригли всех, даже Николая.

– Не угадают! Да они сами назовутся, когда увидят колчаковцев. Где ваши мозги?! Шлёпнули бы – и все дела. Спокойнее так, понимаешь?

– Не понимаю, поскольку не хочу головы лишиться. Центр за самоуправство её не погладит. Отсечёт.

Я приказал доехать до каких-нибудь полустанков, ссадить заключённых и на телегах везти дальше глухоманью. Без пересечения путей.

– Долго же.

– Зато надёжно.

– У-у, ну что же теперь делать?! Мы приготовили листовки с сообщением о казни монарха… А тут батюшка-царь с супругою и отпрысками исчезают… Чего бы придумать? Придётся решить кого-нибудь вместо них. Вот только кого?

– Ой, мало ли у нас в тюрьмах контры?

– Так-то оно так, но есть кое-какие обстоятельства.

– Какие?

– Могут не поверить в расстрел семейства… Для наглядности нужны доказательства… Одежда, вещи остались?

– Да.

– Устроим инсценировку… И подкинем будущим следакам подтверждения   гибели романовского рода. Нельзя белым давать и малейшей надежды на то, что он жив.

Драгоценности целы?

–  Опечатанные, с описью, куда им деться? Их надо же сдать в Кремль.

– Вытащи оттуда мелочь и парочку крупных, заметных изделий.

– Зачем?

– Для достоверности. Для той же убедительности подставных надо шлёпнуть в доме. Какое помещение тут подходит?

– Подвал…

– Пройдём, посмотрим.

Спустились в подвальную комнату. Голощёкин прошёлся по ней несколько раз, открыл, закрыл двухстворчатую дверь, прищурился на тусклую лампочку. Промерил шагами помещение вдоль и поперёк, произнёс:

– Тесновато…

– Ты так считаешь?

– Представь себе здесь два десятка человек.

– Почему два?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)