Алтай

Егор как-то странно напрягся, а веник безвольно повис в его руке.

— А что? Я что-то не то сказала, — растерялась Людмила.

Наконец, Егор ожил и, протянув руку в её сторону, восхищённо выдавил,

— Рубенс!

Заинтригованный происходящим я поднял голову, и тоже замер, поражённый открывшимся зрелищем.

Тонкая белая батистовая рубашка на супруге сразу промокла от пота, явив миру формы достойные кисти великого мастера в первозданном виде.

Людмила быстро окинула себя взглядом,

— А ты что пялишься, старый греховодник? – возмутилась она и заметно покраснела то ли от смущения, то ли от удовольствия.

— Да, ладно тебе, племяшка, — попытался разрядить обстановку Егор. – Отцы-деды наши всегда всей семьёй парились – жар берегли. Ну, погорячился я – не Рубенс, а Кустодиев. Давай лучше я и тебя попарю. Только рубашку сними, толку от неё – как стеклянная.

— Попарить, говоришь? Хорошо, — Людмила выбрала новый берёзовый веник, размочила его в кипяточке и вдруг наотмашь хлеснула им по лоснящейся довольной физиономии дядюшки.

— Убивают! – дико заорал Егор и выскочил во двор.

В сумерках он и не заметил, что две соседушки, прислонясь к его забору, заболтались о ценах на картошку и огурцы.

— Ты, дыви. Дядько совсем голяком бигае, — поразилась пышнотелая Оксана, предков которой когда-то привезли на Алтай в столыпинских вагонах с Украины. – А ще млицинер.

— Так он что, при погонах париться должен, — возразила худощавая и бойкая Верка.

— Ну, хоч бы самый срам прикрыл!

— У кого срам, а у него достоинство. Мужик вдовый давно, что ушами-то хлопаешь. Твой–то алкаш уже давно на кладбище, а этот и не пьёт почти.

Егор, увидев нежданных свидетелей, целомудренно прикрылся веником.

— Ну, может, и дело ты говоришь…, — начала было Оксанка, когда из бани следом за Егором выскочила Людмила, повязавшая вокруг бёдер банное полотенце.

— Дыви. С чужой бабой парится! А ты говоришь…

Я высунул голову в окно,

— А ничего девчата-то, Веруня и Ксюша — расплылся я.

— О! При родном муже парятся. Извращенцы городские!

— Дура, ты Ксюха! Это племяшка его Людка со своим с мужем погостить приехала. Одетая она – разуй глаза-то.

Верка сразу пошла в атаку на Егора,

— Ты что это, обиду затаил на Оксанку-то. Дорогу к ней забыл совсем.

— Какие обиды! Вот гости дорогие приехали.

— Так зови и нас в воскресенье-то, Егорушка, познакомимся мы с нашим большим удовольствием, если угостишь хорошо.

Растерянный Егор только смущённо кивнул головой.

— Вот и договорились, жди, — довольная Верка ткнула Оксанку в крутой бок.

Вечером, когда вымытые до блеска и взбудораженные новой обстановкой, мы начали было слишком громко возиться в спальне, Егор постучал в дверь.

— Тише вы, молодые. Тут кругом вдовы одни как в войну. Услышат – прибегут, мужиков-то нет почти.

Автор: Владимир Брусенцев

По образованию - филолог английского языка, переводчик и преподаватель. Начинал писать, как все, с поэзии. Однако, затем судьба свела меня с ветераном Чеченской войны, спецназовцем, в одном купе поезда "Стрела" Нижний Новгород - Москва. Потрясённый его пронзительной историей, рассказанной во время нашей многочасовой беседы, я написал свой первый рассказ о сложной судьбе чеченского мальчика в районе боевых действий. Так я стал прозаиком.

Алтай: 10 комментариев

  1. Не люблю детективы, но от этого не могла оторваться. Написан просто здорово! И такое всё знакомое: Алтай, горные ледяные реки, баня «по чёрному», рыбалка с одной стороны и «преступление и наказание»—с другой. И остаётся какое—то светлое, а не тягостное чувство. Спасибо, Владимир. Дальнейших творческих удач, вроде этой!

  2. Читал и с ужасом думал, а если там в глубинке везде так. Мы живём каждый в своей сфере и редко пересекаемся, но когда пересекаемся, жуть берёт. Написано хорошо. Удачи.

  3. @ Анна:
    Сердечное спасибо, Анна! Алтай не чужой край для меня — село Брусенцево — наше родовое. Село преселенцев. Немного изменил название в рассказе. Это чудесный край — он очистится от скверны.Место действительно уникальное. Писал с любовью. Вам радостной чистоты восприятия жизни и удачи в творческих замыслах!

  4. @ val_338122@mail.ru:
    Спасибо, Владимир! В глубинке такое не редкость. Особенно отличаются Урал, Сибирь, Поволжье. Лишь недавно взяли в Кургане знаменитого Пашу Цветомузыку. А архары, Миша и кедрач, увы, родимое алтайское. Болею душой — все мои предки по отцу с Алтая. Но всё когда-нибудь очистится от бандюков. Надо верить. Новых творческих удач Вам!

  5. @ Peresmeshnik:
    Владимир, тогда Вам, наверное, будет интересно прочитать мою миниатюру «У нас все такие» (о Вашем земляке), опубликованную на этом сайте в июле.

  6. Понравилось.От меня 5! Всё совпало в ВАШЕЙ работе и описание природы и человеческой сущности.Дальнейших ВАМ удач!

  7. @ bianka.ry:
    БОЛЬШОЕ СПАСИБО, ЛЕНА! РАД, ЧТО ПОНРАВИЛАСЬ РАБОТА! ПРИРОДА ТАМ УДИВИТЕЛЬНАЯ, ЛЮДИ — ТОЖЕ. ВАМ УДАЧИ И ВСЕГО ДОБРОГО!

  8. Владимир, добрый вечер!
    Прочла ваш рассказ. Читается легко. Слог хороший. На мой взгляд, у вас с каждым произведением получается всё лучше и лучше.

  9. @ Светлана Тишкова:
    Большое спасибо, Светлана! Очень рад этим словам — в прозе я не очень давно. Но, думаю, не свой выбор я сделал. Стихи отлично передают чувства, переживания, настроение, любовь к женщине и родине. Но мне мало. Никогда не читал стихов,скажем. о криминале, болезнях. Хотя, наверно, существуют. Всё-таки тут проза лучше, мне кажется. Удачи Вам и всего доброго!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)