Может, я плохо научилась молиться?

— Помню, дали  нам  карточки на  полтора пуда  картошки. Бабушка полдня простояла в очереди, мама с утра до ночи работала на заводе, а я одна дома. Бабули все нет и нет. Я пошла ей навстречу. Долго шла. Потом вижу, она тянет мешок по земле, поднять-то его не может. Я побежала помогать. Да какая с меня помощница? Семь лет мне. Тянули, тянули этот мешок. Осталось только дорогу перейти к нашему дому, а сил уже нет. Бабуля упала на мешок и разрыдалась. И я заплакала. Лежим на мешке и плачем, а бросить мешок нельзя – с голоду умрем. Сосед увидел нас, помог до квартиры донести. До сих пор ту тяжесть чувствую… Все время хотелось есть. Мы, дети, собирались во дворе и говорили о том, что до войны мы любили булочки, сладкий чай и конфеты. А теперь хотелось картошки и хлеба, — Муза Алексеевна взяла из вазочки шоколадную конфету, повертела в руках.

– Раньше война, теперь — сахарный диабет. Так и не наелась я конфет…  Однажды  мама сильно заболела. Признали плеврит легких. Врач сказал: необходимо хорошее питание — сливочное масло, мед, молоко.  Для  нас это  было  что-то невероятное. Маминой зарплаты хватило бы на двести грамм масла. А тут каждый день надо усиленно питаться. Мне так жалко было маму. Я сказала бабуле: «Давай продадим моих кукол и платье с васильками». У меня было две куклы — большая и маленькая. Одна была целлулоидная, сантиметров шестьдесят, с волосиками. У неё ручки, ножки, глазки двигались: открывались, закрывались. Мне её папин друг, военный, незадолго до войны привез из Риги. Мама ей платьице красивое сшила, шляпку, ботиночки. Это была моя любимая кукла Марта. Другая  из папье-маше была, та поменьше. Мальчик-пупс. У него глазки нарисованы были, ручки и ножки двигались. Кукол мы обменяли на молоко, мед и синего цыпленка. Я старалась не плакать, но заплакала. Тихо так, ладошками лицо закрыла и плачу. Бабуля обняла меня крепко, плачет вместе со мной и шепчет: « Мы тебе после войны таких кукол купим, даже лучше, чем эти!» А когда платье продали, я  подумала, вырасту, стану портнихой и сошью себе много платьев: и с васильками, и с розами, и в горошек и обязательно с бантиком.

Муза Алексеевна подложила Елене Сергеевне кусок пирога.

— Вы стали швеёй? – спросила Леночка.

— Стала. ПТУ закончила, потом текстильный институт. Всю жизнь проработала в ателье, сначала закройщицей, потом швеёй, а уж потом директором ателье.

— А мама выздоровела?

— Выздоровела, слава Богу. Продуктов этих нам на две недели-то и хватило. Мама делила их с нами, иначе не ела. Каждый день мы с бабулей молились подолгу, со слезами. И мама постепенно пошла на поправку. До конца жизни она не болела легочными заболеваниями. А прожила она восемьдесят семь лет. Я тогда подумала, что научилась молиться.

— А кукол вам бабушка купила?

— Нет, не купила. Бабушка умерла в конце сорок шестого от дифтерии. Странно, правда? За всю войну она не болела серьезно. Не доедала, не досыпала, пережила сына, выходила маму, меня растила и не болела. А тут как будто что-то в ней сломалось. Перестала бороться. Я уже умела молиться долго и сердцем, а она умерла… Просто устала. И я её отпустила. Долго держала её мертвую руку, а потом отпустила. Мама думала, я тоже заражусь дифтерией, и попросила меня научить её молиться. Я научила. Она за меня молилась день и ночь, и всю жизнь. Уже после смерти бабушки я заметила у мамы прядь седых волос. А руки у неё какие были —  жилистые, избитые войной. И глаза… Глаза старого человека. А ей только тридцать пять! Худенькая, маленькая, но такая сильная, — у старухи по щекам медленно ползли слезы, набегая друг на друга. Она вытирала их по-детски, тыльной стороной ладони.

Автор: Светлана Тен

Добро пожаловать! Посторонним вход не запрещен!

Может, я плохо научилась молиться?: 9 комментариев

  1. Светлана,здравствуйте! Прочитала. Ощущения тяжести на сердце-это хорошо. Тема глубокая и бесконечная для обсуждения.След войны…в каждой отдельной жизни…
    Молись, не молись-оружие должно работать где-то…..и снова содрогается планета….и гибнут люди в жерновах войны.
    С уважением,

  2. Очень тронуло! Низкий поклон автору за это произведение. моя бабушка( царствие ей небесное) пережила это страшное время, она много рассказывала мне о войне. Представляю как страшно было находиться там, если мне страшно было даже слушать. Замечательно написано! Просто сказать,что мне понравилось- это ничего не сказать.

  3. Я тоже,как Муза Алексеевна,дитя войны, я тоже писала о своём военном детстве.Светлана, Вы своим рассказом разбередили мне душу.Очень трогательно написано, всё так и было. Мы детства не видели, теряли отцов, голодали. Молодец, отличный рассказ. Пусть читают люди и знают, какую беду всем несёт война. И пусть не забывают тех, кто в нашу страну вернул детям детство. Спасибо Вам!

  4. Прекрасно написано, глубоко, сильно, честно и искренне!
    Вы молодец! Это настоящее творчество! Продолжайте писать, Светлана!
    Слова, проникающие в сердца и способные растормошить равнодушие людей, всколыхнуть чувства — очень нужны и важны миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)