Отступники

Волчью сытью я ранен сердечно,

Может быть и Господу – враг.

Черный ворон приходит, как вечер,

Как сгустившийся в комнате мрак,

Ощущаю я в нем фигуры,

Каплет свечки небрежный воск.

Черный ворон и волк мой бурый, —

Мирозданья грызущие кость!

Не остыть мне, не стать пластмассовым,

Человеком из вашего ряда,

Вашей новой взращенной расы

Наподобие лоз виноградных,

И в Христа я не верю нисколечко,

Д а и Буда пресветлый далек, —

Через год или два быть покойничком, —

Не шали у свечи мотылек!

Тундра — тундра, ответы — вопросы,

Через год иди два я умру,

Не хочу умирать, но за космы,

Ведь потащат в стальную траву.

Лучше стану косматым, ужасным,

Чтобы проклял меня Христос,

Чтобы в Вечность прыгнуть, как в ясли,

И вкусить ее наперед.

Да, вкусить, положить на лапу,

Да, смеяться, как скользкая тварь,

А из Ада выйти по трапу,

Прихватив для острастки Грааль.

Красоту посажу на колени,

Не кому ее не одам,

Даже если из праха Ленин

Вдруг появится, не кем не зван.

Соберутся лихие люди,

Поведут меня на костер.

Отсмеются женские груди

Ой, Собор ты мой, ой, Собор…

Отсмеются собой влагалища

— Да мети ты нас хоть метлой…

Что угодно, любое пристанище —

– Нам и в смерти остаться собой!

Но гореть мне придется мальчиком,

Прижимая Грааль у колен

— Сашей, Мишей, Данилом, Ванечкой —

Что неважно для стаи гиен.

И тогда уже ветер вольный

Понесет меня, понесет

Будут вздрагивать колокольни

И вернется в усадьбу Блок,

Отступники: 8 комментариев

  1. http://www.k-malevich.ru/images/img/Na-senokose.jpg
    В этой усадьбе соберутся Казимир Селивестрович и Сан Саныч, мать Франца Феликсовича Кублицкого-Пиоттуха их чаем укрепит, и напишут они декрет про избавление от классиков в литературе и живописи. Со стены гостинной их будет благословлять на государственные дела поднятой ладошкой улыбающийся портрет Владимира Ильича в кепочке и с гвоздичкой в лацкане. Казимир Селивестрович отправится государственные архивы в Кремле жечь, а Сан Саныч станет дальше воспоминания писать, как допрашивал в Чрезвычайной Комиссии старорежимных министров и чиновников.

  2. Уже лучше, но первое слово в первой строке должно быть «Волчьей», А Ленин НИ кем не зван. А ещё не ясно, почему Грааль в аду оказался. Похоже, не фоне вялотекущей, ангедония героя плавно перетекла в нигредо.

  3. Это фантазии, милейший. Я не работаю над словом практически. И лучшие на мой субъективный взгляд лишь только те, где моя фантазия проявилась больше, бурнее что ли, выразительней, а не где вместо волчьей я написал волчью. Что касается Грааля тут все очень просто, Грааль для меня Красота, а учитывая ваше педерастическое общество, красота может находиться только в аду.

    Кстати, стих не случайно выглядит обрубленным. Вторую часть я просто постеснялся скинуть.

  4. Адольф Гитлер был посланником Неба, рыцарям в блестящих доспехах, миссией — я его здесь злодеем сделали. Черное — белое, белое — черное.

  5. @ Antipka:

    Ты знаешь, литература состоит не только из слов. Допустим, Золотой ключик, написан самым простейшим языком который только можно вообразить, но совершенный шедевр и одно из лучших произведений, что я когда-либо читал. Учитывая необычайную легкость написания, можно предположить, что Толстой написал эту книженцию за пару дней. Он ее по сути не писал. Не писал словом. Нафантазировал на бумаге, и все. Яркость персонажей сравнимо сс яркостью Денни (Паланика) и Гренуя (Зюскинда). Из этого простой вывод – все гениальное просто.

  6. @ Алексей Киселев:
    Алексей Киселев написал:

    Вторую часть я просто постеснялся скинуть.

    Спой цветик, не стыдись! (нам интересна глубина вашего падения.)
    Ваши постоянные оговорки по Фрейду просто изумительны. Глупо противопоставлять себя обществу, характеризуя его в негативных выражениях, одновременно адресуя ему свои вирши. И выдавать неграмотность и опечатки за некую фантазию, очевидно недоступную простым смертным, тоже глупо. Не случайна я вспомнил ваше давнее «несуся шаром».
    Не сомневаюсь, вы в курсе, что «Золотой ключик» это переделка приключений Пиноккио. Безусловно, талантливая вещь для детей и недорослей изрядного возраста, но не гениальна, ибо вторична. Этакий ремейк. А гениальность не может быть вторичной априори. Таких произведений немало, первое, что сразу вспоминается — «Волшебник изумрудного города». А если покопаться в дебрях этого вопроса, можно даже обнаружить, что в глубоких истоках Незнайки, лежит давно всеми забытый Мурзилка.

  7. Мой дорогой, тролл, спорить свами не буду. Пусть все так что вы говорите. Обо мне, естественно. Но уровень Золотого Ключика и Волшебника изумрудного города просто не сопоставимы. Как скажем, честно, Берроуза и Сорокин. Если вы не понимаете разницы между золотом и серебром или, делаете вид, что не понимаете, о чем с вами говорить?

    «нам интересна глубина вашего падения»

    Всем интересна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)