Бегу

Правда! Мамка  сделала  удочку. К  верхушки  хворостины  примотала  белую  нитку, привязала  крючочек, а  поплавок  вырезала  из  винной  пробки. Ух, ты! Вот  это  да! Схватив  удилище, попробовал  его  и  так, и  эдак. На  плечо  положил, в  одной  руке  подержал, в  другой, сымитировал  заброс. Классно!

Накопав  червей  в  консервную  банку  из-под  кильки, помёлся  на  Лиску. Под  островок. Под  тот  самый, на  который  еле  вполз…

Спустился  по  тропинке, перешёл  мостик  и  вбежал  на  другой  берег. Свернул  вправо. Меж  берегом  и  островком  лениво  протекала  мелкая  тёплая  протока. Мы  любили  в  ней  греться  после  длительного  купания. Протока, удаляясь  от  острова, ныряла  в  глубину, укрывалась    кугой  и  ряской  за  ближайшим  порожистым  изворотом. Вот  туда-то  и  направился на  первую  самостоятельную  рыбалку.

Волнение  и  желание  поймать  рыбу  настолько  переполняли, что  бил  лёгкий  озноб. С  трудом  нацепив  извивающегося  жирного  червяка, забросил  снасть. Нитка-сороковка  замысловатой  линией  легла  на  речную  скатерть  и  не  хотела  опускаться  вниз. Прыткие  мальки  набросились  на  приманку, дёргали  из  стороны  в  сторону. Видел, как  они  нахально  объедали  червяка  и  не  знал, что  делать… В  раздражении  выдернул  нить  из  речки. Насадил  очередную  навозную  жертву  и  снова  забросил  в  водную  голубень. Сороковка, намокнув, медленно  стала  погружаться. Не  успела, как  следует  опуститься – поплавок  резко  побежал  в  сторону! Со  всей  дури  дёрнул  удилище  и  увидел  сорвавшуюся  от  рывка  рыбку, которая, совершив  высоко  в  воздухе  кульбит, шлёпнулась  об  воду, вильнула  хвостиком  и – была  такова! Подобным  образом  убежало  ещё  несколько  штук. Я  дёргал, злился, злился, дёргал! А  потом  неловко  подвернулся  ногой  об  одну  из  коровьих  выбоин, и  вместо  рывка  получилась  подсечка. Первая  добыча  сошла  с  крючка  на  берегу, стала  прыгать, скакать  в  траве. Как  молоденький  коршун  метнулся  к  ней, прихлопнул  обеими  ладошками, сжал  и  почувствовал  в  них  трепещущую  краснопёрку. Рассматривал  её  долго  и  внимательно, словно  видел  впервые. Налюбовавшись, посадил  на  кукан  из  ветки  хвороста. Следующую  рыбёшку  подсёк, как  положено. И  следующую. Десятка  два  плотвичек, уклеек  и  окушков  составил  тот  улов. Шёл  домой  довольный  и  гордый  с  надеждой  встретить  кого-нибудь  из  прохожих, чтобы  услышать  комплименты  в  собственный  адрес. Увы, мой  триумф  человечество  не  заметило  и  не  отметило. Правда, похвалы  всё  же  удостоился. От  бабушки. Она  почистила  улов, пожарила, залив  яйцами.

Я  вообще-то  компанейский  мальчишка. Люблю  ватажиться  со  сверстниками, ходить  в  балки, выливать  сусликов, играть  в  футбол, в  лапту  и  в  прочие  забавы. Но  люблю  и  один  оставаться. Почитать  книжки, побродить  вдоль  Лиски. Так  увлекательно  наблюдать  по  весне, например, за  распускающимися  красноватыми  почками  клёна  или  увидеть  первоцвет, что  сторожко  вылез  из  пока  холодной  земли  и  вытягивающийся  к  солнышку. Изумрудная  вокруг  трава, как  маленький  ёжик, щетинится  мягкими  иголками, которые  позже  развернуться  в  листья. Ещё  дует  низовой  ветер, ещё  облака  несут  студёные  капли, но  бесстрашные  мураши  спешат  на  разведку, ищут  места  добычи  провианта, а  над  ними  трепещут  бабочки… Всё  такое  хрупкое, нежное, беззащитное, да  побеждает  стынь  и  непогоду. Всякий  раз  удивлялся  подобному  парадоксу. И  искал  в  любое  время  года. Если  не  находил, обязательно  встречал  что-нибудь  занятное, залегающее  в  душу.

Однажды  видел  прямо-таки  диво  дивное.

Бегу: 1 комментарий

  1. Уважаемый автор!
    Ваше произведение находится на обсуждении в жюри. Результаты обсуждения вы сможете увидеть на форуме после 17 мая в разделе «Новости из закрытого форума».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)