Бегу

Завязанной  майкой  ловили  пескариков  и  у  нефтебазы. Нефтебазой  хуторяне  называют  заправку, расположенную  в  одном из  изгибов Лиски  между  Качалиным  и  Островом  со  своими  бочками, цистернами  и  агрегатами. Там  русло  петляет  в  низине  с  редким  кустарником, но  с   густой  муравой, где  обожают  прятаться  змеи  с  ужами. Речка  в  том  участке  неширокая  и  быстрая. Выбрав  быстрину  поуже, мы  расходились  в  разные  края. Один  из  нас  опускал  майку  в  течение, остальные  с  криком, гиканьем, с  брызгами  прыгали  и  скакали  навстречу. Гнали  пескарей. Те  испуганно  шарахались, некоторые, особо  смелые, прошныривали  между  нашими  ногами, убегали  в  раздолья. Большинство  же, очумев  от  гама, попадали  прямёхонько  в  «сети». Улов  вытряхивался  на  берег  и  весь  процесс  «рыбалки» повторялся  вновь. Иногда, чтобы  попугать  товарищей, кто-нибудь  истошно  орал: «Змея!» Огольцы  вымахивали  на  сушу, озирались  вокруг, всматривались  в  воду. Гадин  не  наблюдалось. Хотя, бывало,  ужи  или  змеи  проносились  в  стремнине  меж  лодыжек  рыбачков. Сначала  те  цепенели, потом  стремглав  выметались  на  землю. А  уж  потом – пугались. Испуг  читался  на  всех  лицах! Через  минуту-другую  самый  «храбрый»  отходил  от  пережитого  и  начинал  смеяться  над  друзьями. Глядя  на  гоготавшего приятеля, кто-то  нервно  хихикал, затем  хихиканье  перерастало  во  всеобщий  истерический  хохот. И  уж  после  этого  начинались  воспоминания  о  произошедшем, подковырки.

— Вовка, ну  и  лицо  у  тебя  было! Ха-ха! Длинное  и  белое. Труханул  ты  здорово!

— А  сам-то?! Чуть  из  трусов  не  выпрыгнул, когда  из  Лиски  бежал.

Вдоволь  поёрничав, вновь  забродили  в  речушку.

Наловив  рыбки, разжигали  костёр, варили  ушицу. Вместо  чаю  хлебали  чистую, прозрачную воду  Лиски (видно  каждую  песчинку  на  дне).

Ещё  любили  ходить  купаться  «под  островок»  или  «к  деревянному  мостику»  возле  колхозной  плантации. Сама  плантация  с  выращиваемыми  на  ней  помидорами, огурцами, капустой  и  прочими  овощами  раскидывалась  на  высоком  правом  берегу. Под  его  крутизной  соседствовали  тополя, вербы, осока, камыши, которые, смотря  на  погоду, то  перешёптывались, то  громко  шумели. По  отлогу  сбегала  вниз  тропка  и  вела  к  посеревшему  мостику, что  маскировался  в  зарослях, соединяя  берег  с  большим  островом. Остров, в  отличие  от  собрата  на  «озере», разнообразил  собственные  контуры  многочисленными  мысками  и  бухточками. Самый  широкий  выступ  любопытствующим  носом  упирался  в  просторную  и  глубокую  заводь. Тут  всегда  хорошо  брались  крупные  серушки  с  краснопёрками. У  левого  берега  грелся  островок  поменьше. Песчаный. Без  единого  кустика. Своим  песком  островок  щедро  делился  близлежащим  дном, вразвалку  уходящим  в  сумрак  глубины.

Здесь  я  тонул.

Бегу: 1 комментарий

  1. Уважаемый автор!
    Ваше произведение находится на обсуждении в жюри. Результаты обсуждения вы сможете увидеть на форуме после 17 мая в разделе «Новости из закрытого форума».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)