заря

Сторонники печали мутной,

Предшественники перламутров,

Враги, друзья, весь сброд хлыстовский,

Сегодня я на Паустовской

Сигару спичкой поджигал.

Все небо было синим — синим,

Ни облачка на нем, ни птиц.

Крестясь, по-бабьи, тени длинны,

Деревьев грохалися вниз.

Прохожие вертелись словно мухи.

Язык болтал при видя с чудаком,

Я изнывал и погибал от скуки,

Грозя подъездам сжатым кулаком.

Но никого, конечно, не обидел,

И никого, конечно, не пришиб,

Привязанный прикрученный к планиде

Прочитанных прохристианских книг.

Я покрутился, посидел на лавке,

Уставился в пленительный задок,

Представил, как вгоняю в него «палку»,

И сжался, возбудившись на чуток.

Недолго побродив по дебрям Сочи,

Как Фигаро был там, был здесь,

Я понял, время идет к ночи,

И почему-то захотелось есть.

Я вышел к синему проспекту, —

Тогда и загудели фонари, —

Еще я не был ни в единой секте,

Зато ни раз входил в лицо Зари.

И я сгорал… священным синим дымом

Я подымался над обглодками домов,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)