Виктор Пирогов. Повесть. Дядя Гоша.

В карауле стоял артдивизион, и он надеялся на какого-нибудь знакомого, но нет, не видно было никого, никто не дал ему закурить, и есть на ночь не принесли, в ней не давали «разносолов», не положено, пока не оформят.

Он успокоился, смирился, наверное, что ли и тупо сидел ни о чём не думая, просто сидел, пока не забрезжил рассвет.

Часов в десять, его вывели в туалет, поднялся кое-как на не разгибающихся ногах и, держась за стены, поковылял в сортир, затем к начальнику этого замка Иф, вся комната была в дыму, стена напротив еле проглядывала, и неожиданно раздался знакомый голос.

-О –о, Николай, ты как здесь оказался, я то ладно прописан тут, а ты-то не пьёшь ведь, за что тебя посадили – и из дыма вынырнул младший лейтенант Макаренко.

Он был завсегдатаем здесь и считал её вторым домом, была у него персональная камера с приёмником и прочими «удобствами», из-за пьянки он не мог подняться выше капитана как его сверстники, многие тоже были пропойцами, но как-то держались.

Этот же в открытую не хотел служить, считая свой выбор в молодости крайне ошибочным и глупым – стать профессиональным защитником социалистического отечества и ждал, когда его выгонят подчистую – по собственному желанию и просто так, из армии было не уйти и постоянно ходил разжалованный.

Были они знакомы и Макаренко не был идиотом и служакой как другие, подобные Самойлову, с солдатами вёл он всегда как с ровней себя и пил бывало с ними, Колька его раз-два, возил в посёлок за водкой.

-Ну что молчишь-то, Гена, за что его приволокли – обратился он к начальнику, тот помолчал и ответил.

-За оскорбление офицерской чести и драку с ним, судить его будут Николай – Макаренко тоже так звали.

-А кого он обесчестил, кого избил-покалечил, насколько я его знаю, он спокойный парень, за что ты его и кого?

Колька молчал, от усталости, голода и унижения было тошно ему, просто молчал и всё, опустив безвольно голову.

-Самойлова избил и оскорбил он – а за что – поинтересовался Макаренко.

-Бабу он вроде у него увёл, что ты не знаешь его, прохвоста – проговорил начальник с раздражением.

-Да, дела и как, здорово ты его отделал хоть, Коля – но Колька снова молчал, зачем ему это всё, видишь судить будут, обидел суку его, оказывается, ишь, обидчивый какой…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)