ЩЕ НЕ ВМЕРЛА УКРАИНА, НО ЕСТЬ ЛИ У НЕЁ БУДУЩЕЕ. Глава 8.

Имя одного из лучших советских (русских) поэтов прошлого века Юлии Владимировны Друниной было хорошо известно многим миллионам любителям поэзии. После начала Великой Отечественной войны, она, как и многие её сверстники в годы ВОВ, прибавив себе год (во всех её документах впоследствии было написано, что она родилась 10 мая 1924 года), шестнадцатилетняя Юлия Друнина записалась в добровольную санитарную дружину при Районном обществе Красного Креста, работала санитаркой в главном госпитале Москвы. Окончила курсы медсестёр. В конце лета 1941 года, с приближением немцев к Москве, была направлена на строительство оборонительных сооружений под Можайском. Там, во время одного из авианалётов, она потерялась, отстала от своего отряда, и была подобрана группой пехотинцев, которым нужна была санитарка. Вместе с ними Юлия Друнина попала в окружение и 13 суток пробиралась к своим по тылам противника. Оказавшись снова в Москве осенью 1941 года, она вскоре вместе со школой, в которой директором был её отец, была эвакуирована в Тюменскую область. После того, как в начале 1942 года её отец умер, она уехала в Хабаровск, где стала курсантом Школы младших авиационных специалистов (ШМАС). Через некоторое время девушкам — младшим авиаспециалистам объявили, что их вместо отправки в боевые части переводят в женский запасной полк. Перспектива оказаться вдали от фронта казалась для Друниной ужасной. Узнав о том, что девушек-медиков, в порядке исключения, всё-таки направят в действующую армию, она спешно нашла своё свидетельство об окончании курсов медсестёр и уже по прошествии нескольких дней получила направление в санитарное управление 2 Белорусского фронта. По прибытии в 667 стрелковый полк, Друнина стала санитарным инструктором, оказывала медицинскую помощь раненным бойцам полка, но в 1943 году была сама тяжело ранена – осколок снаряда вошёл в шею слева и застрял всего в паре миллиметров от сонной артерии. Не подозревая о серьёзности ранения, она просто замотала шею бинтами и продолжала – спасать других. Скрывала этот факт до тех пор, пока не стало совсем плохо. Очнулась уже в госпитале и там узнала, что была на волосок от смерти. В госпитале, в конце 1943 году, она написала своё первое стихотворение о войне, которое вошло во все антологии военной поэзии:

Я только раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)